- Разное

Горбовик как сделать: Кузов (короб,горбовик) заплечный таёжный зелёный купить в Колпашево | Хобби и отдых

Содержание

Поняги, крошни, пестери, горбовик для переноски груза на охоте, лесу

Описано огромное количество всяческих народных приспособлений для облегчения переноски грузов на охоте или в полевых условиях. Названий им, как говорится, нет числа, поняги, крошни, пестери. А конструкция в принципе одна – станок и прикрепленные к нему ремни, чтобы можно было надежно закрепить этот станок на плечах охотника, а также различные петельки и вязки для крепления груза к станку.

Поняги, крошни, пестери и горбовик для облегчения переноски грузов на охоте или в полевых условиях, устройство.

Все эти поняги, крошни, ныпки и пестери можно условно разделить на три группы. Первая – это различного рода рамки из прутьев или палок, обтянутые берестой, парусиной или брезентом. По этому же принципу изготавливаются и фабричные станки для рюкзаков. Вторая – легкая доска, а третья – различной формы короба. Если для первых носимый груз может быть самого различного размера, то в приспособлениях третьей группы объем, а, следовательно, и вес груза заранее определен размерами короба.

Чем же хороши все эти поняги, крошни, ныпки и пестери и почему таежники пользуются ими до сего времени. Несмотря на заметный прогресс в изготовлении рюкзаков со станками?

Поняги, крошни, пестери, устройство и конструкция.

Дело тут в том, что у большинства поняг и крошен нет того рюкзачного мешка, который заранее определяет, сколько вы можете впихнуть в него вещей и предметов. Для того, чтобы упаковать груз на поняги, нужен только большой кусок прочной материи. Грубое полотно или легкий брезент. Достаточно завернуть все свои пожитки в этот кусок материи и приторочить его вязками к станку поняги.

На стоянках надо выкладывать все содержимое рюкзака, чтобы добраться до вещей, лежащих на дне, а с понягой этого легко избежать. Можно рассортировать вещи по группам, и тогда они станут доступнее. Однако главное преимущество станка в том, что груз не давит на спину, распределяется более рационально. Пространство между спиной и рюкзаком хорошо проветривается, спина не потеет. Кто совершал в таежных условиях длительные переходы с большим грузом за плечами, знает, как много значит правильно уложенный груз, который вы тащите.

Самый простой станок для рюкзака, которым вы пользуетесь, можно сделать из фанеры. Вырежьте кусок фанеры по размеру и форме той части рюкзака, которая прилегает к спине. Обработайте края наждачной бумагой, чтобы не занозить пальцы. В трех местах, показанных на рисунке, просверлите по паре дырочек и привяжите, пришейте фанерку к «спинке» рюкзака изнутри.

Можно усовершенствовать рюкзак и далее, вставив фанерки по всем его сторонкам и на дно. Получится почти что горбовик, о котором речь впереди, но только разборный. Не забудьте снабдить одну из лямок (для большинства удобнее правую) крючком. Такое крепление позволяет мгновенно расстегнуть лямку и освободиться от рюкзака. В критических ситуациях это бывает очень важно. С таким крючком и надевать рюкзак удобнее.

Простое усовершенствование рюкзака.

Горбовик используют на сборе ягод, грибов, кедровых орехов. Конструкция проста до гениальности. К большой не толстой доске прибивают прямоугольный лист фанеры так, что образуется как бы полуцилиндр. С торцов вставляются и опять же прибиваются к фанере две полукруглые досочки – днище и верх. В последнем вырезается отверстие, достаточное по размерам для того, чтобы можно было ссыпать внутрь ягоду, собранную сначала в котелок или какую-нибудь самодельную набируху-корзиночку, мостинку.

Это отверстие закрывается фанерной крышкой на вязках. Верх можно и не прибивать к фанере, и тогда он будет служить крышкой, но такая конструкция послабее первой. К горбовику, конечно, прибиваются или привязываются два плечевых ремня. Иногда, чтобы грибы или ягоды не мялись, внутреннее его пространство разделяют фанеркой на два отсека, верхний и нижний. Когда нижняя часть заполнится, на заранее прибитые внутри упоры кладут фанерку и продолжают собирать плоды лесного урожая в верхнюю половину горбовика.

1. Моя поняга из доски. 2. Горбовик.

Для Сибири, где ягоды и грибы собирают пудами, горбовик просто незаменим. Главное его преимущество – ягоды или грибы в нем совершенно не мнутся. Нести их в таком горбовике гораздо удобнее и легче, а, следовательно, набрать лесных даров можно побольше.

1. Печорский пестерь из бересты.

2. Пестерь, плетеный из полос бересты.
3. Поняги из планок (по С. В. Обручеву).
4. Уральские крошни (по С. Качиони).
5. Крошни с боковушками.
6. Дальневосточная сина из развилки деревца (по П. Г. Ошмарину и Д. Г. Пикунову).

Исстари в верховьях Печоры и Камы на сборе ягод и грибов местное население применяет так называемые пестери (пайва – по-верхнекамски). Это тот же горбовик, только сработанный целиком из бересты. Легок он необычайно! Конструкция его так же проста. Большой лист бересты складывается по определенной выкройке и сшивается тонким шпагатом или суровыми нитками.

Однако раньше использовали для этого тонкие еловые корни. Они отличаются исключительной гибкостью и прочностью, не рвут бересту. Их берут на обрывах таежных рек, где обнажены корни деревьев, подмытых половодьем. Длиной еловые корни бывают по несколько метров при совершенно одинаковой толщине по всей длине.

Чтобы можно было сшивать бересту, их вымачивают или вываривают для большей гибкости, а затем более толстые раскалывают вдоль, как ивовые прутья для плетения корзин. Однако тонкие, которые порой не толще обыкновенного шпагата, можно использовать и не раскалывая. Просто надо снять кору, что делается очень легко, и сшивать детали пестеря свежими корнями.

Пестери до сего времени плетут из узких берестяных полосок в виде большой заплечной сумки. Однако в большинстве они теперь ценятся как сувениры. Различные поняги и крошни рамного типа распространены по всей таежной зоне. Принципиально они не различаются по конструкции.

Поняги прибайкальских охотников (по рисунку В. С. Житенева).

Всеми этими заплечными «носилками» тоже надо пользоваться умеючи. Вот несколько правил, которые, на мой взгляд, надо учитывать при переноске грузов хоть на поняге, хоть в современном рюкзаке:

– Груз ни в коем случае не должен плотно прилегать к спине.
– Плечевые ремни должны быть достаточно широкими и мягкими, чтобы не резали плечи, и одновременно жесткими, чтобы не скручивались в веревочку.
– Наиболее тяжелые предметы кладите в нижнюю часть рюкзака, чтобы центр тяжести груза был как можно ближе к центру тяжести носильщика, который располагается у него на уровне крестца. Коротконогому легче тащить ношу за плечами, чем длинноногому.
– Из предыдущего правила следует еще одно. Лучше, если груз будет не длинным, а широким, но все же не шире плеч носильщика.

На выставках туристического и охотничьего снаряжения можно увидеть огромное количество самых различных рюкзаков. Подавляющее их большинство похожи на гигантские, поставленные «на попа» сардельки с неисчислимым числом карманов и карманчиков.

Может, они и хороши для туристов, которым надо проходить через турникеты аэропортов и автовокзалов. Однако в захламленной тайге, когда приходится перелезать через колодник или балансировать на скользком стволе упавшего дерева при переходе через ревущую горную речку, такие рюкзаки с непомерно высоким центром тяжести могут сослужить плохую службу.

Все пряжки и соединения ремней и лямок должны очень легко расстегиваться. Иной раз это может спасти вам жизнь. Таежники цепляют один из плечевых ремней (обычно это правый) нижним концом за нижний выступ поняги. Удерживается ремень только натяжением самого груза. Достаточно ослабить натяжение, оперев нагруженную понягу, например, о пень или валежину, как ремень снимается легким движением руки.

По материалам книги «Про тайгу и про охоту. Воспоминания, рекомендации, извлечения».
Дмитрий Житенев

Статьи схожей тематики:

  • Камусные лыжи, форма и особенности изготовления камусных лыж, крепления для обуви, лыжная палка каек.
  • Охотничьи нарты, волокуши, тобогганы, народные приспособления для перевозки грузов и тяжестей в полевых условиях, устройство и конструкция.
  • Джон Уайзман, полное руководство по выживанию, как выжить в экстремальных и аварийных условиях.
  • Импровизированные плоты для переправы через водные преграды при выживании в аварийной ситуации, плоты из веток, бревен, зелени, плот-связка и каркасная лодка.
  • Карабины и оттяжки, петли-удлинители, страховочно-спусковое устройство, зажим, самостраховка, динамическая и статическая веревка, шнур, основные характеристики и требования.
  • Экипировка и необходимые запасы для арктических условий, движение и ночевка, минимальный носимый аварийный запас.

Дмитрий Житенёв | Поняги и Пестери

Библиотека | Мой дом тайга

Дмитрий Житенёв | Поняги и Пестери


Поняги и Пестери

Дело тут в том, что у большинства поняг и крошен нет того рюкзачного мешка, который, как я уже сказал, заранее определяет, сколько вы можете впихнуть в него вещей и предметов. Для того, чтобы упаковать груз на поняге, нужен только большой кусок прочной материи (грубое полотно или лёгкий брезент). Достаточно завернуть все свои пожитки в этот кусок материи и приторочить его вязками к станку поняги. На стоянках надо выкладывать все содержимое рюкзака, чтобы добраться до вещей, лежащих на дне, а с понягой этого легко избежать. Можно рассортировать вещи по группам, и тогда они станут ещё доступнее для хозяина.

Однако главное преимущество станка в том, что груз не давит на спину, распределяется более рационально, пространство между спиной и рюкзаком хорошо проветривается, спина не потеет. Кто совершал в таёжных условиях длительные переходы с большим грузом за плечами, знает, как много значит правильно уложенный груз, который вы тащите.

Самый простой станок для рюкзака, которым вы пользуетесь, можно сделать из фанеры. Вырежьте кусок фанеры по размеру и форме той части рюкзака, которая прилегает к спине. Обработайте края наждачной бумагой, чтобы не занозить пальцы. В трёх местах, показанных на рисунке, просверлите по паре дырочек и привяжите, пришейте фанерку к «спинке» рюкзака изнутри. Можно усовершенствовать рюкзак и далее, вставив фанерки по всем его сторонкам и на дно. Получится почти что горбовик, о котором речь впереди, но только разборный. Не забудьте снабдить одну из лямок (для большинства удобнее правую) крючком. Такое крепление позволяет мгновенно расстегнуть лямку и освободиться от рюкзака. В критических ситуациях это бывает очень важно, С таким крючком и надевать рюкзак удобнее. Кстати, если погода дождливая, имеет смысл выложить внутренность такого рюкзака полиэтиленовой плёнкой. 

В студенческие годы мы много бродили по иркутской тайге и осенью, и зимой, и весной. Я смастерил себе понягу из тонкой берёзовой доски и пользовался ею постоянно. Там же, в тайге под Иркутском, я увидел впервые приспособление, названное сибиряками очень метко — горбовик. Его используют на сборе ягод, грибов, кедровых орехов. Конструкция проста до гениальности. К большой нетолстой доске прибивают прямоугольный лист фанеры так, что образуется как бы полуцилиндр. С торцов вставляются и опять же прибиваются к фанере две полукруглые досочки — днище и верх. В последнем вырезается отверстие, достаточное по размерам для того, чтобы можно было ссыпать внутрь ягоду, собранную сначала в котелок или какую-нибудь самодельную набируху-корзиночку, мостинку. Это отверстие закрывается фанерной крышкой на вязках. Верх можно и не прибивать к фанере, и тогда он будет служить крышкой, но такая конструкция послабее первой. К горбовику, конечно, прибиваются или привязываются два плечевых ремня. Иногда, чтобы грибы или ягоды не мялись, внутреннее его пространство  разделяют фанеркой на два отсека, верхний и нижний. Когда нижняя часть заполнится, на заранее прибитые внутри упоры кладут фанерку и продолжают собирать плоды лесного урожая в верхнюю половину горбовика.

Для Сибири, где ягоды и грибы собирают пудами, горбовик просто незаменим. Главное его преимущество — ягоды или грибы в нём совершенно не мнутся. Нести их в таком горбовике гораздо удобнее и легче, а, следовательно, набрать лесных даров можно побольше. На глухой лесовозной дороге в тайге под Иркутском мы с приятелем встретили гномообразную старушку с клюкой. Она тащила на спине бруснику в горбовике размером чуть ли не с неё самоё. Усевшись около пенька и уперев в него свой горбовик, она нам сказала, что тащит ягоду в сельпо сдавать. «Не тяжело ли, бабушка?» — спросили мы. «Своя ноша не тянет», — ответила она. Я прикинул её ношу на вес. Она, точно, тянула пуда на два, не меньше. Это и для взрослого мужчины солидная ноша, а тут бабка с палкой!..

Исстари в верховьях Печоры и Камы на сборе ягод и грибов местное население применяет так называемые пестери (пaйва — по-верхне-камски). Это тот же горбовик, только сработанный целиком из берёсты. Легок он необычайно! Конструкция его так же проста. Большой лист берёсты складывается по определенной выкройке и сшивается тонким шпагатом или суровыми нитками. Однако раньше использовали для этого тонкие еловые корни. Они отличаются исключительной гибкостью и прочностью, не рвут берёсту. Их берут на обрывах таёжных рек, где обнажены корни деревьев, подмытых половодьем. Длиной еловые корни бывают по несколько метров при совершенно одинаковой толщине по всей длине. Чтобы можно было сшивать берёсту, их вымачивают или вываривают для большей гибкости, а затем более толстые раскалывают вдоль, как ивовые прутья для плетения корзин. Однако тонкие, которые порой не толще обыкновенного шпагата, можно использовать и не раскалывая. Просто надо снять кору, что делается очень легко, и сшивать детали пестеря свежими корнями.

Пестерь-плетёнка

Русский Север вообще богат разнообразием изделий из берёсты. Пестери до сего времени плетут там из узких берестяных полосок в виде большой заплечной сумки. Однако в большинстве они теперь ценятся как сувениры.

Различные поняги и крошни рамного типа, как я их называю, распространены по всей таёжной зоне нашей страны. Принципиально они не различаются по конструкции. Наиболее характерная «модель» изображена на рисунке, который я нашёл в архиве моего отца. Он был художником и в молодости много бродяжил по прибайкальским хребтам, таская груз как раз на этой поняге, изготовленной местными жителями, там он и нарисовал её. Всё понятно на этом рисунке. 

Скажу только, что для рамы берётся черёмуховый прут и обязательно с небольшим сучком, который служит как бы вешалкой для ружья, чтобы оно не оттягивало и без того нагруженные плечи. Раму обтягивают листом берёсты и края заворачивают на раму, так что к спине прилегает внутренняя её сторона, более гладкая. Плечевые ремни, чтобы не резало плечи, подшивают снизу шкурой какой-либо домашней скотинки и обязательно с волосом, а спереди соединяют специальным ремешком, чтобы груз не болтался и не ёрзал по спине. Вообще все ремешки (сыромятные, понятно!) и вязки на поняге соединяются не пряжками, а специальными деревянными детальками, кляпушками, которые видны на рисунке. Пуговицы ненадёжны, а металлические пряжки гремят и звякают, что недопустимо для таёжного охотника. В тайге он должен быть абсолютно бесшумен.

Кстати, впервые я, ещё мальчишкой, узнал о крошнях из книжки известнейшего русского зоолога А. Н. Формозова «Семь дней в лесах» (3-е изд. М., 1947). В ней рассказывается об охотничьих приключениях двух мальчиков в начале прошлого века. У лесника на глухом кордоне они увидели эти самые крошни.

«Ребята заинтересовались плетёным из лыка предметом, который хозяин назвал крошнями. В крошни он положил топор, мешочек с хлебом, рукавицы и тёплые чулки, после чего, закрыв подвижные половинки, завязал тесёмкой и надел это подобие рюкзака за плечи. Плетёный из лыка  „рюкзак” — какая далёкая старина! Крошни в глазах мальчиков воскрешали охотничье снаряжение давно минувших времён, когда не были известны ружья, когда оленей били копьями, а бобры строили свои плотины на всех лесных речках…»


Всеми этими заплечными «носилками» тоже надо пользоваться умеючи. Вот несколько правил, которые, на мой взгляд, надо учитывать при переноске грузов хоть на поняге, хоть в современном рюкзаке:

— груз ни в коем случае не должен плотно прилегать к спине;


— плечевые ремни должны быть достаточно широкими и мягкими, чтобы не резали плечи, и одновременно жёсткими, чтобы не скручивались в верёвочку;

— наиболее тяжёлые предметы кладите в нижнюю  часть рюкзака, чтобы центр тяжести груза был как можно ближе к центру тяжести носильщика, который располагается у него на уровне крестца. Коротконогому легче тащить ношу за плечами, чем длинноногому;

— из предыдущего правила следует ещё одно. Лучше, если груз будет не длинным, а широким, но все же не шире плеч носильщика. На выставках туристического и охотничьего снаряжения можно увидеть огромное количество самых различных рюкзаков. Подавляющее их большинство похожи на гигантские, поставленные „на попа” сардельки с неисчислимым числом карманов и карманчиков. Может, они и хороши для туристов, которым надо проходить через турникеты аэропортов и автовокзалов. Однако в захламленной тайге, когда приходится перелезать через колодник или балансировать на скользком стволе упавшего дерева при переходе через ревущую горную речку, такие рюкзаки с непомерно высоким центром тяжести могут сослужить плохую службу;

— все пряжки и соединения ремней и лямок должны очень легко расстёгиваться. Иной раз это может спасти вам жизнь. Таёжники цепляют один из плечевых ремней (обычно это правый) нижним концом за нижний выступ поняги. Удерживается ремень только натяжением самого груза. Достаточно ослабить натяжение, оперев нагруженную понягу, например, о пень или валежину, как ремень снимается лёгким движением руки.

Думаю, что эти советы помогут молодому охотнику правильно сориентироваться при выборе и покупке рюкзака.


Материалы: http://www.dmitriyzhitenyov.com/index/ponjagi_i_pesteri/0-22

Поняги, крошни, пестери и горбовик для облегчения переноски грузов на охоте или в полевых условиях, устройство.

Описано огромное количество всяческих народных приспособлений для облегчения переноски грузов на охоте или в полевых условиях. Названий им, как говорится, нет числа, поняги, крошни, пестери. А конструкция в принципе одна – станок и прикрепленные к нему ремни, чтобы можно было надежно закрепить этот станок на плечах охотника, а также различные петельки и вязки для крепления груза к станку.

Поняги, крошни, пестери и горбовик для облегчения переноски грузов на охоте или в полевых условиях, устройство.

Все эти поняги, крошни, ныпки и пестери можно условно разделить на три группы. Первая – это различного рода рамки из прутьев или палок, обтянутые берестой, парусиной или брезентом. По этому же принципу изготавливаются и фабричные станки для рюкзаков.

Вторая – легкая доска, а третья – различной формы короба. Если для первых носимый груз может быть самого различного размера, то в приспособлениях третьей группы объем, а, следовательно, и вес груза заранее определен размерами короба.

Чем же хороши все эти поняги, крошни, ныпки и пестери и почему таежники пользуются ими до сего времени. Несмотря на заметный прогресс в изготовлении рюкзаков со станками?

Поняги, крошни, пестери, устройство и конструкция.

Дело тут в том, что у большинства поняг и крошен нет того рюкзачного мешка, который заранее определяет, сколько вы можете впихнуть в него вещей и предметов. Для того, чтобы упаковать груз на поняги, нужен только большой кусок прочной материи. Грубое полотно или легкий брезент. Достаточно завернуть все свои пожитки в этот кусок материи и приторочить его вязками к станку поняги.

На стоянках надо выкладывать все содержимое рюкзака, чтобы добраться до вещей, лежащих на дне, а с понягой этого легко избежать. Можно рассортировать вещи по группам, и тогда они станут доступнее. Однако главное преимущество станка в том, что груз не давит на спину, распределяется более рационально. Пространство между спиной и рюкзаком хорошо проветривается, спина не потеет. Кто совершал в таежных условиях длительные переходы с большим грузом за плечами, знает, как много значит правильно уложенный груз, который вы тащите.

Самый простой станок для рюкзака, которым вы пользуетесь, можно сделать из фанеры. Вырежьте кусок фанеры по размеру и форме той части рюкзака, которая прилегает к спине. Обработайте края наждачной бумагой, чтобы не занозить пальцы. В трех местах, показанных на рисунке, просверлите по паре дырочек и привяжите, пришейте фанерку к «спинке» рюкзака изнутри.

Можно усовершенствовать рюкзак и далее, вставив фанерки по всем его сторонкам и на дно. Получится почти что горбовик, о котором речь впереди, но только разборный. Не забудьте снабдить одну из лямок (для большинства удобнее правую) крючком. Такое крепление позволяет мгновенно расстегнуть лямку и освободиться от рюкзака. В критических ситуациях это бывает очень важно. С таким крючком и надевать рюкзак удобнее.

Простое усовершенствование рюкзака.

Горбовик используют на сборе ягод, грибов, кедровых орехов. Конструкция проста до гениальности. К большой не толстой доске прибивают прямоугольный лист фанеры так, что образуется как бы полуцилиндр. С торцов вставляются и опять же прибиваются к фанере две полукруглые досочки – днище и верх. В последнем вырезается отверстие, достаточное по размерам для того, чтобы можно было ссыпать внутрь ягоду, собранную сначала в котелок или какую-нибудь самодельную набируху-корзиночку, мостинку.

Это отверстие закрывается фанерной крышкой на вязках. Верх можно и не прибивать к фанере, и тогда он будет служить крышкой, но такая конструкция послабее первой. К горбовику, конечно, прибиваются или привязываются два плечевых ремня. Иногда, чтобы грибы или ягоды не мялись, внутреннее его пространство разделяют фанеркой на два отсека, верхний и нижний. Когда нижняя часть заполнится, на заранее прибитые внутри упоры кладут фанерку и продолжают собирать плоды лесного урожая в верхнюю половину горбовика.

1. Моя поняга из доски. 2. Горбовик.

Для Сибири, где ягоды и грибы собирают пудами, горбовик просто незаменим. Главное его преимущество – ягоды или грибы в нем совершенно не мнутся. Нести их в таком горбовике гораздо удобнее и легче, а, следовательно, набрать лесных даров можно побольше.

1. Печорский пестерь из бересты.

2. Пестерь, плетеный из полос бересты.
3. Поняги из планок (по С. В. Обручеву).
4. Уральские крошни (по С. Качиони).
5. Крошни с боковушками.
6. Дальневосточная сина из развилки деревца (по П. Г. Ошмарину и Д. Г. Пикунову).

Исстари в верховьях Печоры и Камы на сборе ягод и грибов местное население применяет так называемые пестери (пайва – по-верхнекамски). Это тот же горбовик, только сработанный целиком из бересты. Легок он необычайно! Конструкция его так же проста. Большой лист бересты складывается по определенной выкройке и сшивается тонким шпагатом или суровыми нитками.

Однако раньше использовали для этого тонкие еловые корни. Они отличаются исключительной гибкостью и прочностью, не рвут бересту. Их берут на обрывах таежных рек, где обнажены корни деревьев, подмытых половодьем. Длиной еловые корни бывают по несколько метров при совершенно одинаковой толщине по всей длине.

Чтобы можно было сшивать бересту, их вымачивают или вываривают для большей гибкости, а затем более толстые раскалывают вдоль, как ивовые прутья для плетения корзин. Однако тонкие, которые порой не толще обыкновенного шпагата, можно использовать и не раскалывая. Просто надо снять кору, что делается очень легко, и сшивать детали пестеря свежими корнями.

Пестери до сего времени плетут из узких берестяных полосок в виде большой заплечной сумки. Однако в большинстве они теперь ценятся как сувениры. Различные поняги и крошни рамного типа распространены по всей таежной зоне. Принципиально они не различаются по конструкции.

Поняги прибайкальских охотников (по рисунку В. С. Житенева).

Всеми этими заплечными «носилками» тоже надо пользоваться умеючи. Вот несколько правил, которые, на мой взгляд, надо учитывать при переноске грузов хоть на поняге, хоть в современном рюкзаке:

– Груз ни в коем случае не должен плотно прилегать к спине.
– Плечевые ремни должны быть достаточно широкими и мягкими, чтобы не резали плечи, и одновременно жесткими, чтобы не скручивались в веревочку.
– Наиболее тяжелые предметы кладите в нижнюю часть рюкзака, чтобы центр тяжести груза был как можно ближе к центру тяжести носильщика, который располагается у него на уровне крестца. Коротконогому легче тащить ношу за плечами, чем длинноногому.
– Из предыдущего правила следует еще одно. Лучше, если груз будет не длинным, а широким, но все же не шире плеч носильщика.

На выставках туристического и охотничьего снаряжения можно увидеть огромное количество самых различных рюкзаков. Подавляющее их большинство похожи на гигантские, поставленные «на попа» сардельки с неисчислимым числом карманов и карманчиков.

Может, они и хороши для туристов, которым надо проходить через турникеты аэропортов и автовокзалов. Однако в захламленной тайге, когда приходится перелезать через колодник или балансировать на скользком стволе упавшего дерева при переходе через ревущую горную речку, такие рюкзаки с непомерно высоким центром тяжести могут сослужить плохую службу.

Все пряжки и соединения ремней и лямок должны очень легко расстегиваться. Иной раз это может спасти вам жизнь. Таежники цепляют один из плечевых ремней (обычно это правый) нижним концом за нижний выступ поняги. Удерживается ремень только натяжением самого груза. Достаточно ослабить натяжение, оперев нагруженную понягу, например, о пень или валежину, как ремень снимается легким движением руки.

По материалам книги «Про тайгу и про охоту. Воспоминания, рекомендации, извлечения».
Дмитрий Житенев

Читать «Цитадель тайны (СИ)» — Ова Юля — Страница 5

Йоми посмотрел под ноги, куда указала Лилин, и ахнул. Россыпи спелой брусники расстилалиськуда ни глянь. Тот горбовик, что Лилин вручила ему около беседки, они набрали меньше чем за час, столько было ягоды кругом. Еще час ушел на тот, что был у нее.

— Так, будем в корзинки набирать? — спросила Лилин, принявшись снимать с помощника горбовик. — Или хватит?

— Я бы еще погулял.

— Тогда решено! Снимай-снимай, оставим их здесь. Не на себе же таскать. Прогуляться, говоришь? Давай погуляем налегке.

3 глава

На то, чтобы набрать еще две маленькие корзинки потребовалось больше трех часов.

Как же давно Йоми не чувствовал себя нормальным человеком. За все эти годы скитаний по чуждой людям земле он стал забывать, что значит гулять с девушкой под руку. Ну, почти под руку. Он смеялся вместе с Лилин над ее шутками, сам шутил. Впервые за долгое время он не тяготился тем, что куда-то идет. Впервые не вздрагивал, если где-то невдалеке вскрикивала птица. Впервые не оборачивался поминутно и не выискивал глазами того, кто мог бы напасть.

— Если бы не ты, я ни за что бы столько не собрала и за неделю. Спасибо тебе большое.

— Это тебе спасибо.

— А мне-то за что? — удивилась Лилин.

— За компанию.

На обратном пути, который Йоми совершенно не узнавал, Лилин подробно рассказала ему, сколько собирается заготовить ягоды: сколькосварить, сколько засушить. А парень даже не мог представить себе такого количества, видимо настолько привык к лишениям.

— Знаешь, Лилин, глядя на тебя, я начинаю верить в то, что и сейчас можно жить нормально.

— Я искренне рада.

Она улыбнулась, а Йоми недоумевал, отчего ему кажется, что он никогда прежде не видел такой улыбки, если роднее нет ничего.

— А еще, знаешь, только никому не говори, это секрет, здесь неподалеку есть руины большой деревни.

— Неподалеку, говоришь? Это километров сто пятьдесят наверно, — предположил Йоми.

— Чуть ближе, — Лилин рассмеялась, — так вот, когда-то эта деревня была богатой, там столько всяких сокровищ.

— Мне уже интересно.

— Как-то раз я там наткнулась на какой-то склад. Там было много банок! Представляешь? Стеклянные банки! На мой взгляд, ничего ценнее просто нет.

— Так уж и нет.

— В них же продукты, если конечно хорошо стерилизовать, могут годами храниться!

— Я об этом не подумал.

— Только вот крышек мало осталось, — вздохнула Лилин, — там пожар был, и пластмассовые крышки расплавились. А металлические попросту все заржавели.

— Без них неудобно, наверное?

— Ну да, но все равно в банках, даже завязанных промасленной бумагой, которой, правда тоже не очень-то и много осталось, все хранится куда лучше, чем в туесках и кадках, особенно если учесть, что их никто делать не умеет как следует.

Не зная что ответить на такую тираду, Йоми промолчал. А Лилин продолжала.

— А я ведь не из всей ягоды варенье варю. Конечно, большую-то часть я на самом деле сушу на солнце, но я не об этом.

— Что-то я совсем запутался.

— Никогда не умела объяснять. Самую крупную ягоду я сушу, на компот, а остальную, ну там, мелочь, раздавленную ягоду, или белобокую — варю. Чтобы было сладко приходится сильно вываривать. Сахара-то нет. Так вот, часть варева я закладываю в банки, ну, где-то половину, а остальное еще сильнее вывариваю, размазываю по доске и отправляю на солнце. Получается что-то вроде мармелада.

Лилин шла впереди и что-то еще рассказывала о своей жизни, что-то безумно интересное и живое, а Йоми шел за ней следом. Ему было приятно видеть ее спину впереди. За этой хрупкой и совсем еще незнакомой девушкой он готов был следовать хоть куда, правда сил с каждым шагом оставалось все меньше, лямки оттягивали плечи, полный ягоды горбовик пригибал к земле.

— Ох, сколько же дел впереди, — продолжила свои рассуждения Лилин. — Чувствую, что всю ближайшую неделю от плиты не отойду.

— Да уж. Но неужели ты всю эту ягоду собираешься переработать?

— Да! Как иначе? Не имею права не сделать!

Некоторое время они шли в тишине, но это молчание не казалось гнетущим, по крайней мере, для Йоми. Он наслаждался каждым мгновением, пением птиц, теплотой и нежностью солнечных лучей. Он наслаждался компанией Лилин.

— Где-то через неделю, — начала Лилин фразу, но, не договорив, оборвала. — О, а помнит ли кто-нибудь на этой планете, что такое неделя?

— Да уж, — подтвердил Йоми, задумавшись о том, что эта фраза уж слишком часто вырывается из его уст. — Это семь дней? Нет?

— А не десять? — Лилин искренне рассмеялась, но глаза ее сделались печальными и вскоре улыбка угасла. — Через несколько дней нужно будет заняться жимолостью. Почему-то она сейчас цветет позже всех. Ее здесь в округе много растет, да и в саду у меня есть несколько кустов. Ягода, сейчас моя основная задача. Я должна заготовить как можно больше варенья, чтобы на всю общину хватило.

Йоми казалось, еще шаг и он упадет. Горбовик весил целую тонну. Уверенности, что назавтра он сможет встать, не было совсем. Лилин тоже устала, но по ней это было почти незаметно.

— Лилин, а сколько здесь литров?

— Где? Каких литров?

— Я имею в виду тот агрегат, что висит у меня на горбу… О! Я кажется понял, откуда у него такое название!

— Ну да, — согласилась девушка. — Где-то двадцать пять.

— Ого! — воскликнул Йоми. — И в корзине еще литров шесть. Итого тридцать. А в килограммах это сколько будет?

— Все понятно, — Лилин засмеялась. — Мы скоро придем. Совсем чуть-чуть осталось.

— Вопросов больше нет.

Смех помог расслабиться, и Йоми даже почувствовал себя полным сил, хотя то были силы отнюдь не физические.

— Лилин.

— Да?

— Не думай, что я жалуюсь, но твой горбовик меньше, в нем и двадцати литров нет, а ты ведь с тем, что у меня идти собиралась, и еще с корзинами?

— Ну и?

— Как бы ты их тащила? Ума не приложу.

— Шутишь? Я бы одна в жизнь столько не собрала.

Когда они вышли к дому, оказавшемуся большим и уютным, солнце начало опускаться к горизонту. Йоми, несмотря на заверения Лилин, ожидал увидеть что-то чуть больше и симпатичнее землянки, и потому этот дом, высокий и наверняка светлый, так много в нем было окон, показался ему царскими хоромами. От земли и до крыши он был завешан зелеными гирляндами вьюнов, усыпанных цветами. Со всех сторон его окружали кусты черемухи и заросли высоченных цветов.

Это все напомнило сказки об эльфах, которые Йоми читал в детстве. Сказочно и пустынно. Все здесь дышало жизнью: ступени крыльца, с их приветливым скрипом. Приоткрытая дверь, из-за которой видна занавеска от мух — сотни разноцветных деревянных бусинок ручной работы, нанизанных на грубые шнуры. Прохладная тишина веранды, кухни и комнат, пахнувших домашним уютом. Ему казалось, всего мгновение назад, до того как они вошли, здесь, занятые повседневными хлопотами, суетились люди. На кухне — хозяйка, готовившая ужин, в комнате, дверь в которую расположена напротив входа, наверняка играли дети, наполняя округу смехом. А со двора доносился стук топора или молотка. Но никого не было, словно это какое-то иное измерение или лишь отражение реального мира, и здесь нет ничего живого.

Не было и товарищей Йоми.

Некоторое время парень разглядывал убранство дома так, словно видел перед собой чудо света. В общем-то, так и было. Его все здесь настолько заворожило, что он совершенно позабыл обо всем, в том числе и о хозяйке, и о своих друзьях.

— Ну, что скажешь о моей «крепости»? — спросила Лилин.

— О чем? — Йоми даже вздрогнул от неожиданности.

— О доме! Мой дом — моя крепость?

— А-а! Извини, я задумался. Твой дом прекрасен. Он напомнил мне о доме моих родителей. О доме, в котором я рос вместе с братьями и сестрой. Только, здесь очень тихо, а дома всегдабылошумно. У нас всегдабыло много гостей.

Лилин прошла на кухню и принялась растапливать печь, тем самым оставив гостя наедине с его переживаниями. Она спокойно чистила картофель, когда десятью минутами позже Йоми выбежал на кухню из гостиной, где разглядывал коллекцию небольших, с ладонь размером, глиняных фигурок фантастических существ.

Роман с фотографией — ВСП.RU

Николай Михайлович Бриль уже 55 лет не расстаётся с фотокамерой. Свой первый фотоаппарат – ФЭД-2 – он получил в подарок от отца на пятнадцатилетие. Тогда и начался его роман с фотографией. Вместе с камерой он получил в подарок профессию, потому что очень скоро увлечение стало его работой. С 1964 года в иркутских газетах стали появляться снимки за его подписью. До сих пор он хранит верность газетной фотографии. В работе фотокора он лишь однажды позволил себе перерыв, попробовав себя в качестве оператора на телевидении. О том, почему в нём победил фотокорреспондент, Николай Бриль рассказал в интервью Наталье МИЧУРИНОЙ.

«Чего это Бриль ходит на съёмки с фигалкой?»

– Николай Михайлович, сколько снимков в вашем архиве?

– Не считал. Я как-то прикидывал. На плёнке около 400 тысяч кадриков. Если взять соотношение удачных снимков один к десяти, то получится 40 тысяч. 

– Это только плёнка… А в цифре?

– Здесь вовсе затрудняюсь сказать. В 2000 году я одним из первых начал снимать на цифру для газеты в Иркутске. Меня только приняли на работу в «Восточно-Сибирскую правду». Приход в газету совпал с изменением технологий. Плёночные сканеры были тогда дорогие, поэтому решили обзавестись сразу цифровой камерой – простенькой, 3,5 мегапикселя (сейчас даже в телефоны такие не ставят). 

Незадолго до этого у меня дома появились компьютер, принтер, сканер. По большому счёту, я в цифру, как в последний вагон уходящего поезда, вскочил. Оргтехникой со мной рассчитались за работу, которую я сделал для одного иркутского музея. Попросили сделать фотографию большого размера – 2 метра в высоту и 4 метра в длину. Где печатать? В ванной решил проявлять. На стене растянул рулон фотобумаги, поставил увеличитель набок. И потом в ванну – ведро проявителя. С цифровым оборудованием такие задачи решаются намного проще. 

Первое время на меня смотрели косо: чего это Бриль ходит на съёмки с фигалкой? Я говорил: «Ребята, подождите, придёт время…» Тогда все – и Валера Орсоев, и Саша Князев, уже признанные фотографы – в голос обещали: «Мы никогда на цифру не будем снимать». Это совсем недавно было…  Теперь уже странно было бы в том числе и тогдашних моих оппонентов видеть с плёночным фотоаппаратом. 

Я не пытаюсь сейчас кого-то уколоть. Всё меняется. И фотография не исключение. Не меняется только роль света. Свет везде рисует  – на фотобумаге, на  фотоплёнке, на матрице. И  что ты хочешь сказать, ты с его помощью говоришь. 

Кому-то из молодых, может быть, сложно представить, что в газетах была лишь чёрно-белая фотография. Цвет появился тоже относительно недавно. А с плёночным цветом я практически не работал. Покупать «Кодак» или «Акфу» было очень дорого. Снимать на советскую цветную плёнку было невозможно. Она была ужасного качества. Адекватной цветопередачи добиться было практически невозможно. 

Но, по большому счёту, редакции были ещё в очень хорошем положении, поскольку получали плёнку прямо с завода. Делали заявку, и нам приходила качественная высокочувствительная плёнка с мелким зерном. Потом мы стали умудряться заказывать даже аэрофотоплёнку. Там чувствительность 2700 единиц вместо 65, которая продавалась. Извращались, как могли.

«Дети как дети»

– Вы с 15 лет с фотоаппаратом. Помните, когда впервые ваш снимок опубликовали в газете? 

– Помню, конечно. 31 января 1964 года. Это ужас как давно! Я учился в техникуме.  С фотоаппаратом не расставался. К нам по обмену приехал какой-то чех. В «Молодёжке» была школа юнкоров. Там к начинающим всегда относились по-человечески, с уважением.  Взяли мой снимок и текст. Это была первая публикация.

Но самые первые шаги я начал делать во Дворце пионеров. И мне очень повезло (мне вообще везло на людей, с которыми меня сталкивала фотография) встретить Георгия Семёновича Охлопкова. Порой кажется, что он  воспитал всех фотографирующих в Иркутске. Как-то разговорился со знакомым и бросил ему: ну, ты-то у Георгия Семёновича не занимался. Тот даже обиделся: «Как не занимался? Занимался!» И достал фотографии, в контакт отпечатанные с плёнки ещё во Дворце пионеров. Георгий Семёнович на технических вещах не  заморачивался. А вот видеть учил. Поэтому мы ходили по музеям – изучали композицию, ездили на Байкал, в походы ходили. Воспитывался глаз. Мы взрослели и всё равно приходили к нему, просто поговорить о фотографии.  Очень жаль, что руководство Дворца пионеров не сохранило охлопковскую школу фотографии. 

Постоянно меняется подход к фотографии. Вроде одно и то же снимают, а энергетика разная. Я люблю вглядываться в лица, видеть глаза. Иногда мне говорят: ну что ты так снимок обрезал! Чтобы глаза были видны, ведь глаза всегда выдадут сущность человека.

– Вы храните свои первые работы?

– Когда начинал снимать, конечно, ни о каком архиве не думал. А отец складывал некоторые негативы. И после того, как он в этом году ушёл из жизни, я разбирал его бумаги и наравне с фотографиями нашёл свои самые ранние негативы. Там, естественно, какие-то семейные фотографии или дети во дворе играют. Дети как дети. А сейчас на это смотришь: там время другое, эмоции другие, там есть своя атмосфера. 

– Не было разочарования, когда вы видели свой снимок в газете, ведь качество печати было не очень?

– Я работал тогда, когда ещё цинк был. Там разрешение было очень низкое. И конечно, бывали случаи, что напечатанное в газете изображение сложно было узнать. В 1988 году мы перешли на офсет. И сразу качественный скачок. И если хорошая газетная бумага, картинка выходила уже совсем другой. Конечно, и сейчас мы иногда тоже бываем разочарованы тем, что выдаёт типография. 

Когда я несколько лет назад сделал фотовыставку (хотя какая фотовыставка, первая полоса – вот моя фотовыставка!), мои работы повесили в рамках на паспарту, вид у них был достойный, хотя они не снимались как выставочные.  Многие портреты, которые были сделаны давным-давно, не утратили актуальности. Человек, находящийся в работе, в особом эмоциональном состоянии, не может быть неинтересным. Не важно, когда снимок сделан – двадцать или сорок лет назад.  

Метод – быть незаметным

– На вашей памяти много эпизодов, которые относятся исключительно к удаче фотографа, когда нужно оказаться в нужное время в нужном месте?

– Раньше, знаешь, была традиция фотографировать похороны.  Я пацаном тоже фотографировал. Старался снимать не покойника, а реакции людей. А вот когда погиб дядька, я снимал деревенские похороны. Похоронная процессия идёт по дороге, разрезающей поле одуванчиков, и на этом поле сидит белобрысый мальчишка и сдувает шапку одуванчика. В одном кадре перекрёсток жизни, её недолговечность и народившаяся новая жизнь. Никто этот кадр не выстраивал, всё произошло случайно. Нужно было лишь снять. 

Порой ты сам создаёшь момент, прогнозируешь его. Была съёмка Рихтера. Концерт в музтеатре. Тишина. Полный зал народа и тишина. Мне сказали: «Если фотоаппарат щёлкнет, мы тебя сразу же выведем». 

– И?

– Я снимал «Зенитом». По тем временам у меня был очень хороший телеобъектив. Замотал технику в поролон, чтобы не было слышно щелчков. А щелчок у «Зенита» звонкий! И после каждого «ба-бах» у меня сердце обрывалось. Думал, сейчас выведут. Но звук дальше меня не распространялся. Остался портрет пианиста. Для меня он важен и интересен. Так же как и портрет Распутина, которого я снял на крыльце деревенского дома совершенно случайно. Так же и Ножикова снимал. 

Командировки на БАМ – отдельная история! Игорю Николаевичу Спиченко было двадцать с хвостиком, когда его назначили начальником Братского аэропорта. Там мы с ним и познакомились. А когда начали строить магистраль, его в Усть-Кут перевели.  Через Усть-Кут транзитом огромное количество людей проходило: кто дальше в бамовские посёлки разъезжался, кто на север. Билетов, понятное дело, никогда нет. Мы к нему частенько заходили со словами: «Игорь Николаевич, нам ничего не надо, нам последние два места!» Этот пароль – последние два места – действовал всегда: хоть на транспортом самолёте, но всегда журналистам место находилось. Но когда первый бамовский десант высаживался, он сам подошёл и спрашивает: «Когда улетать будете?» А я ему: «На этот раз первыми». Это было 4 мая 1974 года. В Братске мы встретили поезд с ударным комсомольским отрядом, в Усть-Куте сняли митинг, а затем вертолётами перебрались в Звёздный (это первый посёлок на трассе). Отснимались. На площадке стоит маленький вертолётик. Спиченко делает нам сигнал, и мы летим в Усть-Кут. Потом первым же рейсом в Иркутск. А газета ждала… 

Точно так же у меня был случай, когда в новогодний номер «Комсомолки» нужно было сделать снимок девочки из Усть-Илимска. Дали на это два дня. В Братск прилетаю, там минус 38. А я в лёгких ботиночках. Это сейчас мы знаем, какая погода в любой точке мира. Из Братска в Усть-Илимск летали Ан-2. Звоним в Усть-Илимск, а там говорят: у нас актированные дни. Это значит, что там  никто не работает из-за низких температур. Но мне-то снимок нужен. Отправили меня туда из Братска грузовым бортом. А что это такое? Там только кабина пилотов обогревается. Меня в ватное покрывало для двигателей укутали, но это не спасало. С борта меня практически выносили, еле ноги передвигал, но до Усть-Илимска добрался. 

Мне надо было сделать снимок на эстакаде. Героиня была молодым строителем. И маленькое интервью с ней уже было записано. Вечером поехали в общежитие, я там её на всякий случай подснял в домашней обстановке. Наутро – на эстакаду. Там никто не работает, холод, ветер, но антураж-то есть, краны никуда не делись. Героиню мою укутали. А плёнка в фотоаппарате трещит, лопается. Два кадра делаю – и в машину, чтобы камеру отогреть. Мучились мы с полчаса. Я знаю, что у меня 15 кадров отснято, а какие? Но оттуда надо было ещё и уехать.  Фотографии необходимо было самолётом отправить из Иркутска в Москву, чтобы 30 декабря они были в редакции.  А самолёты из Усть-Илимска не летают. Пошли к автомобилистам.  Те: нас ГАИ не выпускает. Договорились с гаишниками, две машины (чтобы страховали друг друга) пошли в Братск. Оттуда грузовым Ан-26 домой, но на этот раз в кабине пилотов. И 31 числа на последней полосе вышла маленькая фотография.    

В 2001 году, после крушения пассажирского Ту-154 в Бурдаковке, нам удалось проскочить за оцепление. Сотрудники ФСБ обозначили границы, которые нельзя переходить. Но тут Шойгу появился, прилетел на вертолёте, я боком-боком, и сотрудники госбезопасности вроде не возражали. Это, наверное, и называется «в нужный момент в нужном месте». Не отсекли. Может, примелькался, может, оттого, что на рожон не лез.  Из авиакомитета сотрудник показал точку, с которой можно снимать. Я и снимал.

– С большим уважением отношусь к коллегам, которые работают в точках чрезвычайных ситуаций, трагедий.  Где рычажок, отключающий давление эмоций?

– Эмоции давят в любом случае. Здесь скорее на автомате всё происходит. Я ещё только начинал фотографировать для «Молодёжки». Возвращались из командировки, вылетели из поворота в районе Урика, а прямо перед нами полыхает дом. Все бросились помогать людям, а я схватился за фотоаппарат.  И только отснимав, присоединился к остальным. Точно так же в экстремальных ситуациях машинально спасаешь фотоаппарат: когда падаешь, камера на тебя падает, а не ты на неё. 

И, конечно, съёмка в чрезвычайных ситуациях, на пожарах требует определённых навыков. Не бездумных  движений, бравады, а понимания, что люди здесь работают, часто рискуя жизнью. 

Мне довелось снимать ликвидацию последствий разрыва магистрального нефтепровода в Заларях. Там часть нефти откачали, а остальное выжигали. Понятное дело, пожарные в зоне охраны. А мне надо поближе подойти. Смотрю, летит ворона. А пламя было мощнейшим, создавалась такая тяга, что человека могло затянуть. И эту ворону – в пламя! Сейчас об этом ЧС мало кто вспоминает. Уже сколько лет прошло, а проблема осталась для людей. Там до сих пор вода загрязнена. 

– У вас есть свой метод работы на съёмке?

– Люблю быть незаметным. Когда ты внедряешься в среду, люди перестают позировать. Техникум мне в этом смысле очень многое дал (после учёбы я ещё успел поработать на заводе). Могу совершенно спокойно поговорить с рабочим, и с инженером, и с конструктором. Когда ты с человеком разговариваешь на одном языке, это вызывает уважение и доверие.  

Как-то я увлёкся книгами по психологии. Мне стало ясно, что в определённом пространстве ты можешь управлять человеком, не воздействуя физически. Например, я не могу взять и повернуть  голову.  Всегда найдутся слова, которые позволяют корректировать всё это. Нужно помочь человеку жить в том пространстве, которое ты ему создал. Ему должно быть удобно в этом пространстве. И тогда у него мышцы перестают каменеть. Почему хорошо работать с журналистом? Когда делаешь материал в тандеме, ты отслеживаешь разговор и чувствуешь будущий материал.   

Была только маленькая проблема. Я не любитель выпить. Журналистов встречали радушно, часто устраивали застолья. Однажды с Арнольдом Харитоновым мы поехали в Усть-Кут. Нам надо было сделать материал о команде сухогруза. В рейсе – сухой закон. Но капитан решил: раз гости, можно расслабиться. Выпили по первой, и я ретировался. Утром с рейда ушли, слышу, как капитан с Харитоновым разговаривает: «Странно, фотограф у вас не пьёт. Не стукач?» Чтобы не быть чужаком, нужно найти с людьми контакт. С лесниками, которые пили исключительно спирт, вообще пришлось идти на хитрость: я с собой в командировку вино брал. Они спирт пьют, я – тамянку. 

– Какая-то удивительная привязанность и верность у вас к газетному снимку. Многие иркутские признанные мастера фотографии проходили через газеты, но не задерживались там надолго. 

– Мне интересен процесс, редакционный коллектив, мне интересны постоянные встречи с людьми. Дома даже такая хохма была: «Ну да, все за столом, а Коля на съёмке!» 9 Мая я весь день снимаю, чей-то день рождения,  а я успеваю только к чаю  – был на работе. И в этом мы временами не сходились с домашними, но меня понимали всегда, и в конце концов все привыкли!

И потом, у фотокора реакция должна быть быстрой. Ты постоянно  должен быть в хорошей форме. Мне есть с чем сравнивать, ведь я не только в газетной редакции работал. Был на телевидении оператором. И фильмы снимал.

– Но телевидение вас отпустило.

– Да, отпустило. Пришло понимание, что нельзя снимать кино и делать фотографии одновременно. Мыслишь по-разному. В одном случае важна динамика. В другом важно зафиксировать момент. Работа фотокора требует реакции на события, человека. 

Случаи с разными последствиями

– Николай Михайлович, вам доводилось совмещать в себе и автора снимков, и автора текста?

– Как-то с журналистом «Молодёжки» Борисом Ротенфельдом мы делали книгу о пропагандистах, для которой мне нужно было сделать портреты. И закинуло меня в деревню Коршуново. Это в 250 километрах от Киренска. Там нужно было сфотографировать директора школы. Прилетел. На следующий день минус 45 на Лене. Прогноз такой: недельку будет туман и низкая температура. За эту неделю я сфотографировал моего пропагандиста, обошёл 300 дворов, со всеми поговорил. Побывал и на фельдшерском пункте, и на релейной станции. Охотоведа нашёл, трофеи его подснял. Познакомился с шикарнейшей семьёй. Там девочка Машенька вечером садилась у печки и пела, а к ней липли лайки. У меня до сих пор хранится этот снимок. Интересно, кем она стала?   

И оттуда я привёз фоторепортаж. Потом сел, спокойно написал. И репортаж мы выдали в новогодний номер. Через неделю приходит письмо примерно такого содержания: «Уважаемый Николай Михайлович! (Тогда меня по отчеству почти никто не называл.) Мы вам очень благодарны, что о нашей деревне, о которой практически никто не знает, вы так рассказали». Потом и посылка даже приходила. 

А второй репортаж был из Шиткино. Место замечательно тем, что там жил удивительный человек –  бывший партизан, писатель Константин Янковский. И решили мы из этой деревни сделать ко Дню учителя материал. В управе согласовали кандидатуру для репортажа, вчерашнюю выпускницу института, которая работает учителем по распределению. Мы задумали показать быт деревенского педагога. Девчонка молодая, чтобы не компрометировать, на съёмки пригласил и её подружку. Мы всё втроем делали: и блины пекли, и дрова кололи, и в школе работали. Материал вышел. И всё хорошо, если бы не одна фраза, которую я написал с её слов, – что знания учеников на селе отличаются от знаний городских. Неожиданно разразился скандал. Пришло письмо от учеников, мол, вы нас опозорили. И эту учительницу начали травить. Мне Янковский позвонил: приезжай! Я в управу, говорю, вы посмотрите, что творится. Поехали уже с сотрудником туда. Как они там поднялись, невозможно было ничем остановить! Более того, в редакцию пришло письмо о том, что у нас с этой девочкой якобы были отношения. После этого девочку перевели в Иркутск. И она здесь преподавала. Потом мы даже смеялись: слава богу, девчонку вырвали из глухомани!

Вот тебе два случая, а последствия разные. 

– Вам довелось сталкиваться с цензурой в фотографии?

– Давление, конечно, какое-то оказывалось. Даже в конце восьмидесятых – начале девяностых. К примеру, возле вокзала экологи организовали пост, где собирали подписи против проброски трубы с БЦБК в Иркут (решение принято в апреле 1987 года. – Авт.). Тогда никто разрешения на такие мероприятия не брал, никто о них заранее не объявлял. И мы, журналисты, оказались на месте раньше сотрудников КГБ, вместе с которыми и первый секретарь обкома приехал: «Кто вам разрешил фотографировать? Значит, так, сейчас поедете со мной!» Мальчики тем временем организаторов теснят от народа. Нас забрали в обком партии и пытались читать лекцию о том, что строительство трубопровода – проект партии. 

– Хорошо, что  не в тигрятник.

– И тигрятники были.  Мы напрямую с политотделом МВД работали. Тогда ещё  пресс-служб не создали. Я снимал, как скины на сквере Кирова собрались в день рождения Гитлера. Приехали сотрудники, стали всех зачищать и меня вместе со всеми. Спас полковник один. 

– Почему вы ушли из «Советской молодёжи»?

– Просто газета начала рушиться. Харитонов ушёл на телевидение, и я с ним. Никогда не снимал кино. Прихожу. Мне дали кинокамеру… Сказали: вот заряжай 120 метров и иди снимай, что хочешь.

– Прямо-таки и кинокамеру?

– Да. Тогда снимали на 16-миллиметровую киноплёнку. Она проявлялась в машинах, монтировалась, а потом материал выдавали в эфир.  

Я положил камеру в брезентовую сумку и поехал в Солнечный. Был ноябрь. Ледокол «Ангара» полузатопленный. А вокруг него бегал катерок. Что он там делал, не знаю, но выглядело это очень красиво: река парит, лёд на воде колышется, свет интересно падает. Потом ещё что-то поснимал. Прихожу на студию, проявили. Не стали монтировать, решили так смотреть. Собрались серьёзные операторы. А у меня внутри всё колотится: тебе сорок, а ты как на экзамене. И когда на экране увидел картинку, сам обалдел. В объективе-то видишь одно, а на экране всё по-другому. Так начал на телевидении работать. Сначала – оперативная съёмка. Потом – на программах. Потом – кино.  

Всё равно фотография взяла своё. На телевидении все постоянно в конфликте. Такой вот эффект большого коллектива. В газетной редакции тоже бывают конфликты, но столь эпических масштабов они не принимают. Но телевидение тоже определённая школа. Это было интересно. Снимали «Дороги Якутии», «Белый город Нерюнгри». Сняли с Борей Шуньковым фильм об Иркутске. К сожалению, с этим талантливым человеком мне довелось работать только над одним фильмом. 

– А как вы оказались в «Восточке»?

– Это было как раз после того, как я ушёл с телевидения, полгода занимался городским фотоклубом. Знакомый  как-то показал мне объявление, что газете нужен корреспондент. Я ушам своим не поверил, позвонил Олегу Быкову, заместителю главного редактора, спрашиваю: «Вам фотокор нужен? А Бриль не подойдёт?» И на следующий день вышел на работу. 

«Стараться увидеть свет в другом человеке»

– А я ведь правильно понимаю, что по большому счёту в профессию вас привёл отец, подарив фотоаппарат?

– Я за многое ему благодарен. Он нас многому научил. И прежде всего отношению к жизни. Лет в тридцать я понял, что мой отец настоящий герой. Ну и что, что нет кистей рук, которые он потерял во время ранения.  Он колол дрова, копал картошку, собирал в лесу ягоду. Мы с ним ходили в тайгу, так он как сохатый шёл, за плечами пятиведёрный горбовик. И не чувствовал себя ущербным. Он не требовал к себе особого отношения, и за это его уважали. Человек после такого ранения научился писать, а почерк у него был каллиграфический. Но когда в детстве мы его просили рассказать о войне, он постоянно повторял: нечего рассказывать, война – это страшно. 

Долгое время мне казалось, что у нас в семье родители никогда не ссорились. По крайней мере, я этого не слышал. Потом мама рассказала, что нас с сестрой укладывали спать (мы жили на Чкалова), родители шли к площади, делали по ней пару кругов, выговаривались, домой приходили, а там мы сопим. И это было для них счастье. 

Умение в критических ситуациях не перекладывать негатив на других дорого стоит. Мне кажется, я этому научился у них. И когда мне бывает тяжело, я тоже выхожу в город и пытаюсь найти, за что взглядом зацепиться – красоту. И фотография меня спасла от многих неправильных поступков, которые могли серьёзно поменять жизнь. Стараться увидеть свет в другом человеке, в пространстве и прочее, прочее. Это даёт фундамент, чтобы прочно стоять на земле.

Рюкзаки, поняги Библиотека Ковдорского авиаотделения Мурманской авиабазы

 

 

 

 

 

 

 

Рюкзаки, поняги.


Много шатаясь по тайге, я на собственных ногах и спине познал одну из главных заповедей таежного бродяги — если хочешь сохранить побольше сил, имей снаряжение такое, чтобы оно максимально способствовало этому. Не по ноге обувка, не по мерке одежда, плохой рюкзак могут настолько обессилить тебя, что любимое занятие, охота, будет не в радость.
Сегодня в магазинах полным-полно всякого рода почти невесомых рюкзаков, со станками и без них, а лет тридцать-сорок тому назад купить хороший рюкзак было настоящей проблемой.
Описано огромное количество всяческих народных приспособлений для облегчения переноски грузов. Названий им, как говорится, несть числа, а конструкция в принципе одна — станок и прикрепленные к нему ремни, чтобы можно было надежно закрепить этот станок на плечах охотника, а также различные петельки и вязки для крепления груза к станку. Все эти поняги, крошни, ныпки, пестери можно условно разделить на три группы.
Первая — это различного рода рамки из прутьев или палок, обтянутые берестой, парусиной или брезентом. По этому же принципу изготавливаются и фабричные станки для рюкзаков. Вторая — легкая доска, а третья — различной формы короба. Если для первых носимый груз может быть самого различного размера, то в приспособлениях третьей группы объем, а следовательно и вес груза заранее определены размерами короба.
Чем же хороши все эти приспособления, и почему таежники пользуются ими до сего времени, несмотря на заметный прогресс в изготовлении рюкзаков со станками?
Дело тут в том, что у большинства поняг (рис. 1) и крошен (рис. 2) нет того рюкзачного мешка, который, как я уже сказал, заранее определяет, сколько вы можете впихнуть в него вещей и предметов. Для того чтобы упаковать груз на поняге, нужен только большой кусок прочной материи (грубое полотно или легкий брезент). Достаточно завернуть все свои пожитки в этот кусок материи и приторочить его вязками к станку поняги. На стоянках надо выкладывать все содержимое рюкзака, чтобы добраться до вещей, лежащих на дне, а с понягой этого легко избежать. Можно рассортировать вещи по группам, и тогда они станут еще доступнее для хозяина.
Однако преимущество станка и в том, что груз не давит на спину, распределяется более рационально, пространство между спиной и рюкзаком хорошо проветривается, спина не потеет. Кто совершал в таежных условиях длительные переходы с большим грузом за плечами, знает, как много значит правильно уложенный груз.
В студенческие годы мы много бродили по иркутской тайге и осенью, и зимой, и весной. Я смастерил себе понягу из тонкой березовой доски (рис. 3) и пользовался ею постоянно. Там же, в тайге под Иркутском, я увидел впервые приспособление, названное сибиряками очень метко — горбовик (рис. 4). Его используют на сборе ягод, грибов, кедровых орехов. Конструкция проста до гениальности. К большой нетолстой доске прибивают прямоугольный лист фанеры так, что образуется как бы полуцилиндр. С торцов вставляются и опять же прибиваются к фанере две полукруглые досочки — днище и верх. В последнем вырезается отверстие, достаточное по размерам для того, чтобы можно было ссыпать внутрь ягоду, собранную сначала в котелок или какую-нибудь самодельную набируху-корзиночку, мостинку. Это отверстие закрывается фанерной крышкой на вязках. Верх можно и не прибивать к фанере, и тогда он будет служить крышкой, но такая конструкция послабее первой. К горбовику, конечно, прибиваются или привязываются два плечевых ремня. Иногда, чтобы грибы или ягоды не мялись, внутреннее его пространство разделяют фанеркой на два отсека, верхний и нижний. Когда нижняя часть заполнится, на заранее прибитые внутри упоры кладут фанерку и продолжают собирать плоды лесного урожая в верхнюю половину горбовика. Для Сибири, где ягоды и грибы собирают пудами, горбовик просто незаменим. Главное его преимущество — ягоды или грибы в нем совершенно не мнутся, нести их удобно и легко, а следовательно набрать лесных даров можно побольше.
Недавно с интересом узнал, что это изобретение сибирских промысловиков используется и на европейском Севере нашей страны. Однако предшественником горбовика там было другое.


Исстари в верховьях Печоры и Камы на сборе ягод и грибов местное население применяет так называемые пестери (пайва — по-верхнекамски). Это тот же горбовик, только сработанный целиком из бересты (рис. 5). Легок он необычайно! Конструкция его также проста. Большой лист бересты складывается по определенной выкройке и сшивается тонким шпагатом или суровыми нитками. Однако раньше использовали для этого тонкие еловые корни. Они отличаются исключительной гибкостью и прочностью, не рвут бересту. Их берут на обрывах таежных рек, где обнажены корни деревьев, подмытых половодьем. Длиной еловые корни бывают по нескольку метров при совершенно одинаковой толщине по всей длине. Чтобы можно было сшивать бересту, их вымачивают или вываривают для большей гибкости, а затем более толстые раскалывают вдоль, как ивовые прутья для плетения корзин. Однако тонкие, которые порой не толще обыкновенного шпагата, можно использовать и не раскалывая. Просто надо снять кору, что очень легко сделать.
Русский Север вообще богат разнообразием изделий из бересты. Пестери до сего времени плетут там из узких берестяных полосок в виде большой заплечной сумки (рис. 6). Однако в большинстве они теперь ценятся как сувениры.
Различные поняги и крошни рамного типа, как я их называю, распространены по всей таежной зоне нашей страны рис. 7, 8. Принципиально они не различаются по конструкции. Наиболее характерная «модель» изображена на рисунке, который я нашел в архиве моего отца (рис. 9). Он был художником и в молодости много бродяжил по прибайкальским хребтам, таская груз как раз на этой поняге (см. фото), изготовленной местными жителями. Все понятно на этом рисунке. Скажу только, что для рамы берется черемуховый прут и обязательно с небольшим сучком, который служит как бы вешалкой для ружья, чтобы оно не оттягивало и без того нагруженные плечи. Раму обтягивают листом бересты и края заворачивают на раму, так что к спине прилегает внутренняя ее сторона, более гладкая. Плечевые ремни, чтобы не резало плечи, подшивают снизу шкурой какой-либо домашней скотинки и обязательно с волосом, а спереди соединяют специальным ремешком, чтобы груз не болтался и не ерзал по спине. Вообще все ремешки (сыромятные, понятно!) и вязки на поняге соединяются не пряжками, а специальными деревянными детальками — кляпушками, которые видны на рисунке. Пуговицы ненадежны, а металлические пряжки гремят и звякают, что недопустимо для таежного охотника. В тайге он должен быть абсолютно бесшумен.


Всеми этими заплечными «носилками» тоже надо пользоваться умеючи. Вот несколько правил, которые, на мой взгляд, надо учитывать при переноске грузов хоть на поняге, хоть в современном рюкзаке:
— груз ни в коем случае не должен плотно прилегать к спине;
— плечевые ремни должны быть достаточно широкими и мягкими, чтобы не резали плечи, и одновременно жесткими, чтобы не скручивались в веревочку;
— наиболее тяжелые предметы кладите в нижнюю часть рюкзака, чтобы центр тяжести груза был как можно ближе к центру тяжести носильщика, который располагается у него на уровне крестца. Коротконогому легче тащить ношу за плечами, чем длинноногому;
— из предыдущего правила следует еще одно. Лучше, если груз будет не длинным, а широким, но все же не шире плеч носильщика. На выставках туристического и охотничьего снаряжения можно увидеть огромное количество самых различных рюкзаков. Подавляющее их большинство похожи на гигантские, поставленные «на попа» сардельки с неисчислимым числом карманов и карманчиков. Может, они и хороши для туристов, которым надо проходить через турникеты аэропортов и автовокзалов. Однако в захламленной тайге, когда приходится перелезать через колодник или балансировать на скользком стволе упавшего дерева при переходе через ревущую горную речку, такие рюкзаки с непомерно высоким центром тяжести могут сослужить плохую службу;
— все пряжки и соединения ремней и лямок должны очень легко расстегиваться. Иной раз это может спасти вам жизнь. Таежники цепляют один из плечевых ремней (обычно это правый) нижним концом за нижний выступ поняги. Удерживается ремень только натяжением самого груза. Достаточно ослабить натяжение, оперев нагруженную понягу, например, о пень или валежину, как ремень снимается легким движением руки.
Думаю, что эти советы помогут молодому охотнику правильно сориентироваться при выборе и покупке рюкзака.

Дмитрий Житнёв, охотовед


Библиотека

&nbsp

 

НЕ ДАДИМ ГОРЕТЬ НАШИМ ЛЕСАМ!

ПОЛОСАТЫЙ БАКЕН: Эволюция рыболовного ящика.


Вновь я жалкий Бродяга
Без рюкзака бреду по тайге
Шмутки свои тащу в одеяле
Стоит ли жить после этого мне?
 © Владимир Деньгин

«Рюкзак, ранец, горбовик, вещмешок, сидор, котомка, поняга — вот основные названия и типы заплечных емкостей для переноски запасов пищи и имущества сибирских охотников и рыболовов.»


Все начиналось c горбовика, еще в моем детстве, у отца был самодельный горбовик, вставлялся в рюкзак и переносился на спине на ремнях. При поездках на мотоцикле и снегоходе, он опирался на сиденье. В него входило два ведра мерного окуня, если рыбы ловили больше, то горбовик вынимали из рюкзака, а в рюкзак складывали излишки. Было три штуки, маленький , средний и большой. У меня маленький, а отец за грибами брал большой,  на рыбалку средний.  

Время шло, отец до сих пор пользуется горбовиками, у него их есть немного)))

Я как жертва рекламы (журнал РсН читал регулярно)))))), приобрел себе ящик Аэлита (большой).
Радость была не долгой, ровно до первого выезда на рыбалку. Более не удобного ящика  блеснильщика я не встречал. Для меня до сих пор загадка, почему он так популярен у других производителей, что те с неистовым рвением его подделывают))))).  Не приспособлен он для ходовой рыбалки, это надо признать… Удочки не влазят, с верхних отделений крышки все постоянно высыпается, при открытии крышки, ящик падает.  При переходах ящик сваливается с плеча, да и носить его жутко неудобно. Делать нечего, деньги потрачены, нужно эксплуатировать.
Купил для него санки, так и возил несколько сезонов. при этом отвалилась защелка, отремонтировал, поставил металлические петли.

Но сани для поиска хищника не вариант. По этому поиски продолжались, пока я не приобрел финский из EPP полипропилена. Долго выуживал распродажу с бесплатной доставкой, один раз проворонил, со второй попытки только заказал.






Очень удобный зимний рыболовный ящик, для блеснения. концепция его перекликается с горбовиком. Высота, плечевые ремни, плюсом он легкий и  прочный. Сделан из термоизоляционного материала, плотно закрывается, поэтому прекрасно сохраняет тепло. Высокий — удобно ловить сидя, удочки спокойно размещаются внутри. Имеет регулируемые отделения. закинул его за спину, в руках бур, удочка и почесал, по лункам. Передвигаешься не возвращаясь, как это было с санями. Свободный поиск рулит))))). Ящик претерпел абгрейд, теперь коробки с приманками, мелочи(ножи для бура, отвертка и т.д.)  снаружи в карманах, не приходится поминутно лазить в основное отделение.


При всем удобстве, обнаружился и недостаток. При длительных переходах, низ ящика давит на поясницу, если автомобиль или снегоход в шаговой доступности, то это  не ощущается. Если переходы длинные, то нозит.

Только по этому я стал присматривать еще и рюкзак, именно для длительных пеших переходов. Выбор рюкзаков в магазинах огромный, но под мои критерии не так уж и много рюкзаков. Либо туристические, либо так называемые рыболовные, либо очень дорогие от именитых брендов. Ни те ни другие в полной мере по функционалу или цене мало пригодны для блеснильщика. Особенно рыболовные (как их позиционируют продавцы), этакие камуфляжные мешки бесформенного вида))). Мои требования к рюкзаку, достаточны тривиальны: латы  для эффективной передачи нагрузки с плечевых лямок на поясной ремень, поясной ремень для переноса нагрузки с позвоночника на бедра, наличие больших наружных карманов под коробки с приманками, чтобы поминутно не лазить в сам рюкзак, и ремни для крепления амуниции  снаружи рюкзака. Объехав близлежащие магазины, остановил свой выбор на штурмовом рюкзаке объемом 55 литров. Причем в магазине продавец долго отговаривал меня в пользу более практичного, по его словам, рюкзака рыболова)))) Так с непониманием он и продал мне рюкзак…

Рюкзак имеет алюминиевые латы, регулируемые подвесные ремни, вентилируемую спинку, ручку для переноски,

снаружи три вместительных кармана, один по центру,
и два по бокам.

Два карманчика из сетки,  два на поясе,
 два кармана в клапане.

Основное отделение разделено на два отсека, съемной перегородкой и доступом с низу, плюсом дождевик. В боковой карман из сетки вставил тубус для удочек, пристегнул его ремнем, благо их по всему рюкзаку пришито с запасом.


Рюкзак оказался очень удобным, в переходах практически не ощущается вес, все принадлежности нашли себе место в карманах. В основном отделении термос, еда и фотоаппарат. Для рыбы я взял мешок для сменной обуви из непромокаемой ткани, пришил к нему поясной ремень. Можно носить на поясе, можно сложить в рюкзак. 

На сегодняшний день мои потребности в рыболовном снаряжении для блеснения полностью перекрыты. 

Удачных рыбалок!

Спасибо!

Чартеров Хвоста Кита | Горбатые киты

Горбатые киты дышат воздухом у поверхности воды через два дыхательных отверстия, расположенных около макушки головы. Их удар — двойной поток брызг, который поднимается на 10-13 футов над поверхностью воды. Хвостовые лапы горбатого кита, которые во время погружения поднимаются высоко, имеют волнистые задние края. Глубоко зазубренные сосальщики (хвост) имеют ширину от 10 до 12 футов, взрослые особи обычно составляют от 39 до 52 футов в длину и весят примерно 36 тонн, а эти киты могут жить от 50 до 70 лет.

Грудные плавники составляют до одной трети длины тела горбатого кита и имеют неровные края; это самые большие ласты любого кита. У них также есть около 15-35 канавок для горловины, эти канавки позволяют горловине расширяться при питании через фильтр. Самки китов размножаются каждые 2–3 года, а их период беременности составляет одиннадцать месяцев, телята имеют длину около 14 футов при рождении и находятся на кормлении своих матерей в течение первых шести месяцев, а затем проходят еще один период кормления и самостоятельного кормления в течение еще шести месяцев. месяцы.И самцы, и самки достигают половой зрелости в возрасте пяти лет, полная зрелость — около 15 лет, самки немного крупнее самцов.

Самцы и самки горбатых китов поют, однако только самцы издают длинные, громкие и сложные песни, которыми славится этот кит. Каждая песня состоит из звуков в нижнем регистре, которые различаются по амплитуде и частоте и обычно длится от 10 до 20 минут. Горбатые могут петь непрерывно более 24 часов. У китообразных нет голосовых связок, поэтому киты воспроизводят свою песню, прогоняя воздух через свои массивные носовые полости.

Ученые не уверены в цели песни кита. Поют только самцы, что говорит о том, что одна из целей — привлечь самок. Однако многие из китов, приближающихся к певцу, принадлежат к другим самцам, что приводит к конфликту. Поэтому пение может быть проблемой для других мужчин. Некоторые ученые говорят, что песня может выполнять эхолокационную функцию. Во время сезона кормления горбачи издают совершенно разные звуки, загоняя рыбу в свои пузырчатые сети. Было также обнаружено, что горбатые киты издают ряд других социальных звуков для общения, таких как «ворчание», «стоны», «фырканье» и «лай».

почему они такие неровные и неровные?

Горбатые киты: почему они такие неровные и неровные?

Грудные плавники, голова, горло и хвост покрыты шишками! Вы могли подумать, что вы просто подросток с серьезными прыщами? Что ж, как нельзя больше ошибаться, когда речь идет об этих морских ангелах…

Heads Up.
Дыхало горбатого кита.

Давайте начнем с головы и спустимся вниз. Голова горбатого кита имеет размер около 2,5 м и имеет симметричное расположение пузырьков.Это бугорки. Каждый из этих бугорков размером с ваш кулак покрывает один или два волоска, называемых вибриссами. Считается, что эти волосы, скорее всего, используются, чтобы помочь киту почувствовать различные колебания в толще воды. Это похоже на дополнительное чутье, которое помогает им составить более четкое представление об окружающей их среде,

Отличный малыш! Отлично!
Горбатый кит показывает свою большую пасть!

Двигаясь вниз по телу к горлу, мы видим огромные бороздки или складки, которые простираются от подбородка до области пупка животного.Эти бороздки можно увидеть на других китах, таких как: Голубой кит, Финский кит и Сей-кит, и это лишь некоторые из них. У горбатого кита может быть от 14 до 35 складок на шее. Желобки выполняют важную функцию, помогая увеличить объем области рта и, следовательно, количество потенциальной пищи, которую эти существа могут получить за один глоток. Горбатые киты являются фильтраторами, что означает, что каждый раз, когда они хотят поесть, они начинают с выпада с широко открытым ртом в огромную группу криля, анчоусов или других мелких стайных рыб.Как вы понимаете, маленькие животные стараются уйти с дороги, а это значит, что у горбатого кита остается много воды. Однако из-за увеличенного объема, который горловые канавки придают горбатым животным, требуется меньше выпадов в день для получения необходимого количества пищи, чем если бы у них не было канавок. Отлично!

Неровные, неровные ребра
Просто дружелюбный горбатый кит здоровается своим большим грудным плавником

Грудные плавники горбатого кита расположены сразу за глазом и перед средней отметкой на теле млекопитающих.Это самые длинные плавники среди всех видов китообразных, и они могут составлять около одной трети размера тела животного. В среднем это около 5 м (16,4 фута)! Сами придатки чрезвычайно подвижны в суставах, что, в свою очередь, помогает этим изящным гигантам легко плыть по воде. Вдобавок передняя и задняя кромки плавника, конечно же… неровные! Чтобы вас немного запутать, эти шишки также называют бугорками, и на краю грудного плавника может быть от 9 до 11 таких шишек.Было доказано, что эти бугорки помогают уменьшить сопротивление кита и, таким образом, скользить по воде более обтекаемым и контролируемым образом — почти так же, как небольшие вмятины на мяче для гольфа помогают уменьшить его сопротивление и заставить его двигаться. летать по воздуху лучше.

Хвост кита состоит из двух долей, каждую долю также можно назвать двуусткой. У горбачей есть очень выраженная V-образная выемка, где две лапы встречаются для хвоста. Задний край хвоста с небольшими зазубринами по длине с более мясистыми закругленными краями.Эти зазубрины, вероятно, выполняют ту же функцию, что и бугорки на грудных плавниках.

Эти природные биологические особенности, которые помогают животному преодолевать сопротивление сопротивления и гидродинамические трудности, широко применяются во всех типах самолетов и ветряных турбин, чтобы помочь им преодолеть аэродинамические трудности, а также повысить эффективность.

Самоходные погрузчики
Моллюски на хвосте горбатого кита

Вы часто будете видеть фотографии горбатых китов со скоплениями чего-то вроде бело-коричневых панцирей.На самом деле это ракушки. Считается, что взрослые горбатые киты могут иметь на теле до 450 кг — это много безбилетников! Вам может показаться, что это много, но для животного, которое может весить до 40 тонн, это совсем немного. Моллюски имеют тенденцию концентрироваться в определенных областях тела: вдоль рострума (верхней челюсти), губ, горла, ласт, кончиков хвостовых сосальщиков и даже вокруг половых щелей — ах! Виды ракушек, которые росли непосредственно на коже горбачей, называются усоногими желудями — Semibalanus balanoides. Затем есть второй вид ракушек, которые растут на вершинах желудей, называемых гусиными ракушками. Pollicipes pollicipes. Barnacles — это приспособления для фильтрации, что означает, что они пытаются захватить как можно больше питательных веществ, которые проплывают мимо них «руками» из волос. Таким образом, эти организмы получают большую пользу от жизни на животных, которые постоянно перемещаются, особенно в богатой питательными веществами прохладной воде, в которой они проводят лето.

Все в шрамах
Шрамы на спине горбатого кита

На теле горбатого кита можно найти много-много шрамов.Они происходят из самых разных источников. Моллюски, прикрепившиеся к коже горбатых горбушек, очень острые. Это означает, что когда горбатые животные находятся в тесном контакте друг с другом, они, скорее всего, порежутся о ракушки. Вот почему у мужчин часто бывает больше таких рубцов, чем у женщин. Во время спаривания самцы могут оттеснить других самцов, чтобы занять первое место рядом с самкой. Кроме того, молодые телята будут видеть со рубцами от ракушек, когда они пытаются оставаться в непосредственной близости от своих матерей.

При спаривании матери и детеныша также будет больше шрамов от косаток. По мере того, как пара мать и детеныш совершают долгую миграцию из теплых мест размножения и родов в более прохладные воды для кормления стай косаток, они будут пытаться воспользоваться уязвимым детенышем. Эти атаки могут привести к истощению и потере теленка у матерей.

Необычное животное, о котором вы, возможно, не слышали раньше, акула-печенька, оставляет свой неприятный круглый шрам и на этих массивных животных.Эти глубоководные акулы живут в более теплых водах, но поднимаются из глубин, чтобы полакомиться свежим мясом китов!

У горбатых китов много хорошего: неровная, неровная, пышная и покрытая шрамами, и у них есть что рассказать, но мы все равно их любим!


Иззи Дэвид

Бортовой натуралист / биолог для наблюдения за китами во время весеннего прилива и экологических туров


Подробнее статьи, Новости

Как спят киты? Киты — такие же дышащие воздухом млекопитающие, как и мы.Они должны всплыть, чтобы дышать. Так как же

Как долго кит может задерживать дыхание? Кто держит рекорд? Клювый кит Кювье держит текущий рекорд

Tl’uk The White W’orca Забудьте о белых ходунках, все дело в этом белом w’orca -Tl’uk! Этот молодой косатка, впервые замеченный

Положительное влияние удаления плотины Эльва Каждый год миллионы лососей перемещаются из открытого океана в

.

Киты, или, если использовать научное слово «китообразные», могут проводить большую часть своей жизни под водой.Но однажды

Косатки и культура хайда Я родился и вырос на острове Хайда-Гвайи в деревне Скидгейт. Мне было

Почему киты прыгают? Распространенный и любознательный вопрос, который часто задают во время наших туров.Конечно, чтобы получить

На юго-западе до нашей эры горбатых не было. 25 лет назад, но сейчас идентифицировано уже 500

Что едят киты? Китов можно классифицировать по зубам или китам.Это определяет, как и что

Девять вещей, которые нам нравятся в горбатых китах!

Это акробаты, марафонцы, виртуозы пения, страстные любовники и универсальные едоки. О, и они тоже мешают назойливым людям. Это лишь несколько способов описать горбатых китов — крупнейших морских млекопитающих, которых мы регулярно видим во время экскурсий по наблюдению за китами из Виктории.

Осень и начало зимы — прекрасное время года, чтобы увидеть горбатых в Салишском море. Итак, в честь этих харизматичных гигантов, вот девять вещей, которые могут вас удивить в отношении кита, известного как Megaptera novaeangeliae (крылатый житель Новой Англии):

Прорыв горбатого кита / Eagle Wing Tours фото

1.

Они большие. Действительно большой

Если говорить о размерах, представьте себе городской транзитный автобус и добавьте к нему массивный хвост и два длинных грудных ласта.Если вы говорите о весе, сделайте это два городских транзитных автобуса. Это 40 тонн и более 50 футов кита. Все в горбатых китах огромны. Например, среднее сердце горбатого спина весит около 430 фунтов — столько же, сколько у трех взрослых людей!

Тот хвост, который мы упомянули? Ширина до 18 футов. А эти грудные ласты? Около 15 футов или треть длины тела. Ни у одного другого кита нет грудных ласт и близко к такой длине. Если вы посмотрите прямо на горбатого кита в воде, эти массивные плавники и наподобие крыльев грудные ласты сделают его похожим на большой пассажирский самолет!

2.

Они марафонцы

Горбатые киты действительно разобрались. В конце весны, летом и осенью они с удовольствием едят в богатых питательными веществами морях с умеренным климатом, таких как прибрежные районы Британской Колумбии. Их единственная цель — набрать как можно больше веса. Зимой они направляются на юг, к тропическим морям, в такие места, как Мексика и Гавайи, где живут за счет накопленного жира и полностью сосредоточиваются на романтике. Нам это нравится. За исключением того, что не есть.

Чтобы прожить эту двойную жизнь, горбатые киты совершают одну из самых длительных миграций среди всех млекопитающих: некоторые особи совершают кругосветное путешествие на 10 000 миль за один год.Для сравнения: это почти вдвое больше Канады!

Горбатые выпады / Eagle Wing Tours фото

3.

Они едят машины. Часть первая

Горбатых китов едят крошечные по сравнению с их собственной неповоротливой массой. Чтобы быстро набрать вес, вы должны есть много — до 3000 фунтов в день. Вот почему они превосходно приспособлены для кормления большими шарами пищи, такими как зоопланктон, криль и мелкая стайная рыба.

Как у усатого кита (здесь нет зубов!), У горбачей имеется до 400 накладывающихся друг на друга бахромчатых пластинок уса, свисающих с каждой стороны их верхней челюсти.У них также есть до 35 складок на горле, тянущиеся от нижней челюсти до живота. Чтобы поесть, кит поднимает верхнюю челюсть почти под углом 90 градусов, складки его горла расширяются, как гармошка, и делает огромный глоток еды и воды, что примерно соответствует плавательному бассейну на заднем дворе объемом 15 000 галлонов.

Затем кит использует свой язык, чтобы выдавить воду через пластины из уса и, вуаля, набить рот вкусной китовой пищи!

Кормление горба, видны вздутые складки горла / Eagle Wing Tours фото

4.

Они едят машины. Часть вторая

Но подождите. Это еще не все. Когда пища сворачивается в комки, киты обычно кормятся выпадом — приподнимаясь на боку, рты разинуты, а глотки раздуты, как у лягушки-быка. Но еда не всегда бывает очень вкусной. Так что же делать горбатому? Очень просто. Вы становитесь творческими.

Например, есть ловушка , поведение, задокументированное впервые в 2011 году, когда кит неподвижно висит на поверхности или чуть ниже с широко открытой пастью.Рыба невольно забирается в новый тенистый «бассейн», чтобы уйти от ближайших ныряющих птиц. Опускается верхняя челюсть!

Или есть пузырчатая сетка . Это впечатляющее поведение, наблюдаемое на юго-востоке Аляски и в северной части Британской Колумбии, предполагает, что группа горбатых китов работает вместе как одна команда. Один кит надувает кольцо из пузырей под рыбой, чтобы сдержать их. Другой кит ныряет глубоко и издает громкий крик кормления. Затем все киты всплывают в пузырчатую «сеть», разинув рты и кишат рыбой!

5.

Певцы-виртуозы

У китов нет голосовых связок. Вместо этого они издают звуки, выдавливая воздух через пазухи и соединительные проходы. Это довольно изящный трюк, особенно для мужчин-горбатых, которые, как оказалось, экстраординарные эстрадные певцы.

Горбатые киты поют одни из самых длинных и сложных песен в животном мире. Когда в 1977 году ученые отправили космический корабль «Вояджер» в нашу солнечную систему и за ее пределы, угадайте, что они отправили в качестве приветствия с Земли, помимо 60 человеческих языков?

Конечно, когда вы впервые слушаете эти песни, они звучат как набор случайных нытьев, визгов и мычаний.Но они не случайны. На нерестилищах все самцы популяции поют одну и ту же песню, иногда до 30 минут, повторяя темы и фразы в определенном порядке. Песня у каждого народа индивидуальна и со временем немного меняется.

Кому поют эти киты? Ученые остаются в недоумении. Кажется, это не девушки, потому что только мужчины, кажется, тянутся к расследованиям. Это не территориально, потому что другие любопытные самцы иногда присоединяются или кружатся вокруг друг друга и уходят вместе.Одна интригующая теория — это инструмент вербовки бродячих мужчин, которые объединяются для общего дела. См. №7.

Перевернутая брешь! / Eagle Wing Tours фото

6.

Это невероятные акробаты

В животном царстве мало что может сравниться с трепетом при виде 40-тонного левиафана, выбегающего из воды в полном проломе. Это пик сопротивления в игре горбатых выходок на поверхности, которые включают в себя шлепки грудным плавником, взмахи хвостом, хлопанье подбородком, движение телегой и слежку.Неудивительно, что Герман Мелвилл, автор книги Moby Dick , назвал их «самыми веселыми и беззаботными из всех китов».

Почему они это делают? В конце концов, чтобы так броситься, нужно много энергии. Может быть, дело в этих зудящих усоногих попутчиках — у одного кита их может быть до 1000 фунтов, прикрепленных к его коже. Может быть, это способ пообщаться с другими горбачками, живущими поблизости и далеко. Или, может быть — и этот получает наш голос — они делают это, потому что могут, и это весело!

Какова бы ни была причина, это поразительное проявление силы и жизнерадостности — два или три удара этой мощной мышцы хвоста (называемой стеблем) и у-у-у, вы летите в воздух!

Горбатые горбушки / Eagle Wing Tours фото

7.

Они горячие любовники

Горбатых называют «нежными морскими гигантами». Кто бы это ни придумал, не видел мальчиков в действии на нерестилищах. Нежно это не так. В центре всей суеты, конечно же, женщина. Обычно у нее есть эскорт-мужчина, основная задача которого — терпеливо ждать, пока его подруга подаст ему ободряющий знак, если вы понимаете, о чем мы.

Проблема в том, что в городе есть и другие мальчики, у каждого из которых та же идея.Поэтому, когда группа нетерпеливых холостяков встречает женщину и ее сопровождение, начинается фейерверк. Множество питаемых тестостероном гигантов ныряют в волны в погоне за женщиной, толкаются, таранят, рубят хвостом и бодаются друг с другом, чтобы узурпировать эскорт и стать избранным для отцовства.

Многие зрелые горбатые самцы несут на себе шрамы от этих эпических рыцарских поединков — известных как тепловые пробеги — с выбоинами, разрывами и кровавыми бугорками (бородавчатые шишки на голове) от столкновений с их покрытыми ракушками оппонентами.Но есть счастливый конец. Почти год спустя в результате получился пучок радости весом в одну тонну и длиной 15 футов.

Мама-горбунок и детеныш / Eagle Wing Tours фото

8.

Любящие матери

Здесь термин «нежный гигант» соответствует точности . Мамы-горбушки — преданные родители-одиночки. Как и все млекопитающие, они выкармливают своих детенышей молоком, в данном случае 46–60% жирности — примерно как сметана. Молодые телята выпивают примерно 600 литров молока в день и прибавляют около 5 фунтов.в час. Подумайте об этом, когда в следующий раз откроете холодильник!

Еще более примечательно то, что мама кормит грудью сама, ничего не ест. В тропических водах ей нечего есть. Она потеряет до трети своего веса, прежде чем сможет вернуться в воду с умеренным климатом весной для кормления.

Мама-горбун яростно защищает своего детеныша, который уязвим для нападения косаток Бигга (поедающих млекопитающих) во время миграции и в местах нагула. Оказывается, горбатые самцы — не единственные болтуны.Недавнее исследование показало, что матери и детеныши тихонько «шепчутся» друг с другом, вероятно, чтобы оставаться вне поля зрения косаток!

Взаимодействие косаток Бигга и горбатого кита, 2016/ Eagle Wing Tours, фото

9.

Они мешают хулиганам !

Кстати о косатках, горбатые киты их не очень любят. Вовсе нет. Однако вы могли подумать, что если бы косатки пытались убить и съесть что-нибудь поблизости, вы бы вылетели оттуда.Меньше всего вам захочется принять участие и рискнуть самому стать ужином.

Неправильно. Оказывается, это первое, что может сделать горбатый. Около 10 лет назад исследователь китов, посетивший Антарктику, с изумлением наблюдал, как пара горбатых китов совершила нападение косаток на тюленя Уэдделла. Один из горбачей перевернулся, чтобы тюлень укрылся на животе, и даже подтолкнул его обратно на место плавником, когда тот начал соскальзывать.

Последующий обзор литературы показал, что эти «добрые дела» горбатых людей широко распространены.Неважно, что подвергается нападению — горбатые телята, детеныши других видов китов, тюлени, морские львы, дельфины, морские свиньи и т. Д. Мешают горбатые. Они самозваные вышибалы китового мира. Мы уже несколько раз видели это здесь, в Салишском море.

Что происходит? Это альтруизм? Сострадание? Или инстинктивная реакция на хищника? Научного жюри пока нет. Но это говорит нам о том, что нам еще есть чему поучиться у этих (в основном) нежных гигантов!

Забронируйте тур у нас и увидите пару горбатых китов! Позвоните нам или забронируйте онлайн!

Блог, написанный Валери Шор, морским натуралистом компании Eagle Wing Tours

Обновлено ноябрь 2021 г.

горбатых китов строят сети для ловли добычи | Земля

Горбатые киты часто выпускают вертикальные колонны пузырей, чтобы загнать свою добычу в ловушку. Такое поведение называется кормлением с помощью пузырчатой ​​сети.Морской биолог Дэвид Вили из Национального управления океанических и атмосферных исследований (NOAA) и его команда использовали цифровые присоски (DTAG) для измерения глубины, ориентации и звука горбатых китов в заливе Мэн, чтобы обеспечить первое изображение поведения под водой горбатые киты во время кормления сетью. Исследование опубликовано в выпуске Behavior от 1 июня 2011 года.

Горбатые киты — это усатые киты, которые часто используют кормление с помощью пузырчатой ​​сети, чтобы эффективно вылавливать мелкую рыбу и планктон в их ротовой полости с фильтром.В то время как другие усатые киты питаются, быстро плывя вперед, у горбачей есть большие лапы (лопастной конец хвоста кита) по сравнению с их размером, что обеспечивает большую тягу для быстрых маневров, создающих сети пузырей.

Уайли и его команда использовали специальное программное обеспечение для визуализации, чтобы проанализировать точную траекторию плавания китов, время и место надувания пузырей, а также характер выдувания пузырей. Таким образом, команда смогла создать трехмерные изображения поведения китов при плавании и выпуска пузырьков.

Спиральная сеть пузырей, вид сверху. Изображение предоставлено: NMFS / NOAA

Данные показали, что киты выпускали пузырьки размером с сельтерскую воду во время плавания по восходящей спирали и во время ранее неизвестного поведения, называемого двойными петлями . Они состоят из одной восходящей спирали, чтобы загнать добычу в ловушку, удара хвоста о поверхность океана — известного как лобтейл — затем второго выпада вверх, чтобы поймать загнанную в загон добычу.

В исследовании также сообщается, что горбатые киты работают группами по крайней мере из двух особей и могут ограбить добычу из пузырчатых сетей, установленных другими.

Изображение предоставлено: Evadb

Итог: Дэвид Уайли из Национального управления океанических и атмосферных исследований (NOAA) и его команда использовали цифровые теги на присосках (DTAG) для создания трехмерных изображений горбатых китов в заливе Мэн, чтобы изобразить их поведение во время пузыря. сетка для кормления. Исследование опубликовано в выпуске Behavior от 1 июня 2011 года.

Через EurekAlert

В антарктических заливах обнаружено 300 горбатых китов, питающихся крилем

Об авторе:

Команда EarthSky с радостью сообщает вам ежедневные обновления вашего космоса и мира.Нам нравятся ваши фотографии и мы ждем ваших советов по новостям. Земля, космос, человеческий мир, сегодня вечером.

Горбатый кит — Сохранение китов и дельфинов США

Как выглядят горбатые киты?

Горбатые киты массивные, вырастают до 17 метров в длину. Их огромные темные тела окружены огромными грудными плавниками, достигающими примерно трети их длины. Фантастические инструменты, они используют свои маневренные ласты для охоты, хлопая по воде, и для плавания и даже, возможно, для регулирования температуры своего тела.Это их отличительная особенность с гигантским хвостом. Когда они совершают «случайную случайность» и ныряют, исследователи могут идентифицировать отдельных горбатых китов по отметинам на нижней стороне их хвостов. Поднявшиеся к головам горбатые киты покрыты забавными бугорками. В отличие от тети Милдред и больше похожей на кошку Уголек, эти бугорки или шишки называются бугорками и состоят из одного волоска, похожего на кошачьи усы. Эти волосы служат сенсорным инструментом и передают информацию об окружающей среде китов.

Какова жизнь горбатого кита?

Год жизни горбатого кита — это сказка о двух половинах. Горбатые киты — эксперты, когда дело доходит до путешествий, и тратят огромную часть своего времени на то, чтобы быть в движении. Полгода они проводят в более холодных полярных водах в высоких широтах, таких как Норвегия, и используют это время для кормления и откорма. После этого периода они направляются в более теплые мелководные тропические воды, где общаются, спариваются и ухаживают за своими детенышами.Горбатые киты-самцы, известные своими подводными колыбельными, особенно шумны во время брачного сезона. Никто не знает наверняка, почему это так, но, возможно, мужчины пытаются исполнить серенаду потенциальным партнерам-женщинам. Преодолевая такие огромные расстояния, горбатые киты постоянно подвергаются ряду угроз и вынуждены преодолевать множество опасных для жизни опасностей. К ним относятся китобои, рыболовные сети и корабли.

Что едят горбатые киты?

Как и многие другие крупные киты, добыча горбатых китов микроскопична по сравнению с их собственной массой.Питаясь планктоном, крошечными ракообразными, такими как криль и другие маленькие стайные рыбы, они заглатывают огромные глотки своей добычи и морской воды. Затем они фильтруют воду с помощью тарелок из китового уса. Как вы понимаете, горбатые киты из-за своего размера должны съесть много добычи, чтобы выжить. Фактически, взрослый горбатый кит может потреблять до 1360 кг пищи каждый день.

Где живут горбатые киты?

Горбатые киты водятся во всех основных океанах мира. Большинство популяций совершают огромные ежегодные миграции, перемещаясь между местами спаривания и отела в более теплых тропических водах и местами нагула в более холодных и более обильных водах.К сожалению, в прошлые годы на горбатых китов активно охотились, и они до сих пор встречаются в некоторых местах, например, на островах Сент-Винсент и Гренадин в Карибском море. Считается, что в некоторых областях, таких как Северная Атлантика, их численность восстанавливается, но в других, например, в северо-западной части Тихого океана, все еще есть серьезная причина для беспокойства.

Как звучат горбатые киты?

Ежегодно сотни горбатых китов мигрируют с Аляски и Канады вниз через Тихий океан вокруг острова Кауаи.Эти величественные создания проводят на Кауаи несколько месяцев. В холодных водах Кауаи киты спариваются, размножаются и рождают новых детенышей.

Горбатые киты — важная часть истории Кауаи. Легенда гласит, что горбатые киты привели самых первых полинезийцев на Кауаи и показали им безопасный путь. Таким образом, горбатые киты считаются животной формой Каналоа, бога океанов. Кроме того, считается, что аумакуа, духи предков, которые до сих пор населяют остров и защищают семьи от опасностей, принимают форму животных, особенно китов.По этим причинам киты священны.

Если вы посещаете Кауаи с декабря по март, вы можете понаблюдать за китами. Круизы с наблюдением за китами — отличный способ увидеть этих красивых существ с близкого, но почтительного расстояния. Во время наблюдения за китами вам может посчастливиться услышать шум горбатых китов и послушать их песни.

Вы можете спросить, а как же звучит горбатый кит? Продолжайте читать ниже, чтобы узнать больше о звуках горбатых китов и их красивых песнях.

Звуки и песни горбатого кита

Как и многие представители животного мира, горбатые киты издают разнообразные звуки, сигнализирующие о радости, спаривании и опасности. Они крячат, стонут, визжат и даже издают приглушенный гортанный рев.

Звуки, издаваемые горбатыми китами, называются песнями. Они часто включают повторяющиеся шумы и ритмы и могут длиться несколько минут в некоторых случаях и часы в других ситуациях. Однако песни горбатых китов становятся еще более увлекательными. Самцы горбатых китов — единственные горбатые киты, которые могут петь, а самцы горбатых китов в одной стае поют одну и ту же песню в каждый сезон размножения.К следующему году песня будет часто меняться.

Если вы посмотрите на акустику криков животных, звуковые волны обычно бывают либо высокочастотными, либо низкочастотными. Песни горбатых китов включают как высокочастотные, так и низкочастотные звуковые волны. Низкочастотные звуки проходят через воду дальше, чем высокочастотные, поэтому песни китов можно услышать очень издалека.

Однако, как люди, мы не всегда можем слышать звуки более низкой частоты, которые издают киты. Тем не менее, киты имеют широкий диапазон слышимых частот в их акустике, поэтому мы можем слышать часть песни.

Значение песни горбатых китов

Хотя горбатые киты могут издавать различные звуки, такие как стоны или хрюканье, чтобы сигнализировать стаду о разных вещах, считается, что их песня служит очень конкретной цели. Ученые заметили, что горбатые киты поют, в частности, во время брачного сезона. Еще предстоит определить, является ли песня кита призывом к спариванию, поскольку ученые не смогли это доказать. Фактически, ученые посчитали, что на этот вопрос невозможно ответить.

Также считается, что песня горбатого кита используется для передачи силы конкретного самца самкам в этом районе в период размножения.

Некоторые также считают, что киты относятся к своим песням так же, как люди относятся к музыке. Это потому, что песни китов меняются из года в год, но большинство стай горбатых китов поют одну и ту же песню.

Киты походят на наземных млекопитающих

Биологи и зоологи заметили сходство звуков, издаваемых копытными наземными животными, таких как мычание коровы или рог лося.Различная частота шума и ритмический рисунок очень похожи.

Увидеть горбатых китов крупным планом

С декабря по март горбатые киты мигрируют к южным берегам великолепного острова Кауаи. Эти великолепные нежные гиганты посещают Кауаи, чтобы спариваться, разводить и рожать своих детенышей, и это прекрасное зрелище.

Присоединяйтесь к нам в приключении, чтобы увидеть горбатых китов с безопасного и уважительного расстояния и послушать увлекательные, навязчиво красивые песни китов.Мы предлагаем двухчасовые круизы с ежедневным отправлением в 13:00 и 15:45, а также бесплатное пиво, вино и май-тай. Мы также предлагаем индивидуально приготовленные и упакованные обертывания.

Этот опыт — идеальный способ провести время с семьей и узнать больше о горбатых китах. Забронируйте коктейльный круиз с наблюдением за китами.

Горбатый кит | WildWhales

ПУБЛИКАЦИИ

Calambokidis, J., G.H Steiger, J.M Straley, L.M. Herman, S. Cerchio, D.R. Салден, Дж.Урбан Р., Дж. К. Якобсен, О. фон Цигесар, К. Балкомб, К. Габриэле, М.Э. Дальхейм, С. Учида, Г. Эллис, Ю. Миямура, П. Ладрон де Гевара П., М. Ямагути, Ф. Сато, С.А. Мизрох, Л. Шлендер, К. Расмуссен, Дж. Барлоу и Т.Дж. Куинн II. 2001. Перемещения и структура популяции горбатых китов в северной части Тихого океана. Наука о морских млекопитающих 17: 769-794. [PDF]

Смит, J.N., A.W. Голдизен, Р.А. Данлоп и М.Дж. Ноад. 2008. Песни самцов горбатых китов ( Megaptera novaeangliae ) участвуют в интерсексуальных взаимодействиях.Поведение животных 76: 467-477.

Коркерон, П.Дж. и Р.С. Коннор. 2000. Почему мигрируют усатые киты? Наука о морских млекопитающих 15: 1228-1245.

Baird, R.W. 2003. Обновленный отчет COSEWIC о статусе горбатого кита Megaptera novaeangliae в Канаде in Оценка COSEWIC и обновленный отчет о статусе горбатого кита Megaptera novaeangliae в Канаде. Комитет по статусу находящихся под угрозой исчезновения дикой природы в Канаде. Оттава: 1-25. [PDF]

Штайгер, Г.H., J. Calambokidis, J.M. Straley, L.M. Herman, S. Cerchio, D.R. Salden J. Urbán R., J.K. Якобсен, О. фон Цигесар, К. Балкомб, К. Габриэле, М.Э. Дальхейм, С. Учида, Дж.К. Форд, П. Ладрон де Гевара, М. Ямагути и Дж. Барлоу. 2008. Географические различия в нападениях косаток на горбатых китов в северной части Тихого океана: последствия для давления хищников. Исследование исчезающих видов 4: 247-256. [PDF]

Calambokidis, J., E.A. Falcone, T.J. Куинн, А. Бурдин, П.Дж. Клэпхэм, Дж.К.Форд, К. Gabriele, R. LeDuc, D. Mattila, L. Rojas-Bracho, J.M. Straley, B.L. Тейлор, Дж. Урбан Р., Д. Веллер, Б.Х. Виттевин, М. Ямагути, А. Бендлин, Д. Камачо, К. Флинн, А. Хаврон, Дж. Хаггинс и Н. Мэлони. 2008. SPLASH: Структура популяций, уровни численности и статус горбатых китов в северной части Тихого океана. Заключительный отчет по контракту AB133F-03-RP-00078. Cascadia Research, Олимпия, Вашингтон. 57 стр. [PDF]

Джефферсон Т.А., М.А. Уэббер и Р.Л. Питман. 2008. Горбатый кит — Megatera novaengliae .В кн .: Морские млекопитающие мира. Подробное руководство по их идентификации. Academic Press, Лондон. С. 66-69.

Calambokidis, J., G.H. Steiger, K. Rasmussen, J. Urban R., K.C. Balcomb, P. L. de Guevara P., M. Salinas Z., J.K. Якобсен, К.С. Бейкер, Л.М. Херман, С. Черкио и Дж. Д. Дарлинг. 2000. Места миграции горбатых китов, питающихся у побережья Калифорнии, Орегона и Вашингтона. Серия «Прогресс морской экологии» 192: 295-304. [PDF]

Clapham, P.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.