- Разное

Берендеево торфяники рыбалка: Болото: нам нечего ждать и не на кого надеяться

5 — Археология — Берег мой

Существует ли предопределенность? Иногда мне кажется, что будущее приоткрывается нам, но, уверенные в невозможности его совмещения с настоящим — не в общих закономерностях, а в деталях, сугубо личных,- мы его не узнаем, и только много времени спустя с удивлением обнаруживаем, что будущее, ставшее настоящим, уже давно сопровождает нас по виткам жизни. 

 Над моим письменным столом висит маленький этюд Сергея Чехова: низкие сплошные облака, рыжеватые оттенки осенней, начавшей вянуть травы и уходящие к далеким, синеющим лесам лилово-коричневые пространства торфяных разработок Берендеева болота. Этюд был написан во время нашего путешествия по Владимиро-Суздальской Руси, задолго до того, как я поднял свой первый неолитический черепок. И как раз на этих самых торфяных полях было найдено поселение берендеевцев, развернувшее мою жизнь в совершенно новом направлении. 

 Примерно так произошло и с Ивановским болотом. Подобно Берендеевскому болоту, Плещееву озеру и озеру Неро, оно входило в цепь обширных мелководных водоемов, возникших в последнее межледниковье, пережило валдайское оледенение и с началом потепления в голоцене начало быстро зарастать.

Остатки древнего озера, сохранившиеся возле села Ивановского, двадцать лет назад были спущены в реку Нерль Клязьминскую, протекающую через торфяник, и с этого момента начинается его новая история — уже как обширных торфяных разработок. 

 На Ивановское торфопредприятие я попал в первое лето переславских разведок. За год или два до того директор торфоразработок В. М. Корольков, страстный охотник и краевед, обнаружил на одном из островов-суходолов остатки неолитической стоянки. На этом месте я собрал довольно много черепков с ямочно-гребенчатым орнаментом, кое-какие кремневые орудия, обломки костяных орудий и кости животных. Большая часть стоянки оказалась разрушена магистральным каналом. Несколько лет спустя небольшие раскопки на этом месте вела И. К. Цветкова. 

 Снова на Ивановское болото я приехал через девять лет, уже после открытия берендеевского поселения, когда вместе с палеоботаниками, изучавшими переславские торфяники, мы осматривали места возможных новых находок. 

 Пока палеоботаники замеривали и описывали слои, вырезали образцы для пыльцевого анализа, к нам подошел один из рабочих. Полюбопытствовав, что мы здесь делаем, и повертев в руках черепки, он сообщил, что такие вещи ему случалось находить не раз, и не только здесь, но и в нескольких километрах отсюда, на другом таком же суходоле, вокруг которого еще только расчищают торфяную залежь. 

 Туда мы и отправились. 

 Подобно прежним, суходол этот был невысок, но оказался не глинистым, а песчаным. Он был завален деревьями, грудами выкорчеванных и стащенных сюда пней, и по его краю шла свежая валовая канава, выводящая воду в Нерль Клязьминскую, которая протекала рядом. 

 На этот сухой островок, так близко расположенный у реки, человек приходил в древности неоднократно. Экскаватор, прокладывающий канаву, и бульдозер, корчевавший пни, изрядно взрыли его поверхность. Карабкаясь по отвалам, забираясь в ямы, я собирал валяющиеся вокруг черепки без особого энтузиазма. Таких мест много, но для археолога они мало привлекательны. Берендеевские черепки здесь были перемешаны с ямочно-гребенчатыми, с ложнотекстильной керамикой, с керамикой типа Рождественской стоянки, и все это в слое песка не более тридцати — сорока сантиметров толщиной: глубже шел чистый озерный песок.

 

 Раскопки представлялись бесполезными, а о том, что само наличие определенных археологических комплексов может служить признаком последовательности колебаний уровней водоемов, тогда я еще не догадывался. 

 Приближался полдень, солнце пекло все жарче. От испарений, идущих из влажного торфа, начинала болеть голова. Палеоботаники, бросив беглый взгляд на канаву и суходол, уже собирались уходить, когда что-то заставило меня задержаться. Подобно собаке, вынюхивающей затаившиеся под землей и невидимые глазу трюфели, я снова и снова обходил бугорок суходола, карабкался по стенкам канавы и, наконец, вышел по ней к южному берегу бывшего острова. Восточную часть суходола канава разрезала напрямую. Здесь же, огибая древний остров, она резко поворачивала к западу. Берег был довольно крутым. Так получалось, что северная стенка канавы оказалась песчаной, а южная, вплоть до самого дна,- торфяной: канава прошла как раз по границе суши и торфа. 

 Рассматривая торфяную стенку, я заметил торчащие в ней черепки, причем на разной глубине.  

 Черепки всё и решили. Не слушая протесты палеоботаников, я принялся зачищать эту стенку. С первыми ударами лопаты произошло чудо. Черный, однородный, подсыхающий торф, отваливаясь, обнажал разноцветные слои, складывающие всю его толщу. 

 Красноватые, желтые, зеленовато-коричневые, они перемежались то более светлыми, то более темными прослойками. Но проходило несколько минут, и прямо на глазах слоистый разрез темнел, чернел, окисляясь на свежем летнем воздухе, приобретая тот нейтральный шоколадно-черный цвет, каким я привык видеть торф на разработках. В коричнево-бурой гамме терялись тонкие, но явственно видные прослойки разложившегося торфа, в которых оказывались черепки. 

 Об отъезде не могло быть и речи. Приготовив на скорую руку и съев обед, вооружившись ножом и совком, мы до вечера счищали слои торфа, срезая сверху по миллиметру, заворачивая отдельно каждый черепок, отмечая с точностью до сантиметра глубину его залегания, описывая и замеряя слои и вырезая образцы для пыльцевого и радиоуглеродного анализов. 

 То была удача, о которой можно было только мечтать, и связана она была непосредственно с вопросом о «пограничном горизонте». 

 Споры вокруг проблемы «пограничного горизонта» — слоя сильно разложившегося торфа — объясняются его неодинаковостью на разных торфяниках. В одном случае «пограничный горизонт» может заключать в себе один, два и даже три слоя пней, свидетельствующих каждый об очередном осушении торфяника, когда на нем вырастал лес; в другом случае пней вообще может не быть, а один «пограничный горизонт» оказывается разбит на несколько, перемежаемых слоями неразложившегося торфа, свидетельствующего об эпохах обводнений болота и гибели предшествующего леса. В таком случае перед исследователем на разрезе торфяника открывается картина регрессивных и трансгрессивных состояний, где слои разложившегося торфа будут указывать на очередное осушение болота.

 В 1932 году Е. Гранлунд, известный болотовед, выделил в Швеции пять таких прослоек, назвав их «регрессивными уровнями» или «поверхностями обратного развития», поскольку они отмечают время, когда происходит не нарастание торфа, а его разложение и разрушение. Но каждый раз на таком черном слое лежал светлый торф, нижний слой которого отмечал момент, когда болото было снова заполнено водой и все процессы торфообразования возобновлялись. 

 Разница в возрасте между черным слоем и перекрывавшим его светлым на разных торфяниках колебалась в зависимости от местных условий. Точно датировать можно было только начало новой трансгрессивной фазы и очередного накопления торфа. Но все равно нигде этот разрыв не был меньше шестисот лет, достигая в отдельных случаях тысячи двухсот лет. 

 Работы Е. Гранлунда послужили толчком к возникновению нового взгляда на процесс образования торфяников и их хронологию. Первыми это наблюдение оценили археологи, работавшие на торфяных стоянках Дании, Швеции, Англии и Германии. Они обнаружили, что именно с этими регрессивными уровнями по большей части и связаны слои археологических памятников. 

 Подобный подход к изучению торфяников у нас не получил широкого распространения. И не потому только, что болотоведы и палеоботаники обычно работали в отрыве от археологов. Согласно установившейся у нас традиции, палеоботаники предпочитали иметь дело с болотами «верхового» типа, которые питаются за счет грунтовых вод и подземных источников, в противоположность болотам «низинного» типа, вроде Берендеевского и Ивановского, образовавшихся на месте древних водоемов. Как ни покажется странным, болота первого типа меньше зависят от атмосферных осадков, чем болота второго типа, разделяющие одну участь с реками и озерами, чей уровень определяется обилием выпадающих дождей, снегопадами и расходом весенних паводков, целиком остающихся в котловинах торфяников «верхового» типа. 

 Была и еще одна, так сказать, субъективная причина. Изучая большие разрезы на болотах «низинного» типа, палеоботаники могли хорошо видеть «пограничный горизонт», отмеченный пнями, но не замечали тонкие, всего два-три сантиметра толщиной, слои регрессивных уровней, теряющиеся на общем темном фоне торфяной залежи. 

 Насколько существенно оказывалось последнее обстоятельство, я мог наблюдать в тот день, когда разбирал и описывал разрез у стоянки, получившей тогда же название Ивановская 3. Если бы не черепки и свежий срез, на котором тонкие прослойки регрессивных уровней проступали достаточно отчетливо, иной раз я и сам мог бы усомниться в их существовании. Но они были замерены, описаны, и последующий анализ в лаборатории подтвердил, что мы действительно имеем дело с разновидностью «пограничного горизонта». 

 Самым интересным открытием в тот день нам казался факт, что археологические комплексы, перемешанные на суходоле, здесь были разделены прослойками чистого, без находок, торфа. На самом дне, под слоем песка, лежали остатки мезолитической стоянки, соответствующей по времени самой древней регрессии Плещеева озера и мезолитическому комплексу Берендеева болота. Выше,залегали берендеевские черепки. Здесь они оказались старше самого Берендеевского поселения почти на пятьсот лет. Еще выше находились черепки типа Рождественской стоянки, а над ними — обломки горшков с ложнотекстильным орнаментом. 

 Человек забирался на эти маленькие островки только в те периоды, когда водоем зарастал, болото высыхало, поверхность торфяника слеживалась и разрушалась. На эту «поверхность обратного развития» попадали черепки сосудов и каменные орудия только тех людей, которые в это время жили на суходоле. Стоило начаться очередной трансгрессии, подняться уровню вод, как сырость делала островок непригодным для жилья, а нарастающий торф надежно укрывал все следы человеческой деятельности от перемешивания их с более поздними ее следами… 

 Следуя буквенной символике, «формула» поселения Ивановского 3 могла быть записана как ДЖИ, что сразу относило его в группу пойменных, затапливаемых поселений. Правда, с одной, притом весьма существенной, оговоркой. 

 В отличие от берегов Вексы и Плещеева озера, на этом разрезе можно было видеть не только моменты наивысшего поднятия уровня водоема, на что указывали слои торфа, но и сменяющие их периоды великих засух, отмеченных прослойками «пограничных горизонтов». Весь голоцен представал чередованием осушений и обводнений, регрессивных и трансгрессивных фаз, наступавших поочередно и, по-видимому, с отменным постоянством. Каждое такое изменение на разрезе сопровождалось изменением состава торфа и степенью его разложения. Тростниковый торф, на котором лежали мезолитические остатки, сменился через тысячу с лишним лет тростниково-древесным, а тот в свою очередь ольховым, чтобы позднее, в конце 1 тысячелетия до нашей эры, смениться осоковым. 

 Одновременно с изменением состава торфа происходило изменение в составе окружающих лесов. 

 На пыльцевой диаграмме разреза можно видеть, как с наступлением очередной трансгрессии засухолюбивые виды вынуждены потесниться, чтобы дать место влаголюбивым, и наоборот. Более того, рассматривая эту пыльцевую диаграмму как бы внове, я обнаружил поразительный факт, пропущенный в те годы и археологами, и палеоботаниками: наступление очередной регрессии водоема каждый раз предварялось появлением и последующим возрастанием количества пыльцевых зерен полыни — одного из самых засухолюбивых растений. При этом оказалось, что пыльца полыни лежит далеко не во всех слоях торфа. Ее очень много в самых нижних образцах, относящихся к послеледниковому времени, затем она скоро исчезает, а в дальнейшем появляется всякий раз, когда учащаются симптомы засухи. Наоборот, как только начинает нарастать новый слой торфа, что говорит о поднятии уровня вод и увеличении общей влажности, пыльцы полыни становится все меньше и вскоре она совершенно исчезает. 

 «Пиков» полыни здесь было ровно столько, сколько отмечалось на разрезе регрессивных уровней, независимо от их толщины. Больше того, просматривая пыльцевые диаграммы других торфяников, где пыльца полыни точно так же была выделена в отдельный график, я всякий раз обнаруживал примерно одинаковое количество полынных «всплесков». Даже если регрессивные уровни на самом разрезе и не были отмечены. Как я писал, место «пограничного горизонта» определяется на пыльцевой диаграмме торфяного разреза максимальным содержанием в образце пыльцы широколиственных пород — дуба, вяза, липы, ореха, клена. Теперь возникала еще более заманчивая перспектива: выявлять на пыльцевых диаграммах болот и водоемов лесной зоны регрессивные, засушливые фазы голоцена по возрастанию и исчезновению в спектрах пыльцы полыни, а также по ряду других столь же засухолюбивых видов растений.

Плещеево озеро — Россия — Планета Земля

Природно-исторический национальный парк «Плещеево озеро» 

В настоящее время в качестве особо охраняемой природной территории парк находится в подчинении Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации. Сюда, как и раньше, можно приехать отдохнуть, половить рыбу, посетить многочисленные музеи, но сотрудники парка строго следят за соблюдением правил стоянки на берегу, проверяют наличие путевок на рыбалку, объем выловленной рыбы, не допускают сюда моторные лодки.

БОГАТАЯ ИСТОРИЯ

Площадь национального парка — 24 149,11 га, в его составе лесные угодья, акватория озера, дендрологический сад им. С.Ф. Харитонова, земли других землепользователей. В 2002 году создана охранная зона площадью 61169 га, где строго оговорены нормы хозяйственной деятельности. В ее состав входят: весь водосборный бассейн озера Плещеева с Берендеевым болотом; река Трубеж — самая крупная из впадающих в озеро, вытекающая из болота; Половецко-Купанский болотный комплекс, по которому из озера протекает река Векса, неся плещеевские воды в озеро Сомино и далее через  Нерль — в реку Волга, а также город Переславль-Залесский, расположенный на берегу озера. Цель создания национального парка — сохранение уникального природно-исторического комплекса в районе города Переславля-Залесского и озера Плещеева и использования его в просветительных, рекреационных и научных целях.
По этим местам проходили торговые пути из Владимирского Ополья в Великий Новгород. Именно здесь Петр Первый строил свою первую потешную флотилию, которая фактически положила начало российскому флоту. Ботик «Фортуна», первенец петровского флота, по преданию, построенный самим царем, обрел тут вечную стоянку. В древности в этих местах жили финно-угорские племена меря, принимавшее участие в походах князя Олега. Здешний уроженец Александр Невский в 1242 году повел отсюда русские дружины на лед Чудского озера, на битву с немецкими рыцарями.
Эти места расположены на границе подзон южной тайги и смешанных лесов, Клинско-Дмитровской гряды и Волжско-Нерльской низменности, здесь можно встретить таежную кедровку, а рядом — степного удода. В центре этого удивительного края — уникальное озеро Плещеево, или Плещейка, как называют его местные жители.

МАНЯЩИЕ МЕСТА

Ежегодно сотни тысяч человек приезжают отдохнуть на берегу чудесного озера: порыбачить, посетить многочисленные музеи, места, связанные с историей страны, природные достопримечательности. А здесь есть что посмотреть: одиннадцать музеев, в том числе музей заповедника с филиалами, музей «Ботик Петра Первого», музеи утюга, чайников, денег, паровозов, «Дом Берендея», а также многочисленные церкви, монастыри, храмы. Самый известный и древний — Никитский, который был построен на месте языческого святилища. Этот монастырь Иван Грозный считал запасной резиденцией. Сегодня здесь проходят конференции, школы, научно-исследовательские экспедиции… Переславль-Залесский и Плещеево озеро -прекрасное место для подобных мероприятий. Каждый приезжающий сюда старается окунуться хотя бы в одном из многочисленных источников, по поверью, придающих силы и здоровье, прикоснуться к знаменитому Синь-камню, подняться на Александрову гору, высокий безлесный холм на северном берегу озера — место древнего мерянского городища и языческих обрядов. Плещеево принимает всех, и удивительно, что при таком прессе цивилизации озеро живет и остается довольно чистым и прозрачным. Конечно, окрестности уже не так богаты дичью, как в далекие времена, когда здесь появились поселения мерян, да и леса изрядно поредели за годы присутствия «человека цивилизованного».

ПРОИСХОЖДЕНИЕ НАЗВАНИЯ

Одно из первых упоминаний об озере можно найти в Повести временных лет, хотя тогда оно носило название Клещино. Легенд и версий о происхождении названия озера несколько. Чаще всего его производят из слова «плескать» (славянский корень плеск/плещ или мерянский клеск/ клещ) и связывают с неспокойным характером озера. Однако есть и более романтические версии. Рассказывают, что жил в давние времена в окрестностях озера грозный атаман Плещей со своими разбойниками, и боялись люди заходить в Плещеевы владения. А еще рассказывают, что таилось в озере неведомое огромное животное, нападавшее на людей, которого нарекли Плещеем.

ЛЕДНИКИ-ДИЗАЙНЕРЫ

Само озеро и национальный парк расположены на границе северо-восточных отрогов гряды и Волжско-Нерльской низины. Несколько раз наступал ледник на эти места, сдвигая грунт, шлифуя холмы, передвигая гигантские камни, а останавливаясь, формировал гряды конечных морен разного размера. Так образовалась Клинско-Дмитровская гряда, в районе озера Плещеева отроги поднимаются до 252 м на уровнем моря. Отступая, ледник оставлял слабохолмистую местность, покрытую смесью камней разного размера, от мелкой гальки до гигантских валунов, песка и глины, заполняя водами впадины. Талые воды формировали зандровые равнины (низина реки Вексы). Со временем эти места заросли хвойными и широколиственными лесами, а позже, уже под натиском человека, вооруженного топором и плугом, сменились елово-березовыми и осиновыми лесами и пашнями. Так постепенно сформировался современный ландшафт озера Плещеева и его окрестностей: повышенная волнистая местность, расчлененная долинами малых рек. Встречаются небольшие моренные гряды и холмы с крутыми склонами. Вокруг озера небрежно раскиданы валуны, принесенные ледниками. Среди них знаменитый Синь-камень. Есть плоские заболоченные пространства на водоразделах на месте заросших (Берендеевское болото — 5007 га) или спущенных озер.

ЗАГАДОЧНОЕ ОЗЕРО

Природа не сразу раскрывает свои загадки. Озеро Плещеево — одна из них. В том, что ледники -участники создания этого чудесного водоема, никто не сомневается. Известно, что современный облик, если исключить результаты деятельности человека, озеро приобрело примерно 30 тысяч лет назад. Однако геологи, проведя специальное бурение в этих местах, обнаружили более глубокую, до 175 м, древнюю впадину в слоях нижнего плейстоцена (600 тыс. лет назад), которая расширялась и углублялась льдами днепровского (170-250 тыс. лет назад) и московского (125-170 тыс. лет назад) оледенений. Эту впадину, «отредактированную» последующими оледенениями, карстовыми провалами и речными руслами, и заполнили талые воды последнего ледника, сформировавшего современные очертания озера.

О ЧЕМ ЖУРЧАТ РОДНИКИ

Проходя зимой по озеру, можно то тут, то там встретить темные проталины, промытые блуждающими родниками, которых здесь великое множество. По берегам озера бьют ключи, имеющие славу целебных. Чтобы окунуться в них, нужно быть решительным человеком: вода очень холодная: от +3 °С (в Варваринском роднике) до +8 °С (в Казанском). Это связано с тем, что родники прорываются с глубины в 150-200 м. Так и хочется зачерпнуть в пригоршню холодной родниковой воды и напиться… Но подождите! Не все родники — источники живительной питьевой воды. Проверили чудесную воду сотрудники гидрохимической лаборатории Ярославского водоканала и ужаснулись. Бактериологические показатели превышены во многих ключах, причем даже в тех, которые слывут целебными. Есть источники с запахом сероводорода, в некоторых велико содержание железа. Несмотря на прозрачность и видимую чистоту, воду из природных родников лучше сначала кипятить. Однако именно благодаря родникам озеро сохраняет свою неповторимую прозрачность и красоту, а рыба спасается от зимних заморов.

СИНИЙ КАМЕНЬ

Много раз ледовые панцири покрывали эти земли, принося и унося тонны грунта и камней. Один из таких ледников прихватил со Скандинавского щита огромные валуны. Одна из таких каменных глыб овальной формы весом в 12 тонн, размером 32,6 м и толщиной 60-70 см оказалась на берегу Плещеева озера. Синь-камень — так его зовут в народе, а геологи определяют как мелкозернистый кварцевый биотитовый сланец. На самом деле синеватый цвет влажный от утренней росы камень приобретает, отражая небо чешуйками кварца-биотита. Синь-камень — часть языческого святилища древнего городища Клещин, подлинный ритуальный объект языческой Руси. Закрепилась за ним слава чудотворного целителя. Прикоснись — и избавит от любого недуга. Синь-камень — один из самых крупных и почитаемых среди множества других сакральных камней, принесенных ледниками. Ему поклонялись, издалека приезжали за помощью, проводили ритуальные действия. Конечно, церковь не могла с этим мириться. Камень закопали, но через 15 лет он уже был на прежнем месте (склон был размыт, а замерзающий грунт постепенно вытолкнул камень на поверхность). В1788 году валун пытались перевезти через озеро, но он ушел под лед и остался лежать на полутораметровой глубине (говорили даже про пятиметровую глубину). Однако и оттуда уже буквально через год камень начал движение к берегу. Никто не верил рассказам рыбаков, но через 70 лет Синь-камень снова оказался на суше! Считается, что камень двигался с многометровыми подгоняемыми ураганным ветром ледяными торосами, пока льды не вынесли его на берег. Как все происходило на самом деле, остается загадкой. Так или иначе, но вера в чудотворные силы Синь-камня еще больше укрепилась. В последнее время камень стал постепенно погружаться в грунт, и сейчас осталась лишь небольшая площадка высотой около 30 см, хотя еще лет 40 назад он был почти в рост человека. По одной из легенд, камень уходит в преддверии невзгод, а появляется с наступлением светлых времен. Остается надеяться на возвращение Синь-камня!

ЦАРСТВО БЕРЕНДЕЯ

В этих краях куда ни глянь — удивительные, сказочные места, каждое — со своей необычной историей и преданиями. Берендеево болото — одно из них. Образовалось оно около 10 тысяч лет назад, а может быть, и раньше. Болото площадью более 5,5 тыс. га находится на водоразделе бассейнов рек Оки и Верхней Волги. Отсюда берут начало две известные реки, несущие свои воды на разные стороны водораздела: Трубеж впадает в озеро Плещеево, а Малый Киржач — в Клязьму. Удивительно и разнообразно Берендеево болото: есть и верховые сфагновые болота с клюквой, пушицей и причудливо изогнутыми низкими соснами, покрытыми лишайниками, есть и низинные -с зарослями тростника, березняками и ольшаниками. Разнообразие растительности поражает. Здесь встречаются изумительные редкие орхидеи — пальчатокоренники бузинный и Траунштейнера, офрис насекомоносная, а на открытых окнах — заросли кувшинки и кубышки. Трудно проходимо Берендеево царство, но и на его богатства нашлись желающие. С первых лет советской власти начались активные торфоразработки и добыча озерного ила — сапропеля. К сожалению, в 1950-е годы из-за ошибок в устройстве системы осушительных каналов вода перестала поступать в реку Трубеж. В результате Плещеево озеро начало мелеть и зарастать. Для восстановления гидрорежима пришлось создавать сеть прудов и проток. Сейчас добыча торфа остановлена, торфяники заросли кустарниками и стали практически непроходимыми.


НА МЕСТЕ ДРЕМУЧИХ ЛЕСОВ

Цивилизация сильно изменила окрестности Плещеева озера: поля, многочисленные населенные пункты, базы отдыха. Тем дороже сохранившиеся уголки дикой природы. Жаль, что нельзя на машине времени перебраться в прошлое хотя бы на несколько сот лет назад, когда вокруг озера стояли дремучие леса. В северо-западной части — липово-еловые, а в юго-восточной — с примесью дуба черешчатого. Сейчас леса в национальном парке занимают около половины территории, но вместо вырубленных хвойно-широколиственных растут мелколиственные осинники и кислично-черничные березняки, местами можно встретить сосновые боры. С большим трудом отыскивают сотрудники парка островки коренных лесов. Удивительно, но при такой интенсивной деятельности человека флора остается удивительно разнообразной: здесь произрастает 790 видов растений, три четверти которых — аборигены Ярославской области. Имеется в парке и дендрологический сад, где под открытым небом можно полюбоваться на прекрасную коллекцию деревьев и кустарников отечественной и зарубежной флоры.

НЕМЫЕ СВИДЕТЕЛИ ИСТОРИИ

Дубравы сейчас занимают 1% площади парка. Немыми исполинами стоят дубы в Плещеевских лесах, но севернее уже не встретишь этих великанов. Граница распространения дуба черешчатого (еще его называют английским, летним и обыкновенным) проходит как раз по территории парка. Многое повидали они на своем веку, ведь некоторые были свидетелями событий более чем трехвековой давности. Дубы славятся своим долголетием. Только в 100-200 лет они прекращают расти в высоту, к этому моменту, наверное, по человеческим меркам заканчивается их молодость, дальше они всю оставшуюся жизнь растут только в толщину. Дубы-долгожители пользуются заслуженным уважением, и их часто наделяют именами: Дуб Кайзера, Запорожский дуб, Царь-дуб, Стелмужский дуб, Дуб-часовня. По народной примете, распускание листьев дуба предвещает вторые заморозки (первые привязывают к цветению черемухи). Но оказывается, что у дуба есть две формы — ранняя и поздняя. У раннего дуба листья распускаются в апреле
и на зиму опадают, а у позднего — на две-три недели позднее и на молодых растениях остаются на зиму, поэтому народная примета о вторых заморозках при распускании дуба не всегда оправдывается.

ПОЧТИ КАК В ТРОПИКАХ

Орхидеи в северных лесах? Нет ничего невозможного. Конечно, большинство этих красавиц живет в тропических широтах, но оказывается, орхидеи можно встретить и здесь, хотя они редки и, как правило, занесены в Красную книгу. Список видов орхидей, встречающихся в национальном парке «Плещеево озеро», на удивление велик: венерин башмачок и надбородник безлистный, офрис насекомоносная и ятрышник шлемоносный, два вида пальчатокоренников. Интересно, что разные виды орхидей выработали свои приемы для привлечения опылителей. Род офрис довольно необычно решил эту проблему. Их сравнительно мелкие цветки напоминают насекомых или пауков.

Общая площадь национального парка: 24 149,11 га, в том числе водный фонд (озеро Плещеево) — 5098 га, лесной фонд — 16 614 га, земли других землепользователей — 1803 га, дендрологический сад им. С.Ф. Харитонова — 58 га, площадь охранной зоны — 61169 га.

На территории национального парка обитают: круглоротые — 1 вид, рыбы — 16 видов, земноводные — 7 видов, пресмыкающиеся — 5 видов, птицы — 196 вида, млекопитающие — 60 видов.
В национальном парке произрастают: грибы — 171 вид, высшие растения — 790 видов. В Красную книгу России внесено грибов — 3 вида, растений — 8 видов, животных — 12 видов.

Любопытные факты

■ Зандровая равнина — песчаные пространства, представляющие собой отложения, приносимые талыми ледниковыми водами.
■ Морена — ледниковые отложения, смесь обломочного материала разного размера — от гигантских глыб многометрового диаметра до глинистого материала. Вдоль края ледникового покрова образуются конечные моренные гряды в виде изолированных холмов высотой до нескольких десятков метров, шириной до нескольких километров. По конечным моренам проводят реконструкцию ледников.
■ Плещеевский Синь-камень не уникален. Ученые подсчитали культовые камни и отметили тенденцию уменьшения их числа по направлению от Балтийского моря вглубь континента. В Эстонии обнаружено около 1100 сакральных валунов, в республике Беларусь — более 500, на территории Ленинградской, Псковской, Новгородской областей — не менее 250, есть они в Тверской, Костромской, Ярославской и Ивановской областях. Интересно, что в Ярославской области часто камням дают имена: Медведь-камень, Лосев камень, камень Симеон.
■ Старейшим дубом считают Стелмужский дуб в Литве. Его возраст оценивают в 1500-2000 лет, окружность ствола составляет 13 м. Во Франции в деревне Алувиль-Бельфос растет 1200-летний Дуб-часовня. В 1669 году в его дупле сооружены две молельни, в которые поднимаются по винтовой лестнице вокруг ствола.
■ Поллиний — компактное образование в цветке, возникающее при склеивании всей пыльцы (или ее части) в гнезде пыльника.

Блог рыбака: Рыбалка на реке Волгуша

Если говорить о ловле спиннингом на малых реках, то первое, что приходит на ум, так это речка Волгуша. Почему? Да потому, что она действительно маленькая. Не речка, а ручей какой-то. Впрочем, первое впечатление несколько обманчиво. Пробиваясь через завалы поваленных деревьев, кружа хороводом опавших листьев, речушка, тем не менее, представляет некоторый интерес для нашего брата спиннингиста. Узкая и спрятанная от постороннего глаза в своих лесистых берегах, она весенней порой чудесно преобразуется в довольно быструю шумную и непокорную. 

Любители водных походов давно заприметили ее причудливый серпантин и в период паводка часто совершают здесь свои путешествия. Что совсем не сложно. И подъезд к реке, и выезд с реки проходит неподалеку от станции Икша, то есть рядом с Москвой. Но схлынет паводок и опять на ее зеленых берегах покой и тишина. Конечно, и ее коснулась цивилизация, и в нижнем течении появились дачные поселки, но верховье ее пока остается по-прежнему невытоптанным.
Водники предпочитают начинать свои путешествия от села Никольское и, как правило, завершают у деревни Большие Муханки. Всего 47 километров. Мне показался интересным участок выше по течению от села Никольского. То есть от того места, где речка проходит под вторым автомобильным кольцом вокруг Москвы и до Никольского соответственно.
Одно время я часто ездил на рыбалку в район станции Морозки Савеловской железной дороги. Благо график работы был чрезвычайно удобным для подобных мероприятий. Работая через ночь, я брал с собой на работу спиннинг и забродные штаны и с первыми проблесками рассвета, покончив с ночной нормой, отправлялся на станцию. Обычно мне удавалось попасть на первую электричку, и через пол часа я уже был на месте. А еще через несколько часов, поймав несколько щук, отправлялся обратно домой, отсыпаться.
Так вот. Каждый раз, садясь в пригородный поезд, я сталкивался с одним и тем же человеком. Мой случайный попутчик оказался страстным грибником и, так же как и я когда выпадало свободное время, не мог усидеть дома. Как выяснилось позже, компаньон оказался не только грибником, но и спиннингистом. Правда, ловить предпочитал только в весеннее время и только на реке Волгуше. Вот здесь-то я и услышал впервые о ее существовании. Оказывается, под боком есть чудесная речка! В сумбурном повествовании присутствовали и наполненные темной водой бочаги и шустрые, быстрые щуки и весенний лес с соловьиными трелями. В общем, заинтересовал.
Возможность узнать получше об этом местечке представилась довольно скоро. Октябрь выдался на редкость холодным и ветреным даже для этого осеннего месяца. Уже несколько дней подряд за окном моей комнаты студеный ветер трепал и гнул к земле верхушки молодых берез. Размокшие от ночного дождя ветки сирени стучали в оконное стекло. В такую погоду ехать на открытое всем ветрам любимое озеро совершенно не хотелось. Воображение услужливо рисовало волну, ноздреватую пену на потемневших от сырости стеблях камыша, и бурые рваные лопухи кувшинок. Сразу представилось как я, зябко поеживаясь, переобуваюсь в забродные штаны, как стынут руки от постоянного освобождения от травы тройника воблера, как осенний ветер бросает в лицо мелкую и холодную водяную пыль. Брр. Нет уж, сегодня меня никакими коврижками не заманить на озеро. Хватит! Итак, поди, уже целые тропы набил протекторами сапог на илистом дне. И вот тут-то я и вспомнил про Волгушу! О, уж там-то, наверное, благодать. Под пологом леса нет ни порывов холодного ветра, отпадает нужда в переобувании на раскисшей хлюпающей траве берега. Только лес, поляны, шелест опавшей листвы под ногами. А запах грибов! Ходи себе, прогуливаясь. Бочаги со щуками. Ну, пусть не щуками, пусть щурятами. Все равно хорошо. Вот и собрался я в дорогу…
До станции Икша добрался без особых проблем. Дальше автобусом, курсирующим до Никольского. Впрочем, как всегда при поездке на новое место приходится постоянно выспрашивать местных бабушек и дедушек. Что? Как? Где лучше сойти с автобуса, да как потом идти, в какую сторону ну и прочее в том же духе? Главное при этом оставаться не слишком доверчивым и информацию стараться перепроверить. И начинаешь выспрашивать другого старичка. Если оба говорят одно и тоже, то можно приступать к дальнейшим действиям. А то, знаете ли, ткнет такой дедуля наугад пальцем (не хотелось ему выглядеть незнающим), а вы потом не раз вспомните его недобрым словом петляя и путаясь в незнакомом месте.
В общем, вышел я из автобуса у поворота на Никольское. Маленькая остановка. Кругом поле и лишь где-то на краю начинается лес. Мимо проходит старушка. Интересуюсь где искать реку Волгушу. Бабушка отвечает, что нужно идти к лесу, а там я ее и услышу. Услышу? Странно. Впрочем, ничего не поделаешь, надо идти и слушать. Кхе. Слушать. Тропинка спускалась в ельник. Скоро я увидел и журчащий ручей. Это, наверное, приток Волгуши? Нет. Как оказалось позже ручей, и был искомой речкой. Поначалу такое обстоятельство меня сильно обескуражило. Ожидал чего-то маленького, но не до такой же степени! Речка петляла среди пойменных зарослей ольшаника. Делать нечего и я двинулся вверх по течению. Волгуша петляла среди мелколесья и потому легкой прогулки по ее лесным берегам, как ожидалось, не вышло. Ширина реки была настолько мала, что местами ее, наверное, не составило бы труда и перепрыгнуть! Правда, определенную надежду на успех вселял тот факт, что речка была все-таки не мелкая. Кое-где вероятно и по колено, но были ямки и по грудь и выше. Несколько раз вздрагивал, когда впереди с ее омутков поднимались невидимые утки. Берендеево царство какое-то. Первая поклевка случилась у поваленного дерева. Я ожидал, что под его ветвями может стоять щука, но щучка вывернулась откуда-то сбоку, из под нависшего берега. Настроение сразу поднялось. Ещё бы, и в самом деле есть рыба. И щука сама по себе выглядела очень необычно. Толстенькая, с оттопыренным брюшком, а голова маленькая, аккуратная. И глаза такие виноватые, слегка выпуклые. Эдакий толстопузик. Такие щуки мне несколько раз попадались на реке Медведица, что течет в Тверской области. Двинулся дальше выискивать свое рыболовное счастье. После первой рыбы процесс пошел гораздо лучше. Во-первых, появилась уверенность, что не зря трачу силы и время. Во-вторых, река стала интересней сама по себе. Расширения стали попадаться чаще и омутки стали глубже. Некоторые повороты реки были чрезвычайно интересны для ловли на воблер «сплавом». Здесь под нависшими ветвями мне попалась и вторая щука. Еще через несколько минут я вышел к действительно потрясающему месту. Начались расширения, то есть маленькая речка, ширина которой не более пяти метров, местами разливалась до двадцати метров и глубиной до 3,5 метров! Вот это да! Таких омутов оказалось несколько. Но самое занятное, что я не увидел здесь никаких следов пребывания человека. Ни подставок под удилища, ни консервных банок. Даже тропинки не было. Правда, при всем моем старании ничего в этом интересном месте поймать не удалось. Было несколько неуверенных поклевок и все. Еще выше речка снова сужалась, и вскоре я вышел к автостраде, большому автомобильному кольцу. Здесь же рядом я обнаружил целый ряд торфяных карьеров. Не менее десятка небольших водоемов самой причудливой формы. Многие карьеры разделялись между собой узкими перемычками, поросшими березняком. При неярком осеннем солнце багряные и золотые купола деревьев удивительно гармонично сочетались с голубыми чашами воды. Здесь тоже поймать ничего не удалось, хотя лично для меня место оказалось действительно любопытным как художнику. Временами я очень сожалел, что у меня нет сейчас с собой мольберта.
Несколько позже я совершил переход в другую сторону, то есть в сторону Никольского. Но тот участок меня не впечатлил. Большое количество бурелома. Постоянные петли зарослей и крутые, холмистые берега. Только неподалеку у самого Никольского берега стали более удобными для ловли. Из разговоров с местными жителями я понял, что основная рыба в реке это щуки и пескари. Есть ли там еще что-то любопытное, не знаю. Всего я там был три раза, но впечатлений получил массу. Правда, один мой знакомый решил тоже туда съездить, но вернулся неудовлетворенный. Может, был на другом участке, может, по какой другой причине — не знаю. Место не однозначное, как и сама жизнь.

PS. Описанный участок возможно и не является самым привлекательным. Если  смотреть описание реки у туристов-водников, то есть не менее, а может и более любопытные участки в среднем и нижнем течении. Например. Участок реки от деревни Сокольниково до деревни Языково. Если судить по туристическим отчетам река здесь становится спокойнее и шире. Серпантин реки проходит по лесам, и поблизости нет деревень. Ниже деревни Языково до деревни Углы она снова ускоряет свой бег и входит в узкую долину с высокими холмистыми берегами. Само по себе это любопытно и требует проверки.

Черное озеро в Зеленограде

29.09.2011 14:03 Просмотров: 17422 Печать | E-mail Показать на карте

Зеленоград, хоть и является административным округом Москвы, полностью от нее обособлен территориально, и попасть в него можно только через Московскую область.  «Черное озеро» —  удивительный островок живой природы в центре индустриального города. Уже сворачивая на аллею Лесных прудов, вы оставляете всю городскую суету за спиной и въезжаете в царство природы. Такое резкое избавление от дорожного трафика поначалу даже слегка шокирует, а припаркованные на всю ширину встречной полосы машины вызывают негодование… Несмотря на вмешательства человека в процессе торфяных разработок прошлого века, место не утратило реликтового шарма! Обилие живности, не характерной для городов, наглядно это подтверждает.

Но вскоре ты понимаешь, что правила тут несколько иные и, несмотря на отсутствие знаков, по проезжей части тут гуляют мамаши с колясками, велосипедисты чувствуют себя как на треке и, доехав до пляжа, запросто бросая коней на песке, бегут искупаться… :)) Народу, несмотря на конец недели и хорошую погоду, очень мало — поэтому пляж и периметр озера кажутся еще более девственными.

Но намного интереснее перемещаться по полотну болота: дерн легко держит человека даже моего веса, при этом при каждом шаге, кажущееся поляной пространство, приходит в движение… Подобные ощущения мне доводилось испытывать только в Мурманской области, когда мы пытались прогуляться по обочине М18.

Ноги конечно промокли по щиколотку, но это того стоило :)) Как вы уже поняли, все тропинки не имеют твердой опоры — слой дерна плавает на воде. Кое-где встречаются неопознанные ягоды, но отсутствие голода и близость цивилизации слабо стимулировали на их дегустацию 🙂

Акватория изобилует укромными местами, которыми пользуется не только местная молодежь, но и многочисленная живность. Кроме обилия кузнечиков, которые порой попадаются размером с ладонь, лягушек, стрекоз, полевок и питающихся ими пернатых, мне посчастливилось обнаружить семейство ящериц, которые, греясь на солнышке, с удовольствием мне позировали 🙂

Автор статьи и фотографий: misha-grizli

Болота, топи и покосины — NatureWorks

Болота

Болота — болота, покрытые мхом. Почти вся вода в них поступает из дождя и снега. Вода в болотах с низким содержанием кислорода, очень кислая и часто холодная! На болотах обычен сфагнум или торфяной мох. У этого мха есть большие ячейки с отверстиями, которые впитывают много воды. Это делает болота очень рыхлыми.

В болотах низкий уровень кислорода, потому что вода нелегко входит и выходит из них.Низкий уровень кислорода и низкие температуры затрудняют быстрое разложение мертвых растений грибами и бактериями. Это способствует образованию торфа.

Поскольку разложение происходит очень медленно, почва и вода на болотах очень кислые. Мох и некоторые вечнозеленые деревья и кустарники прекрасно себя чувствуют на болотах, потому что они могут переносить кислые почвенные условия. На болотах также растут орхидеи, кувшинки, маринованная трава, клюква и черника.

Насекомоядные растения, такие как кувшины и росянка, часто встречаются на болотах.Они получают много питательных веществ, необходимых для выживания, от насекомых, которых они едят, поэтому они могут процветать в бедной питательными веществами почве болота. На болотах также обычны черепахи, лягушки, насекомые и насекомоядные птицы. В болотах не так много рыбы из-за низкого уровня кислорода в воде.

Млекопитающие, такие как заяц-снегоступ, лось, бобр и ондатра, также встречаются в болотах и ​​вокруг них. И еще одно ужасное замечание: Сохранившиеся тела иногда находят в болотах! Поскольку разложение происходит так медленно, все, что упадет в болото, включая животных и людей, можно сохранить в течение длительного времени!

Покосины

Покозины — вечнозеленые кустарниковые болота, растущие на прибрежных равнинах юго-востока США от Вирджинии до Флориды.Наиболее распространены они в Северной Каролине. Покозины часто встречаются между прибрежными пресноводными болотами и глубоководными болотными лесами. Есть два типа покосинов: короткие и высокие. Короткие покосины имеют локоны высотой менее 20 футов. У высоких покосинов есть деревья высотой более 20 футов.

Покозины, как и болота, содержат много мха сфагнума и бедные питательными веществами кислую почву и воду. Как и болота, они получают большую часть влаги из осадков. В покозинах часто встречаются вечнозеленые растения, такие как долька сосна, падуб, заливная и прудовая сосна.Венерина мухоловка также может быть найдена в покозине.

Животные в покозинах включают множество видов рептилий, земноводных и грызунов, а также черных медведей, рыси, летучих мышей, белохвостых оленей, опоссумов, енотов, речных выдр, норку, ондатр, северных бобов и американских вальдшнепов. Покозины очень уязвимы для огня, когда они сухие. Покосин — это слово из алгонкинов, которое означает « болото на холме ».

Фен
Другое заболоченное место, похожее на болото, называется болотом.Подобно болотам, болота образовывались при отступлении ледников. Травы и осока — обычные растения в болотах, а болота часто выглядят как луга. Они похожи на болота, потому что в них есть торфяные залежи, но в отличие от болот часть их воды поступает из небольших ручьев и грунтовых вод. Основное различие между болотом и болотом состоит в том, что болота имеют больший водный обмен и менее кислые, поэтому их почва и вода богаче питательными веществами. Болота часто встречаются рядом с болотами, и со временем большинство болот превращаются в болота. В болотах распространены такие насекомые, как комары и слепни, а также земноводные, насекомоядные птицы и такие млекопитающие, как землеройки, полевки и ондатры.

болото | Национальное географическое общество

Болото — это пресноводное водно-болотное угодье с мягкой губчатой ​​почвой, состоящее в основном из частично разложившегося растительного вещества, называемого торфом. Болота обычно встречаются в прохладном северном климате. Они часто развиваются в плохо дренируемых озерных бассейнах, образованных ледниками во время последнего ледникового периода.

Крупнейшее водно-болотное угодье в мире — это серия болот в Сибирском регионе России. Западно-Сибирская низменность покрывает более миллиона квадратных километров (386 102 квадратных миль).

Есть несколько различных типов местообитаний болот. Сплошные болота развиваются в высокогорных районах со значительными осадками: болота «покрывают» всю территорию, включая холмы и долины. Болота катаракты — это экосистемы с постоянным потоком пресной воды. Трясущиеся болота развиваются над озером или прудом с болотными циновками (толстыми слоями растительности) толщиной около метра (3 фута) наверху. Трясущиеся болота подпрыгивают, когда люди или животные ходят по ним, давая им свое имя. Высокие болота имеют неопределенно куполообразную форму, так как в центре скапливается гниющая растительность. Струнные болота имеют разнообразный ландшафт с низкими «островами», прерывающими насыщенную экосистему болот. Долинные болота развиваются в мелководных долинах.

Все болота развиваются за сотни или тысячи лет. Болото образуется, когда озеро медленно заполняется растительными остатками. Мох сфагнум, как и другие растения, вырастает на берегу озера. Растительность в конечном итоге покрывает всю поверхность озера.

Болота также могут образовываться, когда мох сфагнум покрывает сушу и предотвращает испарение осадков. Эти болота называются омбротрофными болотами.

В болотах растения медленно разлагаются, потому что наводнения препятствуют нормальному притоку кислорода из атмосферы. Болотные почвы бедны кислородом и питательными веществами и намного более кислые, чем другие почвы.

Со временем водные болота забиваются живыми и гниющими растениями. Эти медленно разлагающиеся растения становятся основным компонентом сырой почвы болота, называемой гистозолем.

В гистозоле растут грибы и низинные кустарники, например вереск. Вереск может расти прямо на мхе сфагнуме. На самом деле, болота часто называют «пустошами» из-за обилия вереска, который их покрывает.

Торфяники

Толстые губчатые слои гистозоля со временем образуют торф. Торф — это ископаемое топливо, которое является первым этапом длительного процесса превращения растительного сырья в уголь. Древние болотные растения, в основном мох сфагнум, являются ископаемыми в торфе.

Люди заготавливают торф тысячи лет.Это источник энергии для отопления, изоляции и электричества по всей северной Европе. Тысячи болот по всей Ирландии, Шотландии, Скандинавии и России были осушены для добычи торфа.

Толстые блоки торфа разрезают и дают высохнуть. Затем блоки сжигаются. В некоторых местах, например в Ирландии, торф является промышленным топливом для электричества и отопления. В таких местах, как Шотландия или Скандинавия, отдельные лица или сообщества заготавливают торф для использования в качестве топлива для приготовления пищи.

Тропические торфяники, расположенные в основном в Юго-Восточной Азии, являются источником ценной древесины. Они также являются популярными сайтами для слива при разработке.

Сушеный торф также используется в сельском хозяйстве. Торф, иногда называемый «торфяным мохом», увеличивает способность почвы удерживать воду.

Экология болота

Болота экологически важны, потому что они поглощают большое количество осадков. Они предотвращают затопление и поглощают сточные воды. Мох сфагнум, тростник, осока и вереск — обычные болотные растения.

Болота, которые получают всю воду за счет атмосферных осадков (не озер, ледников или грунтовых вод), являются омбротрофными. В омбротрофных болотах очень мало питательных веществ, что затрудняет выживание многих обычных растений. Плотоядные растения приспособились к омбротрофной среде, поглощая питательные вещества не из окружающей воды, а из насекомых-жертв. Эти плотоядные растения, такие как росянки и кувшины, ловят насекомых и растворяют их для получения питательных веществ.

Болота, питаемые озерными бассейнами и другими водными источниками, обладают еще большим биоразнообразием.На этих болотах произрастают клюква, черника и черника.

Насекомые процветают в илистых болотах и ​​потребляют растения, грибы и пыльцу. Многие болотные насекомые, такие как волосатая канарейка, не живут ни в одной другой экосистеме. Волосатая канарейка (названная из-за ее желтой окраски) — вид-индикатор европейских болот.

Болотные растения и насекомые поддерживают множество других организмов. Земноводные, такие как лягушки, саламандры и тритоны, прекрасно себя чувствуют в болотах, богатых насекомыми.Находящиеся под угрозой исчезновения виды журавлей гнездятся на болотах и ​​торфяниках в Северной Америке и Сибири. Еноты — одно из самых крупных млекопитающих, способных селиться в болотах, хотя лоси, бобры и речные выдры часто посещают болота, чтобы покормиться или найти укрытие.

Изменение климата

Торфяные болота являются поглотителями углерода, то есть они накапливают огромное количество углерода в процессе, называемом секвестрацией углерода. Связывание углерода — это процесс, при котором углекислый газ улавливается и удаляется из атмосферы.Углерод хранится или улавливается в естественных или искусственных помещениях.

Растения являются основным источником углерода в окружающей среде. Создавая новые болота, улавливаются миллионы тонн углерода. Торфяные болота мира улавливают более 200 миллиардов тонн углерода. Большая часть этого углерода находится в полузамороженных тундрах и бореальных лесах Скандинавии и Сибири.

Двуокись углерода — один из основных парниковых газов. Выбросы углерода способствуют глобальному потеплению, текущему периоду изменения климата на Земле.По мере оттаивания сибирской тундры миллионы тонн углерода и других парниковых газов, хранящихся в замерзших болотах, таких как метан, выбрасываются в атмосферу.

Углерод также выделяется, поскольку страны уничтожают болота для разработки и добычи торфа. Торф очень быстро воспламеняется и очень медленно горит. Торфяные пожары могут тлеть в течение нескольких дней без особого уведомления. Пожары в Бернс-Боге, Британская Колумбия, Канада, горят под землей в течение нескольких месяцев. В 1997 году в результате торфяных и лесных пожаров в сельских районах Индонезии в атмосферу было выброшено около 1000 килограммов (2205 фунтов) углерода.

Осушение болота для разработки или добычи торфа разрушает экосистему. В отличие от других водно-болотных угодий, болотам требуются тысячи лет на развитие и сотни лет на восстановление. Например, обширная добыча торфа в Англии навсегда уничтожила более 75% болот страны.

Поскольку болота представляют собой такие хрупкие и хрупкие экосистемы, усилия по сохранению в основном сосредоточены на защите и сохранении со стороны государства. Сегодня местные и национальные ограничения препятствуют развитию сельского хозяйства или промышленности на болотах по всей Англии.

Проекты восстановления болота встречаются реже, чем регламенты застройки. Есть два основных типа проектов восстановления болот. Первый предполагает удаление или частичное удаление торфа с болота, а второй поддерживает корку твердого торфа. В обоих проектах восстановления вода насыщает территорию, а также вводится сфагновый мох и другие болотные растения. Часто в восстановленные болота добавляют химические вещества, чтобы повысить их кислотность и создать гистозоль.

Болота и люди

На протяжении тысячелетий люди считали болота духовными местами или местами с привидениями.Их рыхлая и иногда медленно горящая почва создавала загадки для обществ бронзового и железного веков.

Пожалуй, самым продолжительным свидетельством древнего почитания болот являются трупы болот. Болотные тела — это останки людей, которые умерли в болотах или были помещены туда после их смерти. По всей Северной Европе было найдено более тысячи болотных тел.

Археологи и антропологи изучали тела болот в поисках ключей к культуре и традициям древних обществ. Они обнаружили, что большинство тел, от детей до пожилых людей, умерли не естественной смертью.У некоторых есть петли на шее, у других в груди засунуты стрелы. Эти древние люди могли быть убиты, но, вероятно, стали жертвами ритуальных жертвоприношений.

Болотные кислые почвы с низким содержанием кислорода отлично сохраняют болотные тела. Останки возрастом более тысячи лет сохраняют свою кожу, внутренние органы и даже щетину на бороде. Отчетливо видны уникальные прически и татуировки.

Плохое качество почвы и отсутствие дренажа сделали болота непопулярным местом для заселения.Однако богатое биоразнообразие и другие природные ресурсы сделали сельские и городские районы вокруг болот популярными местами для развития сообществ. Болота Тойфельсмур в Германии окружают главный город Бремен. Заповедник Мозли-Бог является частью пригорода Мозли в Бирмингеме, Англия.

царство торфяных островов

Биосферные заповедники — это специально отведенные особо охраняемые территории, призванные сохранить естественную саморегулирующуюся природную систему. Природа в этих зонах обычно нетронута, «дикая» или немного изменена в результате деятельности человека.Биосферные заповедники России, как и все другие виды охраняемых природных территорий, полностью выходят за рамки какой-либо экономической деятельности. Эти организации действуют в рамках Всемирной программы, призванной продемонстрировать оптимальные отношения между человеком и природой.

Среди биосферных заповедников России важное место занимает Дарвиновский заповедник. История его создания и развития наглядно демонстрирует заботу о запасах, которую проявляет государство.

В 1941 году на стыке трех областей — Ярославской, Тверской и Вологодской — построено Рыбинское водохранилище.Начавшаяся Великая Отечественная война не сразу позволила нам изучить ее влияние на изменение климата. Но сразу после окончания, летом 1945 года, был создан Дарвиновский заповедник непосредственно для наблюдения за изменениями, происходившими в природе под воздействием водоема.

Сегодня эта охраняемая территория занимает 112 000 га, из которых только половина приходится на сушу, остальную часть занимают прибрежные воды.

Зимой 2002 года Дарвиновский заповедник был включен в международный список значимых биосферных заповедников.

Территория заповедника — это в основном низменности на берегу Рыбинского моря, чередующиеся с дюнами и вытянутыми пологими возвышенностями: следы доисторического ледника. В заболоченной низменности часто встречаются озера, самое крупное из которых — Мороцкое, занимающее около 700 га.

Дарвиновский заповедник отличается умеренно-континентальным климатом. Летом очень приятно, когда средняя температура + 18 °, зимой не очень холодно, потому что заморозки выше -10 ° бывают редко.

Территория биосферного заповедника ценна своими заболоченными лесами и болотами, возникшими более 17 тысяч лет назад. Ученые установили, что эти болота образовались в поздний ледниковый и послеледниковый периоды.

Сегодня на этой охраняемой территории каждый год гнездится и разводится более 15 видов редких птиц, давно занесенных в Красную книгу. Свидетельством эффективной работы заповедника являются почти исчезнувшие в России лебеди-лебеди, которые некоторое время назад начали гнездиться и размножаться на территории заповедника.Кроме них в заповеднике много гнезд глухаря, глухаря, а плотность популяции хищных птиц выше, чем где-либо в мире.

Есть также растения, занесенные в Красную книгу. Палец Траунштейнера, настоящая тапочка, леопард без бретелек и некоторые другие виды прекрасно себя чувствуют в зоне охраны. Основная растительность — сосновые леса. Однако летом мелководье хорошо прогревается, поэтому здесь растет много разных трав и кустарников: роголистник, голова головы, прудовые дворы и т. Д.Заповедник богат ягодами: морошкой, клюквой, черникой.

Для туристов по периферии зоны организован экскурсионный маршрут. Прогуливаясь по нему, издалека можно увидеть белок-летяг, кабанов, лисиц, а иногда и бурых медведей. Однако такие встречи довольно опасны: животные чувствуют себя как дома и не любят гостей.

В заповеднике организован Музей природы. В нем — богатейшая коллекция «русских» бабочек, первая в мире ферма глухаря.

Но, пожалуй, самыми уникальными являются торфяники заповедника. После открытия Рыбинского водохранилища торфяники были затоплены. Многие годы куски торфа всплывали на поверхность и дрейфовали, пока их не остановили заросли или другие препятствия. Со временем на таких торфяных островках появилась растительность, а сегодня на них растут даже деревья.

С 2000 года Дарвиновский заповедник включен во Всемирную систему биосферных заповедников.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *