- Разное

Стихи о рыбалке детские: Стихи про рыбалку для детей

Содержание

Леди, мама, бабушка … рыболов: Стихи о рыбалке детские

Довольный с рыбалки идет рыбачек. Хороший попался улов на крючок:
Консервная банка, дырявый башмак,
Проколотый мячик и старый пиджак.
Да-да, без ухи он остался пока,
Зато ему скажет «спасибо» река…

(О. Полякова)


Скучная рыбалка
Мишутка давно заскучал на рыбалке:
Отличные снасти привязаны к палке,
Наживка — что надо: отборнейший мёд!
А рыба чего-то совсем не клюёт.
(А. Сметанин)

Считалка о рыбалке
Повезло опять Егорке!
У реки сидит не зря:
Пять карасиков в ведерке
И четыре пескаря.
Но смотрите — у ведерка
Появился хитрый кот…
Сколько рыб домой Егорка
На уху нам принесет?
(В. Кривошеев)



Ловит Вадик рыбу в луже,
Лужа очень глубока.
Поплавок ему не нужен,
Вместо удочки — рука.
Сом большой ему попался,
Так тянул и упирался…
Но рыбак не растерялся,
Даже в луже искупался

Весь, до ниточки промок,
Вытащить сома не смог.
(В. Кабанов)

Сидят рыбаки,
Стерегут поплавки.
Рыбак Корней
Поймал трех окуней.
Рыбак Евсей –
Четырех карасей.
А рыбак Михаил
Двух сомов изловил.
Сколько рыб рыбаки
Натаскали из реки?
(Н. Кончаловская)

Рыбалка
Ловим рыбу вместе с кошкой,
Мы с утра рыбачим с ней.
Кошке мелкую рыбешку,
Мне, конечно, покрупней.
Немудреная наука —
Наблюдать за поплавком.
Может быть, поймаю щуку,
Может, попадется сом.
Но везет пока лишь кошке.
Щука не клюет на крошки.
(Е. Стеквашова)

На рыбалке
Петя с удочкой сидит,
Зорко на воду глядит.
В ней малютки карасята
Роют ил, как поросята.
Стая старых карасей
Водяную карусель
Бойко вертит у крючка,
Отвлекает рыбачка,
Чтобы снять червя с крючка.
(Г. Ладонщиков)

На рыбалку
Извилистой тропинкою
С удочкой бегу,
Как звёздочки,
Росинки
Сверкают на лугу.
Отряхивают крылышки
Стрекозы и жучки,
Кузнечики на скрипочках
Пробуют смычки.
В затоне рыба плещется:
Круги, круги плывут.
Плотички и подлещики
Меня, наверно, ждут.
Ждёт меня и лодка
В тенистых камышах…
Сегодня и погодка
Для ловли хороша.
(Г. Ладонщиков)

Улов (шутка)

Старый дедушка Фадей,
Младший брат его Корней,
Старший внук его Андрей
И племянничек Матвей
К речке приходили,
Сети приносили,
Рыбу ловили,
На песке складывали:
Омулек к омульку,
Окунек к окуньку,
Гольян к гольяну,
Сазан к сазану.
Посчитали-
Нет ни одной.
То-то уха будет.
(Ю. Могутин)

Рыболовы
Знает каждый рыболов:
На закате лучший клёв.
Целый вечер брат и я
Ловим рыбу на червя.
Брат Никита — он большой,
Десять стукнуло весной.
Он в рыбалке просто ас!
Я рыбачу первый раз.
Берегись, сомы да щуки!
Мы рыбачим по науке!
С братом манки наварили,
Рыбу в речке прикормили.
И стоим на берегу —
Ни словечка, ни гу-гу!
Но поймали мы пока
Ма-а-а-ленького окунька.
Плещётся в ведре рыбёшка,
Вот полакомится кошка!
Вдруг мне как-то грустно стало,
Нос и глазки защипало.
Окунька так жалко мне!
Я представил, как на дне
Мама-рыбка слёзы льёт
И домой сыночка ждёт.
Я старался, я держался,
А потом как разрыдался.
За рукав тяну Никитку:
«А давай отпустим рыбку!»
Вот бежим с пустым ведром,
И я думаю о том:
Хорошо, что дома мама,
Так соскучился я прямо!
(Т. Коваль)

Мы решили вместе с дедом
Окуньков поймать к обеду.
В рыбной ловле дед мой — мастер!
Взяли мы с собою снасти,
Накопали червяков —
Лучший корм для окуньков.
Прихватили котелок,
Соль и зелени пучок,
Лист лавровый пригодится,
Перец черный для ушицы.
Вот и первая поклевка.
Окунь пойман дедом ловко.
Да и я не отставал —
Тоже парочку поймал.
Рыбу бросив в котелок,
Разожгли мы костерок.
Ароматный пар клубится —
Будет славная ушица.
Знайте, блюда нет вкусней,
Чем уха из окуней!
(Л. Лешега)

Детские стихи про рыб — подборка стихов про рыб для детей

В тихой речке (Е. Чеповецкий)

В тихой речке у причала
Рыбка рыбку повстречала:
— Здравствуй!
— Здравствуй!
— Как дела?
— На рыбалке я была,
Я удила рыбака,
Дядю Петю – чудака.
— Где же твой рыбак?

Попался?
— Нет, ушел, хитрец!
Сорвался!

Где спит рыбка? (И. Токмакова)

Ночью темень. Ночью тишь.
Рыбка, рыбка, где ты спишь?

Лисий след ведёт к норе,
След собачий — к конуре.

Белкин след ведёт к дуплу,
Мышкин — к дырочке в полу.

Жаль, что в речке, на воде,
Нет следов твоих нигде.
Только темень, только тишь.
Рыбка, рыбка, где ты спишь?

Горе-рыбаки (М. Серова)

Целый месяц на рыбалку
Собирались рыбаки.
В магазине «СПОРТТОВАРЫ»
Им продали рюкзаки,
В супермаркете купили
Суп в пакетах, котелки,
Три тушёнки, две сгущёнки,
От дождя – дождевики.
Не забыли про картошку,
Торт купили на дорожку,
А ещё пришлось два раза
В магазин ходить за тазом.

Для чего им тазик брать?
Чтоб одежду в нём стирать!
Кстати, в этом магазине
Продавали сапоги
Из брезента и резины
Для болотистой тайги.
Чтоб набрать червей жирнее,
Весь вскопали огород
От калитки до забора,
А потом наоборот.
Взяли нитки для заплатки
И двухместную палатку,
А ещё с собою Толик
Прихватил складной свой столик.
Столик, спросите, зачем?
Чтоб комфортно было всем!
Наконец, собрали вещи:
Вёдра, сумки, рюкзаки…
В электричку еле сели,
Чтоб доехать до реки.
По мороженому съели
(Разносили его тут),
Почитали, посидели
И вздремнули пять минут.

Солнце близилось к закату,
Слышим, в дверь стучат ребята.

«Вы уже вернулись? Быстро!
Почему же в вёдрах чисто,
Нет плотвы и карасей? –
Мы спросили у друзей, –
На рыбалке вы же были!»

– ДА…НО…УДОЧКИ ЗАБЫЛИ…

Золотая рыбка (К. Бальмонт)

В замке был веселый бал,
Музыканты пели.
Ветерок в саду качал
Легкие качели.

В замке, в сладостном бреду,
Пела, пела скрипка.
А в саду была в пруду
Золотая рыбка.

И кружились под луной,
Точно вырезные,
Опьяненные весной,
Бабочки ночные.

Пруд качал в себе звезду,
Гнулись травы гибко,
И мелькала там в пруду
Золотая рыбка.

Хоть не видели ее
Музыканты бала,
Но от рыбки, от нее,
Музыка звучала.

Чуть настанет тишина,

Золотая рыбка
Промелькнет, и вновь видна
Меж гостей улыбка.

Снова скрипка зазвучит,
Песня раздается.
И в сердцах любовь журчит,
И весна смеется.

Взор ко взору шепчет: «Жду!»
Так светло и зыбко,
Оттого что там в пруду —
Золотая рыбка.

Золотые рыбки (В. Орлов)

Рыбкам в банку
Сыплют манку.
Рыбки золотом горят.
Мне из манки спозаранку
Варят кашу и твердят,
Что и я от каши той
Тоже буду золотой.

И рыба клюёт (В. Татаринов)

Боится идти на рыбалку рыбак.
— Чего ты робеешь,
Скажи мне, чудак?
К реке не подходит
Трусишка Федот
С тех пор, как прослышал,
Что рыба клюет.

Карасик (Т. Белозеров)

Жил
В озерке

Золотистый
Kарасик.
Ласково звали
Kарасика —
Васик.
Плавал карасик,
Искал червяков,
Сдёргивал мушек
С ребячьих
крючков
И, пробираясь
Hа щучьи пески,
Ловко с мальками
Играл в пузырьки.
Чаек дразнил он
Hа зорьке огнистой,
Спать заходил
В камышок негустой,
Пока не узнал он,
Что он — золотистый,
Пока не подумал,
Что он —
золотой.
— Васик! —
Зовут его ёршики. —
Васик!
Может быть,
С нами
Поплаваешь часик?
— Hет! — отвечал он. —
Hикак не могу!
Я — золотой,
Я себя
Берегу! —
В тине зелёной,
В осоке и ряске
Стали тускнеть
У карасика
Глазки…
— Васик! — печалятся отмели.
Васик!.. —
…Жил
В озерке
Золотистый
Kарасик…

Клюёт! (А. Шибаев)

Что в речке?
Щука,
Лещ,
Судак.
А в челноке —
Сидит рыбак,
Но ни леща,
Ни судака
Ещё не выловил пока.
И нет ни щуки,
Ни ерша…

Река
Струится
Не спеша.
Челнок
Качается
Слегка.
Челнок
Качает
Рыбака.
А что — рыбак?
Сидит и ждёт.

А рыба?
Рыба—не клюёт.
Клюёт!
Кто?
Щука?
Лещ?
Судак?
Не лещ,
Не щука —
Сам рыбак…
Носом клюёт.

Кот на рыбалке (А. Мецгер)

Снег, мороз за нос кусает,
На рыбалку Кот шагает.
Он у проруби готов
Ждать весь день удачный клёв.
Из кустов Лиса выходит
Хитрых глаз с Кота не сводит.
Говорит ему с улыбкой:

— Котик, ты идёшь за рыбкой?
Угостишь, когда поймаешь?
— Если мне не помешаешь,-
Отвечает тихо Кот.
Дальше с удочкой идёт.
Вдруг, из леса, на дорогу
Страшный серый Волк выходит,
Говорит Коту, зевая:
— Рыбку я люблю и знаю,
Ты поймаешь мне пяток,
А то съем тебя, браток.
— Это мы с тобой обсудим,
Если клёв хороший будет,-
Отвечает грустно Кот.
Дальше с удочкой идёт.
А за ним Лиса шагает,
Волк колонну замыкает.
Затрещал камыш у речки,
Это кто? Медведь, конечно.
Поломал на речке мост,
Ухватил Кота за хвост.
Говорит Коту с улыбкой:
— Котик, ты идёшь за рыбкой?
Мне поймай с десяток штук,
И тогда мне будешь друг.
Шум и гам стоит на речке.
— Мы сидим здесь бесконечно,-
На Кота кричали звери,
— Где же рыба, в самом деле?
И Медведь ногою топнул,
Волк с Лисой заматерились.
Лёд трещал, трещал и лопнул
И, все звери провалились.
Снег, мороз за нос кусает,
А с рыбалки Кот шагает.
Не несёт с собой улов,
Был плохой сегодня клёв.

Морская байка, или рассказ бывалого моряка (А. Бывшев)

Две акулы от испуга
В море слопали друг друга,
Когда с трубкою в зубах
И болотных сапогах
Поднырнул я к ним в тельняшке.
Сделал три всего затяжки,
Пару раз ещё чихнул —
И не стало тех акул.
Ах, я врун? У рыб спросите!
Ну, не верьте — как хотите!

На рыбалке (Г. Ладонщиков)

Петя с удочкой сидит,
Зорко на воду глядит.
В ней малютки карасята
Роют ил, как поросята.
Стая старых карасей
Водяную карусель
Бойко вертит у крючка,
Отвлекает рыбачка,
Чтобы снять червя с крючка.

Непослушная камбала (В. Ланцетти)

Когда-то рыба камбала
Непослушною была.
И вот она лепешкой
На дне морском лежит.

Огромною ладошкой
Ее отшлепал кит.

Первая рыбалка (В. Ланцетти)

Поплавок стоял на месте,
Может, час, а может, двести.
Начал сон одолевать,
Начал носом я клевать.
А рыбёшка не клюёт,
Нету клюва у неё.

Пираньи (И. Гуревич)

На вид мы милые создания,
С не очень яркою окраской,
Но берегитесь, мы – пираньи,
Вы отнеситесь к нам с опаской!

Добычу ждём и днём, и ночью,
Набросимся огромной стаей,
Откусим только по кусочку
И лишь скелет в воде оставим…

Способны съесть мы за минуты
Быка, чего уж там рыбёшку,
А раз не верится кому-то,
К нам заходите на кормёжку.

Про сома (Б. Заходер)

Все приходится сому
С детства
Делать самому.
Даже крошечным сомишкам
Надо жить своим умишком!
Сам
Еду себе найди.
Сам
В беду не попади.
Не пожалуешься маме!
Сам справляйся —
Сам
С усами!

Трудно жить
Без пап и мам!
Трудно
Маленьким сомам!
Но зато уж взрослый сом
Не ударит в грязь лицом!
Он лежит себе
На дне
Самостоятельный вполне!

Про сома (С. Михалков)

Широка и глубока
Под мостом текла река.
Под корягой
Под мостом
Жил в реке усатый сом.

Он лежал на дне
Часами,
Шевелил во сне
Усами.

А на берегу реки
Жили-были рыбаки.
В дождь и в солнечные дни
Сети ставили они.

И спросонья
На рассвете
Заходила рыба в сети.
Попадался карп горбатый,
Попадался — пропадал.

Только сом,
Большой,
Усатый,
Никогда не попадал.

Он лежал,
И, кроме ила,
Кроме всяческой еды,
Над его корягой было
Метров пять речной воды.

Говорит один рыбак:
— Не поймать сома никак.
Или снасти не крепки?
Или мы не рыбаки?
Неужели в этот раз
Он опять уйдет от нас?

За рекой стада мычат,
Петухи к дождю кричат.
Сеть лежит на берегу,
Из нее усы торчат.

Говорит один рыбак:
— Ну, поймали кое-как.
Шевельнув сома ногой,
— Не уйдет, — сказал другой.

Но свернулся колесом
И хвостом ударил сом.
Вспомнил речку голубую,
Вспомнил рыбку молодую
Да корягу под мостом —
И ушел.

Рыба-жаба (И. Гуревич)

На кого похожа жаба?
Ни на камень, ни на краба.
Снизу, то ли плавники,
То ли ноги, как крюки.
Замерла, сидит в засаде,
Машет удочкой своей,
Ох, рыбёшечки, не надо
Подплывать так близко к ней.
Стоит рыбке на приманку
К ней подплыть, как на обманку,
Раскрывает жаба пасть.
Рыбке суждено пропасть…

Рыба-корова (И. Гуревич)

Дома корову держать не годится,
Вряд ли в квартире она поместится,
А рыба-корова с десертную ложку,
И как у бурёнки, торчат сверху рожки.
Такую в аквариум вы посадите
И смело домой маме с папой несите!

Рыба-крылатка (И. Гуревич)

Я плавники здесь распустила
Совсем не ради красоты,
Пусть это выглядит и мило,
Не обольщайся, друг мой, ты.

Они, наполненные ядом,
Легко расправятся с врагом,
Но ты постой со мною рядом —
Я не опасна за стеклом.

Рыба-прилипала (И. Гуревич)

В море хитрецов не мало.
Познакомьтесь: прилипала.
Чтоб самой не уставать,
Легче пищу доставать,
Верхний плавничок-полоска
Настоящей стал присоской.
Это ж надо умудриться
Ей с акулой подружиться.
С ней плывёт, без всякой шутки,
На обед, как на маршрутке.
Ей акула, как соседке,
Дарит на обед объедки.

Рыба-прилипала (В. Щульжик)

Эта рыба-
Прилипала
К очень многим прилипала.
И за это ей попало:
Прямо в сеть она попала.
А потом —
В рыбачью лодку,
А потом на сковородку,
А потом на керогаз.
К сковородке
Прилипала
Прилипала,
Прилипала,
Но напрасно в этот раз!

Рыба-собака (И. Гуревич)

Мы собак, конечно, любим,
С ними можно поиграть,
Только если лаять будет,
Может бабушка устать.
Вышли мы из положенья.
К нам в аквариум морской
Поступило пополненье
В виде рыбы не простой!
Называется СОБАКОЙ,
Хвостик, загнутый крючком,
Машет плавничком, как лапой,
Будет верным мне дружком!
Хвостиком своим мотает,
Но на бабушку не лает.

Рыбак (Я. Аким)

Лишь пастух пропел в рожок,
Вышел я на бережок.
Ловись рыбка!
Молча сел у камыша
И закинул не спеша.
Ловись, рыбка!
Час сижу, сижу и два.
Где же окунь? Где плотва?
Ловись, рыбка!
Наконец! Попался, друг!
Тянет удочку из рук.
Ловись, рыбка!
Окунь в воздухе блеснул,
Шлеп! Нырнул … и улизнул.
Гуляй, рыбка!

Рыбак (Н. Хилтон)

В старом городском саду
Рыбки плавают в пруду.
Можно рыбок наловить
И уху из них сварить.
Но рыбак наш бравый
Взял сачок дырявый.

Рыбаки (А. Бывшев)

В речке облако плывёт,
Носом старичок клюёт.
Внучек рядышком сидит
И за удочкой глядит.
Вот запрыгал поплавок,
Внук толкает деда в бок.
Тот пока глаза протёр,
Червяка подводный вор
Вновь с крючка стащил — ох-ох!
Так и жди от рыб подвох!
Эти пройды, сбившись в стаи,
Всю наживку расхватали.
Дед с досады чертыхнулся,
От обиды внук надулся.
И пошли они домой
Молча с сумкою пустой.
Там их встретили с улыбкой:
«Ну, какой сегодня рыбкой
Вы порадуете нас?»
Бородой старик затряс:
«Мы и пуд поймать могли бы,
Нам и щук ловить с руки.
Только нет здесь путной рыбы
И плохие червяки».

Рыбаки (Е. Жданова)

Рыба-рыба-рыбаки
Позабыли взять садки,
Позабыли снасти, донку,
Сеть и лодку-плоскодонку,
Поплавки, грузила, сак,
Леску, ножик и рюкзак.
Но зато не позабыли
Газировки три бутыли,
Перец, соль, томатный сок
И походный котелок.

Рыбалка (Е. Стеквашова)

Ловим рыбу вместе с кошкой,
Мы с утра рыбачим с ней.
Кошке мелкую рыбешку,
Мне, конечно, покрупней.
Немудреная наука —
Наблюдать за поплавком.
Может быть, поймаю щуку,
Может, попадется сом.
Но везет пока лишь кошке.
Щука не клюет на крошки.

Рыбка (Н. Байрамов)

Что ты мечешься, pыбка, по днy,
Словно что-нибyдь там потеpяла?
— Я здесь ночью с лyною ныpяла,
А к yтpy
Потеpяла Лyнy!

Рыбка строит дом (В. Берестов)

В глубине текучих вод
Рыбка Колюшка живет.

Эта рыбка сторит дом,
Строит дом
На дне речном.
Нет у рыбки инструментов:
Носит носом, роет ртом.
Раз! — глоток.
Два! — бросок.
Роет Колюшка песок.
Рвет подводные травинки,
Строит стены, потолок.

Чуть появится зевака —
Рвется в драку забияка:
Эй, зевака, без оглядки
Удирай во все лопатки,
Удирай во все лопатки
Со строительной площадки!

Дом готов! Прекрасный дом!
Лучший дом
На дне речном:
— Ну-ка, милая хозяйка,
В новый домик полезай-к,
Положи икринки
На мягкие травинки!
Я домой не захожу.
Я снаружи сторожу.
Сторожу своих детей
От непрошенных гостей.
Эй, ребята, баю-бай!
Плавниками я качаю.
В дом подводный — баю-баю! —
Воду чистую качаю.
Пусть
Среди текучих вод
Много колюшек живет!

Рыбке рак – ни друг, ни враг (В. Лунин)

Рыбке рак – ни друг, ни враг.
Рыбке вряд ли страшен рак.
Рыбке страшен червячок,
Что посажен на крючок.

Рыбки (И. Мордовина)

Рыбки плавают в пруду
И играют в чехарду.
Тёплым днём резвятся,
Дружно веселятся.
Ловят солнца лучики,
От весны в них ключики,
Чтоб всегда было тепло,
Снегом белым не мело,
Лилии цвели, кувшинки…
Не нужны рыбёшкам льдинки.
Летняя нужна вода
Нашим рыбкам в холода.
Летом весело играть
И друг друга догонять.
По воде спешат круги.
Рыбка, рыбку догони!
Чешуя блестит как искры,
Плавники взлетают быстро.
Влево, вправо, вниз и вверх –
На пруду беззвучный смех.

Рыболовы (Т. Коваль)

Знает каждый рыболов:
На закате лучший клёв.
Целый вечер брат и я
Ловим рыбу на червя.

Брат Никита — он большой,
Десять стукнуло весной.
Он в рыбалке просто ас!
Я рыбачу первый раз.

Берегись, сомы да щуки!
Мы рыбачим по науке!
С братом манки наварили,
Рыбу в речке прикормили.

И стоим на берегу —
Ни словечка, ни гу-гу!
Но поймали мы пока
Ма-а-а-ленького окунька.

Плещётся в ведре рыбёшка,
Вот полакомится кошка!
Вдруг мне как-то грустно стало,
Нос и глазки защипало.

Окунька так жалко мне!
Я представил, как на дне
Мама-рыбка слёзы льёт
И домой сыночка ждёт.

Я старался, я держался,
А потом как разрыдался.
За рукав тяну Никитку:
«А давай отпустим рыбку!»

Вот бежим с пустым ведром,
И я думаю о том:
Хорошо, что дома мама,
Так соскучился я прямо!

Рыбы-сабли (В. Шульжик)

С добычей
Домой возвращались пираты.
И вдруг им навстречу
Другие пираты!

Ударили пушки под небом
Лагуны,
Баграми сцепились пиратские
Шхуны.

На сходнях и реях пираты дрались.
Обломки оружия сыпались вниз.

Вот эти полоски зазубренной стали
На дне полежали
И рыбами
Стали!

Быть может, есть выдумка
В этой истории…
Но правда,
Что в море есть рыбы, которые
Быстры и стремительны, словно
Клинки.
Их саблями всюду зовут рыбаки.

Рыбья дразнилка (И. Гамазкова)

Эй, Сом!
Эй, Сом!
Ше-вель-ни
Хвостом!
А я тебя
Не боюсь!
Дай подергаю за ус!

Ты — ленивый,
Ты — проворный,
Ты — серебряный,
Ты — черный.
И не хлопай
Пастью зря,
Не поймаешь пескаря!

Светящиеся рыбы (В. Шульжик)

Как в зашторенном окне,
Нету света
В глубине.

Темнота…
Пустота.
Только вдруг блеснёт звезда.
Будто кто-то чиркнул спичку,
Осветив на миг ладонь.

И в ответ на эту вспышку
Вновь вдали блеснёт огонь.

Рыбы след — как след ракеты
И звезды летящей след…
Глубина сияет —
Это
Рыбы свой приносят свет.

Это рыбы светятся,
Чтоб друг с другом встретиться!

Скучная рыбалка (А. Сметанин)

Мишутка давно заскучал на рыбалке:
Отличные снасти привязаны к палке,
Наживка — что надо: отборнейший мёд!
А рыба чего-то совсем не клюёт.

Сомомнение (Б. Заходер)

Был в реке
Усатый Сом
Уважаемым лицом.
Жил он в славе
И в почете
За успехи
В устном счете.
Сам любил похвастать Сом
Этим редким
Мастерством.

— Эй, сюда плывите, рыбки,
Сом
Считает без ошибки!
Сом
И делит,
Сом
И множит,
Сом
Сложить и вычесть
Может! —
Дни текли.
Река текла.
В гору
Шли его дела.
Но однажды
Издалека,
Из какого-то притока,
Старый Линь приплыл к Сому
Да и говорит ему:
— Есть задача у меня
Не по силам
Для Линя.
Не могу,
Как ни верти,
Ноль
Отнять
От десяти!
Вы слывете,
Милый Сом,
Знаменитым
Мудрецом.
И для вас моя задачка
Будет просто пустячком! —
Сом
С самодовольной миной
Подкрутил свой ус соминый
И сказал:
— Ну что ж, изволь!
Из десятки
Вычесть ноль?
Это будет…
Единица.
Впрочем, можно
У-сом-ниться… —
И умолк.
Идут часы.
Сом бурчит себе в усы:
— Единица… Десять… Ноль…
Как же так?.. Позволь, позволь…
Эх! Вот если был бы мел
И писать бы я умел…
Вот что! Десять — и конец!
Нет, один!.. —
А Линь, хитрец,
Знай смеется:
— Что, усастый?
Не умеешь, так не хвастай!

Дни текут,
Река течет,
Но еще не кончен счет.
Сом
Считает и считает.
Сом,
Как свечка,
Тает, тает…
Высох,
Словно килька,
С горя
И уплыл из речки в море.
Там,
Как видно на картинке,
Он
Женился
На Сардинке!

Старый рыбак (А. Бывшев)

Прячет в бороду улыбку,
Рад улову, как дитя.
Для ухи речную рыбку
Подсекает он шутя.

Жертву новую снимая
С оголённого крючка,
Говорит: «Ну что, немая,
Заморила червячка?..»

Три рыболова (А. Мецгер)

Три друга рыболова
Решили отдохнуть.
Взяв снасти для улова,
Пустились в дальний путь.
Один рыбак с собою нес
Подушку и кровать,
Часы с кукушкой, чтобы клев
Случайно не проспать.
Два одеяла также нес
И надувной матрас.
Чтоб не кусали комары-
Взял от укусов мазь.
Другой рыбак с собою нес
Картошку, сыра круг,
А также хлеба каравай,
Яиц с десяток штук.
Чтобы от голода живот
Случайно не свело,
Он также прихватил с собой
И сало три кило.
А третий вовсе был чудак:
Ведро пустое взял,
Взял тесто, спиннинг
И червей в навозе накопал.
А также удочку, сачок,
Подкормку и рюкзак,
И воду пресную с собой
Зачем-то взял, чудак.
И только к вечеру домой
Вернулись рыбаки.
И каждый был доволен днем,
Прошедшим у реки
Но только лишь один рыбак
Принес с собой улов.
А кто с уловом был из них —
Понятно и без слов.

Ужасный аппетит (В. Ланцетти)

Вид ужасный у акулы,
Ей свело до боли скулы,
Проглотила ненароком
Рыбу-меч и рыбу с током.

Чудак судак (Б. Заходер)

Жил да был один Судак —
Удивительный чудак:
Жил не в море, жил не в речке
Жил у бабушки на печке!

Не успев туда вселиться,
Начал он, чудак, хвалиться:
— До чего мне повезло!
Тут и сухо и тепло!

Эй вы, щуки-судаки!
Вылезайте из реки!
Речка — это не квартира,
Там и холодно и сыро!

Не ходите, рыбы, в море —
В море вы хлебнете горя,
А у бабки на печи —
И блины и калачи!

Затопила бабка печь —
Калачей-блинов испечь.
И зажарился Судак…

А ведь мог бы жить,
Чудак!

Щука (Я. Аким)

Щуке с осени пойдёт
Сто четырнадцатый год.
Не поймаем на обед —
Проживёт ещё сто лет.

Щука (Л. Огурцова)

Учит сына мама ЩУКА:
— Под водой своя наука:
Времени не тратя зря,
Проглоти-ка пескаря.

Щука (Г. Сапгир)

Щука в озере жила,
Червячка с крючка сняла.
Наварила щука щей,
Пригласила всех ершей.
Говорили всем ерши:
«Щи у щуки хороши!»

Электрический скат (В. Шульжик)

Скат медлителен и важен,
Электричеством
Заряжен.

Глянет он сердитым оком —
И робеют все вокруг:
Может скат ударить током,
Как испорченный утюг.

Эх! (А. Усачев)

— Эх, – вздыхали рыбаки, —
Разве это судаки?
Раньше вытащишь, бывало,
Хвост, бывало, в полруки!
— Эх, — вздыхали судаки, —
Раньше были червяки…
Червяком одним, бывало,
Наедалось полреки!
— Эх, — вздыхали червяки, —
Раньше врали рыбаки!
Мы послушать их, бывало,
Сами лезли на крючки!

Агния Барто, Любитель-рыболов, читать детские стихи про рыбалку онлайн

Стихотворение «Любитель-рыболов»

Иногда у Агнии Барто появлялись весёлые стихи, похожие на детские песенки. Маленьким читателям такие тексты интересны тем, что они связаны с жизнью, а потому просты для понимания и заучивания наизусть.

Пересказ

На озере с самого раннего утра сидит рыболов. Этот человек весёлый, он постоянно напевает незатейливую песенку без слов. Несколько слогов, повторяющихся друг за другом, составляли это мурлыканье рыболова: «Тра-ля-ля». Рыболов надеется на богатый улов, хочет поймать окуня. Песенка улучшает настроение мужчине, который повторяет одну и ту же строчку, и, кажется, что её уже знают наизусть рыбы. К сожалению, песня только распугивает улов: как только зазвучит «тра-ля-ля», так вся рыба расплывается в разные стороны от рыболова!

О стихотворении

В песенке из стихотворения у Барто звучит и радость, и грусть. Об этом поэтесса говорит сама. Почему? Радостно сидеть на берегу с удочкой для рыболова, а грустить должна рыба, если попадётся ему на крючок. Вот почему как в сказке, рыба от крючка удочки расплывается, как только услышит размеренные звуки песни. Точное описание рыбной ловли позволяет дотошным русским читателям предположить, что детская поэтесса знает толк в процессе рыбалки. Все произведения, собранные в книгах Агнии Львовны Барто, основаны на правде жизни. Это является главной причиной, по которой стихотворения поэтессы так любимы детьми. То, что малыши встречают в произведениях Барто, помогает ребятам лучше понимать окружающий мир и объяснять происходящее. Произведения поэтессы прекрасно вписываются в канву любого урока по литературному чтению в начальной школе или занятия в детском саду. А это является ценным подспорьем в образовательном и воспитательном процессе школы и дошкольного учреждения.

Ниже вы можете прочитать текст стихов «Любитель-рыболов» детской писательницы Агнии Барто online, бесплатно и без регистрации крупным шрифтом на русском языке.

СТИХИ ПРО РЫБАЛКУ российских поэтов / Сибирский охотник

Стихи про рыбалку Алексея Быкова (КолхозНик):

Случай на Горе-море

Алексей Быков (КолхозНик)

Купаясь в солнечных лучах,

Я мартовский встречаю полдень.

Клёв не начавшийся зачах,

Мой взгляд отчаяньем наполнив.

Опять бинокль в моей руке.

Народ вокруг уныло бродит,

И только кучка вдалеке,

На размышления наводит.

Руками машут мужики,

Рыбёху быстро поднимая.

Да, не иначе рыбаки,

Надыбали большую стаю!

И вот без ложного стыда,

В ряды не ровные сливаясь,

Все отправляются туда,

И я конечно «подрываюсь»

Нет, не рыбачить им одним.

Ведь рыбки каждому охота.

Вперёд, надеждою гоним,

Опять прибавил «обороты»!

Бурю. От беготни отвык.

С трудом осилил я дорогу,

А рядом вытащил старик,

Килограммовую сорогу.

Все нервы в звонкую струну.

Движенья рук излишне резки.

Мормышка прыгает по дну,

Поклёвка, взмах, обрывок лески…

Мормышки сыплются на лёд.

Спешу. Подводят пальцы — крюки…

И вволю тешится народ…

Опять мелькают чьи-то руки…

…Моя опять готова снасть,

И вновь ко дну летит мормышка.

Как в сердце нож, большая пасть…

Очередной обрыв, как вспышка…

Опять придётся повторить,

С мормышкой новой процедуру.

Я начинаю материть!

Себя, судьбу и рыбу — дуру.

Готово всё, но клёв затих,

Вновь унося с собой надежды…

Ажиотаж прошёл. Мой псих,

Угас под толщею одежды.

Бродили тупо «(ч)удаки»,

Что лихо вдалеке махали.

Как оказалось мужики

Играли в карты и бухали…

Давно пропал осадок зла.

С улыбкой это вспоминаю…

Сорога крупная была…

Жаль не моя была та стая!

 

 

 

Каждому свое

Алексей Быков (КолхозНик)

Сегодня пятница, и вновь после работы,

Сбиваясь в косяки, и обжигая рот,

Палёной водкой, по углам, пытаясь смыть заботы,

С неделей трудовой прощается народ.

А мне на это силы тратить жалко,

И пусть друзья с коллегами простят,

На завтра намечается рыбалка,

На отдых я иной имею взгляд!

Суббота. Утро в лёгкой суматохе.

Один как перст, вдвоём или втроём…

На речке, озере или большой протоке,

Природой опьянён, ступлю на водоём.

И тем светлее станет мысль моя,

Чем тише будет место и безлюдней,

Приоткрывая шире полог тайны бытия,

Пробив надеждой оболочку серых будней.

И пусть опять мой не велик улов,

Скажу — Да разве только в рыбе суть!

Поймёт меня лишь настоящий рыболов.

Ну всё, смеркается. Пора в обратный путь.

 

 

Лес со скрипом и стоном ропщет…

Алексей Быков (КолхозНик)

Лес со скрипом и стоном ропщет,

Вновь на ветер обиду тая.

На опушке берёзовой рощи

В январе не слыхать соловья.

В небе сером свинцовым налётом,

Снег теряя, летят облака,

И кружась, он с отцовской заботой,

Укрывает следы рыбака.

Вот камыш на карьере игриво,

Что-то пишет мне в свежем снегу.

Наблюдая, стою молчаливо.

Что он пишет, понять не могу.

Сев на старый потрёпанный ящик,

Лунке тёмной скормлю я блесну.

Окунь — чёрный как уголь, блестящий,

Её тут же придавит ко дну.

И таким вот, не хитрым движеньем,

Всколыхнув струны мёрзлой души,

Объяснит мне за доли мгновенья,

Что писали в снегу камыши…

 

 

Ель серебряным машет крылом…

Алексей Быков (КолхозНик)

Ель серебряным машет крылом,

Отгоняя ворчливого ворона.

Перед ней мы с тропы свернём,

Нам ещё метров двести в сторону.

Сквозь подлесок под сучьев хруст

Продерёмся, сбивая иней,

И морозцем наполнив грудь,

У карьера с плеч ящики скинем.

Чёрной бездной пугает тёк,

Но так тянет к нему поближе.

Душу с треском порвав, ледок,

Скажет: Нет, поворачивай лыжи!

Отступлю-ка на шаг назад,

Лёд пробью с одного удара,

И тревогу сменив на азарт,

Выну окуня-кочегара…

После баньки чайку хлебну,

И расслабившись в тёплой постели,

Вспомню ворона, тёк, тишину,

И седые, крылатые ели…

 

 

Перволедье на Горьковском море

Алексей Быков (КолхозНик)

Рассвет, пока ещё лиловый,

Глотает крайнюю звезду.

А вереница рыболовов,

С опаской тянется по льду.

Надежда, радость и тревога,

Слегка мою сжимают грудь.

Пешнёй калёной понемногу

Себе простукиваю путь.

Рассвет отвоевал полнеба,

И стал увереннее шаг.

Дойти до первой гривы мне бы,

Стучит по термосу черпак.

Его рукой я поправляю

Шаги мои ещё смелей.

На берегу воронья стая

Смахнула иней с тополей.

Вдруг счастья луч, а может солнца,

Сверкнул и заискрился лёд!

Блесна в шуге нашла оконце.

Рыбалка первая идёт!

 

 

Судак

Алексей Быков (КолхозНик)

Вот классической, быстрой проводкой,

С мелководья и вниз, в глубину,

Из двухместной резиновой лодки,

Виброхвост я ступенькой тяну.

А в тумане, встающего солнца

Тусклый свет отражает река.

Через бланк мне в ладонь отдаётся

Долгожданный удар судака.

Режет леска багровую воду,

Снова гасит рывок фрикцион.

Озверевший, назад, на свободу,

Вновь пытается вырваться он.

Многократно проверенной снастью,

Не давая ему слабину,

Нет, не рыбу — рыбацкое счастье,

Я к сачку своему подтяну!

 

 

На карьере

Алексей Быков (КолхозНик)

Июля бархатная ночь нежна была до слёз.

В карьере чёрном звёзды утонули.

Я под шуршание крутящихся колёс,

Подъехал к берегу с охапкою рогулек.

Я их воткнул бесшумно на привычные места.

Велосипед к стволу берёзы отодвинул.

Из рюкзака прикормки горсть достал.

И в крайнюю звезду прицелясь, кинул.

Звезду накрыв дождём, легло пшено.

Протяжно ухнула в ответ ночная птица.

Удачно сварено, подумал я, оно.

Момент не прозевал, не дал перевариться.

Всё к той же чуть поблекнувшей звезде.

Рассвет уже слегка лизнул по краю небо.

Удилищ взмахи — поплавки стоят в воде.

Крючки наживлены размятым чёрным хлебом.

Чуть сморщил воду лёгкий ветерок,

И тут же в камышах увяз предвестник солнца.

Вот притопив мой чуткий поплавок,

Карась мне серебром покрыл в ведёрке донце.

А дальше — как во сне, ныряли поплавки,

Я рыбу выводил, и редко были сходы…

Как жаль, что мы природу не храним,

Скудеют с каждым годом наши воды.

Сетями в нерест выловлен в карьере том карась.

Ротан там правит бал сегодня полновластно.

Мы детям, вместо серебра, оставим только грязь,

Коль смотрим на кощунство безучастно.

 

 

Февраль

Алексей Быков (КолхозНик)

Февральский ветерок игриво

Позёмку льёт за воротник,

Но я к своим, заветным гривам

Спешу, шагаю напрямик.

Вот ветка мне призывно машет

Над старой лункой на ветру.

А по торосам змейки пляшут,

Затеяв глупую игру.

И стынут пальцы, колет щёки,

И рвутся в клочья облака.

Вот только снежные потоки

Сдержать не в силах рыбака!

И вот уже под шелест плёнки,

От рыболовного мешка,

Я, не спеша, на леске тонкой,

Достал из лунки окушка.

Воспоминанье о ненастье

Сотрётся раз и навсегда.

А окунёк, крупицей счастья,

Пройдёт в душе через года!

 

 

В хрусталь игольчатый вот-вот истлеет лёд…

Алексей Быков (КолхозНик)

В хрусталь игольчатый вот-вот истлеет лёд

Весна идёт! С весною глупо спорить

Что мне сезон грядущий принесёт? 

Побед рыбацких, впечатлений море…

Зубастых монстров, гнущих снасть в дугу,

И вездесущих полосатиков-матросов

Всем этим буду счастлив просто…

Без этого я просто не могу…

 

 

Загадки рыбацкой души

Алексей Быков (КолхозНик)

Пока организм мой работой загружен,

Душа измеряет на море глубины,

Надежды снуют в галереях ракушек,

Где окуни прячут горбатые спины.

В коряжниках, хищно хватающих блёсны,

Запуталась звонкая жажда поклёвки,

Отцеп не поможет, всё слишком серьёзно,

И тут бесполезны начальства уловки.

Где лесок рыбацких звенящие струнки,

Где тропы расходятся линией ломкой,

Меж палок, вмороженных в старые лунки,

Проносятся мысли игривой позёмкой.

На Горьковском море, в лиловом рассвете,

(Где Финский посёлок взмахнув тополями,

Меня провожает, а вечером встретит),

Увязнет реальность в морозном тумане.

И вот, в выходные отдавшись порыву,

Шурша ледобуром, в базарах проклятых,

Пройдусь по заветным, разбуренным гривам,

Бесклёвье покрою отборнейшим матом.

А если удача наполнит мой ящик,

Свинцом наливая усталые ноги,

Не меньше я матов загну настоящих,

Во время обратной, неблизкой дороги.

И вновь на вопросы: «Зачем мне всё это?»,

От неискушённых коллег по работе,

Пожму я плечами, не зная ответа,

В мечтах о ближайшей рыбацкой субботе…

 

 

От «шарабанов» отблески, как вспышки…

Алексей Быков (КолхозНик)

От «шарабанов» отблески, как вспышки

Морозный, звонкий, солнечный денёк,

Дрожание безнасадочной мормышки,

Остановил поклёвкой первый окунёк.

И мысли мечутся мои, в безумной спешке, 

В шальном рывке, к удаче на пути,

Поклёвка, взмах, не путаться, не мешкать,

Скорей поднять, чтоб снова опустить…

Но леска норовит запутаться за льдинки,

Хрустальным крошевом застывшие в снегу,

Распутал все хитросплетения-паутинки,

И лишь  до дальней дотянуться не могу.

Достал, да только… всё… момент потерян,

Остыл у стайки окуней азарт,

Но будет снова клёв, в мормышке я уверен,

Она вот-вот опустится назад.

И снова в пляс, по водным горизонтам,

Она отправится, кивка читая ритм,

Колючий ветерок нашёптывает что-то.

Наверно о весне грядущей говорит.

О том, как снег растает понемногу,

Как станут бронзовыми лица рыбаков,

О том, как будем мы искать сорогу,

Шарахаясь от наглых окуньков.

 

 

Выходной на Волге

Алексей Быков (КолхозНик)

Выходной мне график возвещает в среду,

Решено! На Волгу на рыбалку еду!

Червяки, опарыш, есть ведёрко каши,

Чайки над рекою мне призывно машут.

Замесил прикормку, пусть едят до сыта! 

Солнышко повисло над кустом ракиты.

Плещется уклейка, рядом беззаботно,

Не спеша, кормушку набиваю плотно.

Бродит язь пугливый где-то там, на бровке,

Вот заброшу фидер – буду ждать поклёвки.

Мне её покажет чуткая вершинка.

Рябь слегка щекочет сонные кувшинки.

Комарьё над ухом загудело злобно,

Репеллент достану, сяду поудобней.

Буду мыслить мысли, буду думать думы,

Отдыхать душою от толпы и шума,

Наслаждаться вволю красотой заката,

Даже если будет с рыбкой не богато,

Не расстроюсь вовсе, нарыбачусь всласть!

Задолго до начала рыбалка удалась!

 

 

От батона корка, караси в ведёрке…

Алексей Быков (КолхозНик)

От батона корка, караси в ведёрке,

Вечер, догорает розовый закат,

Изб соседских крыши, тополя чуть слышно,

Шелестя листвою, в озерцо глядят.

В мареве июля камыши уснули,

Только стон лягушек режет тишину.

Для души услада – под пытливым взглядом,

Чуткий поплавочек вновь идёт ко дну…

 

 

Идем с дружком по тропочке…

Алексей Быков (КолхозНик)

Идем с дружком по тропочке,

По волжскому по берегу…

Сейчас махнём по стопочке,

Есть ритуал проверенный…

Ну, что, стоишь? Забрасывай! 

Пора и нам попраздновать…

Мы ветерком обласканы, 

Сегодня будет счастье нам…

Пока не видно донышка, 

Быстрее дело спорится,

На крайней его доночке, 

Бубенчик хорохорится

Ну что, дружок, порадуйся, 

Лещу золотобокому,

Я не позволю зависти,

Бродить вокруг да около.

Июль росистым золотом, 

Танцует в пышной зелени,

Глазами в небо хлопаем, 

Совсем забыв о времени.

Наверно малость спятили!

Как босиком, по прошлому,

Мы с детства с ним приятели, 

Надёжные… хорошие…

Висок с седыми прядями,

Да отблеск красной лысины,

Не отмеряя взглядами

По пол-стакана истины…

Доверия безбрежного,

Или коньяк, «пятёрочку»…

Клюёт на донки вежливо,

Отменная густёрочка…

Ну, что ты ухмыляешься?

Потом, с пивком? Замётано!

Мы оба улыбаемся

И счастье, с нами… вот оно!

 

 

Камышей тугие струны…

Алексей Быков (КолхозНик)

Камышей тугие струны,

Мне с утра выводят трели,

В томном сумраке безлунном,

Звёзд слезинки догорели.

И когда рассвет забрезжил,

Сбросив ночи одеяло,

Солнце в облачном безбрежье,

Красным заревом сияло.

Расплескавшись в мокрых травах,

По лугам пронёсся ветер,

По берёзовым канавам,

Забродили щучьи дети.

Щучки радуются лету,

Убегая мутят воду

Не пугайтесь, мимо еду,

Радуйтесь, мальцы, восходу.

Не для вас наладил снасти,

Рановато вам пока,

Целью стать рыбацкой страсти,

Жертвой жала тройника.

Вновь карьера сморщив кожу,

Ветер в складках прячет блики,

А на бровках ждут прохожих

Капли красные брусники.

Замерев в тревоге вечной,

На воде притихли утки,

И дымит сырая печка,

В глубине рыбацкой будки.

 

 

Я так устал… я измочален жутко…

Алексей Быков (КолхозНик)

Я так устал… я измочален жутко…

В болоте будней вновь увяз, и вновь тону…

Глотая хлябь рутины, очевидцев злые шутки,

В агонии души опять иду ко дну.

Нет сил, желаний, лишь усталость,

И рвётся нервов за струной струна.

Предел! Душевной пищи не осталось.

Копыта потирает сатана.

Но я не сдамся, вырвусь непременно,

Смогу в душе покой восстановить,

В запасе способ у меня бесценный –

Пойду под вечер карасей ловить.

Сидеть, расслабившись на травке шелковистой,

Смотреть, как чуть дрожит антеннка поплавка,

Который, в небе бирюзово-чистом,

Бодают редкие барашки-облака.

И как карась, пришедший на прикормку,

Несмело уведёт его ко дну,

Смотреть, как солнце апельсинной коркой

За лесом огненным начнёт тонуть.

Смотреть, как улыбнётся месяц,

Приветствуя чудного рыбака,

Который удочку над звёздным небом свесил,

А сам давно не видит поплавка.

И вновь счастливый, зашагаю к дому,

С волшебным чувством, что вот-вот взлечу,

С травы сбивая сладкую истому,

И будет снова всё на свете по-плечу!

 

 

Бродяги-месяца изящный силуэт…

Алексей Быков (КолхозНик)

Бродяги-месяца изящный силуэт,

Алмазов звёздных взгляд, пленяющий песок,

Сверчков изысканно-печальный менуэт,

И в полудрёме сказки шепчущий лесок,

Огонь костра мой жадно впитывает взгляд,

Раздумья в небо унося потоком искр,

И пляшут тени, накрывая донок ряд,

А ветер звёздную в реке колышет высь.

Истомой сладкой разливается покой,

Тепло костра души достигло, наконец,

Глаза слипаются, но звоном над рекой,

Вновь о поклёвке весть разносит бубенец…

 

 

На Троцу

Алексей Быков (КолхозНик)

Развернуться в полёте не просто,

Вот и я, по-привычке весной,

Непременно поеду на Троцу,

Побродить между лунок с блесной!

Нет… наверно я что-то напутал…

Не с блесной, а с мормышкой в руке,

Встречу снова весеннее утро,

На до боли знакомой реке!

…Неужели до боли знакома?

Сам себя я слегка озадачил,

Память разуму ставит препоны,

Я ж ни разу на ней не рыбачил!

Не беда — Троца, в общем-то, рядом,

Что мешает мне съездить туда?

Навести в своих мыслях порядок,

И проблему решить навсегда…

Ну, держись! Не надейся на чудо!

Ты за это ответишь, река!

По весне обязательно буду,

Из тебя доставать судака!

Час расплаты наступит в апреле,

Для захватчицы наших умов,

Под весенние первые трели,

Наловлю на мормышку сомов!

Наловлю осетров и форели,

И тайменей в тебе отыщу!

Мне бы только дождаться апреля,

Непременно тебя навещу!

 

 

Инспектор и рыболов

Любовь Ветреная

 «Ага, попался, рыболов!»,-

Сказал инспектор рыбнадзора.

А тот, взглянув поверх очков,

Возясь со снастью у сачков,

Вдруг возразил ему сурово:

«С каких же пор… Ну, нету сил…

Гулять свободно возле речки

Я не могу??? Я вас спросил!!!»

Инспектор долго в шоке был,

Но всё-же вымолвил словечко:

«Вы браконьер, мой дорогой,

И здесь излишни объясненья.

В сачке у вас улов такой,

Что позавидует любой,

Не рыбка – просто загляденье».

«Ах, да вы правы в этот раз,

Отличный экземпляр – картинка,

Но огорчу я видно вас,

То, что вы видите сейчас –

Моя домашняя скотинка.

Судак домашний, звать Кузьмой,

Мы с ним гуляем. Я по суше,

А он плывёт за мной рекой.

Ну, моцион у нас такой…

…Не ем я рыбу, даже суши…

Как нагуляется Кузьма,

Я свистну другу и до дому,

Спешим довольные весьма…»

Да вот загадка для ума,

Такие бредни вам знакомы?

Скруглив квадратный взгляд с трудом,

Инспектор почесал в затылке:

«Ну, покажите…  Вот дурдом…

Как он вернётся к вам потом…

…Златая рыбка на посылках…»

Судак уплыл. Стоят, молчат

И курят. Лес уже во мраке,

Журчит на речке перекат…

Зевнул инспектор на закат:

«Ну, что ж пора свистеть, однако».

«Зачем свистеть? Ах, боже мой,

Чтоб рыба приплыла? …Спасибо…

Судак, зовущийся Кузьмой?

У вас в порядке с головой?

Вы что, родной, какая рыба???»

 

 

Осень – праздник спиннингиста

Алексей Быков (КолхозНик)

Режет лодка гладь реки,

Борт упругий мечет пену,

Осень. Мчатся рыбаки.

Судаков ловить отменных.

Суетится вороньё.

Золотом красуясь рощи,

Отражение своё

В водном зеркале полощут.

Уподобившись смычку,

Звонкий бланк рождает звуки,

Подпевают рыбаку,

Визгом фрикциона щуки.<

Окунь закипит котлом,

Жерех ухнет мощным взрывом,

Силикон и поролон

Скачут по заветным гривам.

Гнутся спиннинги в дугу,

Не объять простора глазом,

У костров на берегу,

Будут жаркие рассказы…

Небо зачерпну руками –

На душе прозрачно, чисто,

Бьётся рыба на кукане,

Осень — праздник спиннингиста!

 

 

Женщина и рыбалка

Алексей Быков (КолхозНик)

Я так не хочу, я хочу по-другому…

Мне так неудобно… а так темно…

Давай к моим, не к твоим знакомым…

…Она, как пробка, а он «больной»…

Зачем рюкзак?.. А все эти палки?..

Ты что задумал?.. А мне?.. Одной?..

Нет!.. Что?.. Решено?.. Никакой рыбалки…

Ах, ты собрался!..Только со мной!..

Зачем сапоги? Там будет сыро?..

Тогда не поедем!.. Я так не люблю!…

Чего не сидится тебе в квартире?…

Ну хочешь, я пива схожу куплю?…

На солнце жарко!.. В тени, замёрзла!..

Комар загрыз!.. Их там целых два!..

Чего ты ржёшь? Я, вполне серьёзно!..

Хочу домой! Я едва жива…

Каких две минуты? Мы семь на речке…

Я вся устала!.. Тут слишком скучно!..

Мне будет плохо! Ты взял аптечку?..

Смотри, какая тут белочка… Душка!

Давай-ка лучше её поймаем!..

Ну что ты психуешь?.. Сейчас обижусь!

Нельзя шуметь?.. Я звонила маме!..

Я в воду смотрю и тут рыбы не вижу…

Зачем глубина?.. А пошли где мелко!..

А это омут?.. А где здесь брод?..

Орешки жрёт эта наглая белка!..

Да я не орала… А пусть не жрёт…

Я кушать хочу! Ты опять не слышишь?..

А где туалет?.. Не хочу в кусты!..

Опять ты ворчишь!.. Не могу я тише…

Не вижу я там ни какой красоты…

А ты меня любишь?.. Чего?.. Не слышу…

А что за рыбу ты хочешь поймать?.. 

А что ты заладил?.. всё «тише», да «тише»…

Куда пойти?.. и причём здесь мать?..

Со мной на рыбалке одни заморочки?..

Ах, я виновата, что ты не поймал!..

Нет, спиннинг, я твой не ломала… Точно…

Его мне судак, наверно, сломал…

Пока ты там ел, я хотела закинуть…

Запуталась леска… но я ни при чём…

Мне спиннингом больно ударило в спину…

…Когда положила его на плечо…

Ну хватит… купи себе новый… и точка!…

А что ты психуешь?.. Ну ладно… молчу…

…А мне бирюзовый… в бордовых цветочках!..

…Я снова с тобой на рыбалку хочу!

 

 

Залив… Рассвет…

Алексей Быков (КолхозНик)

Залив… Рассвет…

Заброс. Удар! Подсечка…

Адреналин!

Рывок. Натяжка. Свечка.

Бросок. Борьба…

Обидно. Сход. Финал.

Увы…  Домой…

Не победил… 

Не проиграл…

 

 

В грозу

Алексей Быков (КолхозНик)

Всё небо словно порохом набито,

Ещё чуть-чуть, и грянет первый взрыв.

Я снова на злой рок ворчу сердито,

Очередной зацеп, очередной обрыв.

Пора, наверное, домой податься,

Но эту мысль в себе безжалостно давлю,

Уж больно хочется с клыкастым «пободаться»,

Я все напасти лишь за этот миг стерплю.

И с треском расколов большую тучу,

Смеются надо мною небеса,

А я, остатки воли собирая в кучу,

Ещё пытаюсь верить в чудеса.

Как робот действую бездумно и бесстрашно,

Ступеньки шаг читая по концу,

А ветер в тополях завыл протяжно,

И дождь наотмашь хлещет по лицу.

Но не сломить во мне упрямого порыва,

Сегодня по плечу мне самый тяжкий крест,

Презрев невзгоды фанатично, терпеливо,

Я жду, когда клыкастый джигу съест.

И вот удар, и сердце бьёт чечётку,

И распадается небес свинцовых хмарь,

А руки действуют уверенно и чётко,

В висках в колокола ударил паномарь.

И вот он крупный, жёлто-золотистый,

Стеклянным глазом на меня косит,

И небо расплывается в улыбке чистой,

И дождь, стихая, нежной пылью моросит.

 

 

За лещом

Алексей Быков (КолхозНик)

Река уснувшая лежит стеклом,

Ночному небу даже в Волге места мало,

Звезду пугливую слегка задев веслом,

По глади зыбкой направляю лодку к свалу.

И вот «Омегу» растянув на якорях,

Чугунной тяжестью пробив реки пучину,

При свете «Альфы»- небольшого фонаря,

Набив кормушки, оба фидера закинул.

Вдоль борта чутко фидеры лежат,

Вершинки тонкие в тиши ночной уснули,

Лишь теплоходные огни вдали дрожат,

Туристы наслаждаются июлем.

Меж тем рассвет, скользнув над Городцом,

Лучом уткнулся в край моей ветровки,

И фидер, тоненьким тряхнув концом,

Показывает первые поклёвки.

Поклёвки суть — всегда приятная интрига,

Подсёк… Хорош!!!… Пытаюсь не спешить…

Удилище в дугу… и нет прекрасней мига…

Огонь борьбы лишь сход способен потушить!

Порой добыча ох, как не легка,

Её «выкачиваю» я по всем законам

Но тем сильнее радость рыбака,

Чем громче визг бедняги-фрикциона!

И с этим звуком забываешь все напасти,

Проблем житейских рассыпается пучок,

Когда леща, огромным слитком счастья,

С трудом затаскиваешь в свой большой сачок.

 

 

Прощай, уют

Алексей Быков (КолхозНик)

Сукном потрёпанным затянут свод небес,

Берёзки в плаче опустили кроны,

Ворчаньем хриплым оглашая лес,

К стволам прижались грустные вороны.

А дождь повис тоскливой пеленой,

Вконец расквасив старую дорогу,

Обнявшись нежно с полусонною женой,

Застыну на мгновенье у порога,

Порой бывает труден первый шаг,

Дождь в наши души щедро сеет смуту,

И всё ж, накинув на плечо рюкзак,

Вновь сырость предпочту домашнему уюту.

Грязь хищной хваткой держит оба колеса,

Педали снова от натуги заскрипели,

На это глядя, горько плачут небеса,

Но я отчаянно «гребу» к заветной цели.

Карьер лесной небесных полон слёз,

Кувшинок листья от дождя прикрыли воду,

Я, примостившись меж кривых берёз,

Забросил воблер, невзирая на погоду.

Веду рывками мимо камыша,

Он рыщет в стороны и снова зависает,

И вдруг бурун… Удар!!!.. Звенит душа…

Напор чудовищный, такой что в дрожь бросает!

Хоть спиннинг мой не просто сокрушить,

И сталь у тройников — венец упрямства,

Но поневоле мне приходится спешить,

Не дать уйти из чистого пространства…

Пусть позади уже борьбы накал,

Сердечко скачет, и трясутся руки,

Надолго в память врежется оскал,

Лежащей на траве огромной щуки…

И пусть бывает труден первый шаг,

Но дождь напрасно в души сеет смуту,

Рыбак опять накинет свой рюкзак,

Сказав «Прощай!» домашнему уюту.

 

 

Рыбалка – пища для души

Алексей Быков (КолхозНик)

Хватаясь разом за десяток дел,

Души впустую трачу силы,

И как обычно, чувствую — предел!

Душа в слезах разрядки запросила.

Ну что ж, иду навстречу ей, родной,

Ведь не чужая всё же — жалко!

Решил себе устроить выходной,

Взял спиннинг и поехал на рыбалку.

Соседи с укоризной смотрят вслед,

Куда? Страда садов и огородов…

Мне наплевать — я, оседлав велосипед,

Лечу вперёд, на речку, на природу…

У большинства «отдушина» горька,

Россия-матушка в стакане силы ищет,

А рыболов, снимая рыб с крючка,

В рыбалке для души находит пищу.

С рыбалкой всех невзгод поток стерплю,

Не страшен с ней забот житейских пресс,

Лишь об одном Всевышнего молю,

Не растерять к рыбалке интерес.

 

 

Промчалось лето, как тяжёлый джиг…

Алексей Быков (КолхозНик)

Промчалось лето, как тяжёлый джиг,

Хотя в начале мне казалось длинным,

Сливаясь в памяти в один волшебный миг,

Растаяв в небе клином журавлиным.

И в тот же час, когда оно, растаяв,

От нас умчалось в дальние края,

На мир спустилась осень золотая,

В себе загадку вечную тая.

Но вышел срок и ей, любимице поэтов,

Ложась на землю золотым ковром,

Она растаяла, исчезла вслед за летом,

В потоке злых, пронзительных ветров.

Ноябрь наполнен слякотью постылой,

Страда больниц, аптек и докторов,

Вода в карьерах окончательно остыла,

Глотая стаи белых комаров.

Но вскоре кот прикроет лапой нос,

И мне надежду смутную подарит,

Что в эту ночь нешуточный мороз,

Поставив долгожданный лёд, ударит.

И этот звонкий лёд для рыбаков,

Устроит настоящий праздник,

Рванём на поиски голодных окуньков,

Мормышками и блёснами подразним…

 

 

Щучья погодка

Алексей Быков (КолхозНик)

Надёжно солнце скрыто в тучах,

Спят подуставшие ветра,

Слегка всплакнув, погодка щучья

Над миром царствует с утра.

В болотцах квакают лягушки

В восторге от сырой судьбы,

Встань тихо на лесной опушке –

Услышишь,как растут грибы.

Всколыхнётся воды тишина,

Под карьерной берёзовой бровкой,

И подарит, вращаясь, блесна,

Чувство неотвратимой поклёвки.

Оно придёт волной знакомой,

В душе мелькнув, как щучья тень,

И быть не может по-другому,

В такой унылый серый день.

Уныл и сер? Но мне по нраву

Немного хмурый, тихий день,

Сгибая спиннинг, рвётся вправо

Очередная щучья тень…

 

 

Рыбалка часто очень не легка…

Алексей Быков (КолхозНик)

Рыбалка часто очень не легка,

Порой она довольно тяжкий труд,

Для передышек – созерцанье поплавка:

Люблю ходить на близлежащий пруд.

Не пруд, карьер, а впрочем — всё равно,

Готова удочка и вдоволь червяков,

В ведёрке золотистое пшено,

А в зыбком зеркале барашки облаков.

Их растревожив, сразу прикормлю,

Там, в лёгкой дымке обрету покой,

На гладь зеркальную воды смотреть люблю,

До неба в ней легко достать рукой.

Но почему не видно поплавка?

Поклёвка вроде?  Точно! Повело!

Сама подсечку делает рука…

Карась небесное пробороздил стекло…

Не раз сюда приду встречать зарю,

Не раз карьер вернёт душе покой,

Я искренне его благодарю,

Прижав к траве карасика рукой.

 

 

Солнце медным самоваром…

Алексей Быков (КолхозНик)

Солнце медным самоваром,

За лесок вальяжно ляжет,

И лениво тополь старый,

Мрачной тенью берег смажет.

Ветерок-шутник украдкой,

На берёзках тронув косы,

Сам в траве увязнет шаткой,

Зацепившись пяткой босой.

Вновь  уклейки волжской стая,

Сонную тревожа воду,

Солнцу поцелуй оставит,

Распрощавшись до восхода.

И под всплесками заката,

Чтоб отдаться воле волн,

Я, почти как Гайавата,

Накачаю лёгкий чёлн.

Выйду на простор безбрежный,

Чтоб душою трепеща,

Ощутить на снасти нежной,

Мощь упрямого леща.

 

 

Ничто не вечно в мире этом…

Алексей Быков (КолхозНик)

Ничто не вечно в мире этом,

Уже листва прощалась с летом,

   А осень властною рукой,

   Её развеяв над рекой,

       Колючим ветром налетала…

Вода в реке прозрачней стала.

   По золотистому ковру,

   К реке шагаю поутру.

      Как небо помыслы чисты.

      Я пробираюсь сквозь кусты.

          Слегка спросонья стынут руки…

Но за поклёвку крупной щуки,

      Стерпеть я многое готов!

      Вот над рекой, среди кустов,

          Свой старый спиннинг собирая,

          Смотрю, как чешуёй играя,

              Мальки рассыпались в траве…    

Там щука! Мысли в голове:

   «Скорей, скорей!» — трясутся руки,

    Гладь разметав, под носом щуки,

        Блесны изысканый зигзаг,

        Вот-вот  наполнит мой рюкзак!…

            И вдруг… будильника звонок…

Лишь кот мурлыкает у ног.

    Глазами хлопая, молчу.

    Рюкзак со щукою хочу…

       Но за окном, опять весна…

       Стряхнув с себя остатки сна,

          С улыбкой, выйду на балкон,

          Благодаря чудесный сон,

             Лишь сердце рвётся из груди,

И все рыбалки впереди!

 

 

Алел закат, стихали птичьи трели…

Алексей Быков (КолхозНик)

Алел закат, стихали птичьи трели,

И снова гнулась удочка в дугу — 

Вот так не раз в конце апреля,

Ловил отборную сорожку на Югу.

Мычание коров, далёкий лай собаки,

И Юг степенный в сумраке тонул,

А к берегу вовсю съезжались «браки»,

Чтоб звёздную порвать сетями глубину.

Что заставляет их сюда съезжаться?

Смотрю на них, мне некуда спешить,

В душе надеясь – может, не решатся

Такую красоту сетями задушить.

Решились всё-таки, и в сполохах заката,

Стою и с горечью смотрю на берегу,

Как вроде-бы не бедные ребята,

Природу Родины сетями «берегут».

Мне остаётся уповать на Бога,

А что я против них один смогу,

Моля, чтоб не в последний раз сорога,

Сегодня гнула удочку в дугу.

 

 

О судачке

Алексей Быков (КолхозНик)

Вот, петляя над Волгой, тропинка

Вновь вперёд меня верно ведёт.

Зацепившись, сухая травинка,

Спиц не в силах сдержать хоровод.

Жжёт закат этот ласковый вечер,

Мир уставший истомой объят,

И о чём-то знакомом и вечном

Тополя над рекой шелестят.

И речной красотой наслаждаясь,

Спиннинг старенький свой разложив,

Я к реке осторожно спускаюсь,

Надо мной с криком чайка кружит.

Джиг-головка со свистом взмывает,

Острым жалом сверкает крючок,

И ступеньки-шаги обрывая,

Виброхвост  резко «бьёт» судачок.

Радость мощной волной накрывает,

И в вечернем небесном огне,

Гладь воды на куски разрывая,

Судачок вылетает ко мне.

Отцепляя клыкастую рыбу,

В глаз стеклянный с улыбкой взгляну

И шепну ему тихо: «Спасибо!»,

Отпуская назад в глубину.

Жизнь порой так устроена тонко,

Может позже в большом судаке,

Я узнаю того судачонка,

Что в моей трепыхался руке.

 

 

О надеждах

Алексей Быков (КолхозНик)

За поворотом поворот,

К курье заветной снова еду,

В ней щука, празднуя победу,

Мне постоянно леску рвёт.

Там ход блесны у дна прервав,

В дугу мой спиннинг изгибая,

В броске ударив, рыба злая

Покажет свой свирепый нрав.

Вновь сердце полыхнёт огнём,

Душа взорвётся на осколки,

Под кожей пробегут иголки,

И свет померкнет белым днём.

Останемся она и я,

Она в конце звенящей снасти,

А я в начале, в буре страсти,

Коснёмся тайны бытия.

Вновь прокатившись холодком,

Давно знакомая тревога,

Проложит по спине дорогу,

Лизнув противным языком.

Кто победит, не знаю я.

Кто сдаст, не выдержав напора?

Не знаю, но узнаю скоро —

Видна заветная курья.

 

 

Майская рыбалка

Алексей Быков (КолхозНик)

Перед рыбалкой сборы. Целый ворох дел…

Минуты бешено несутся в пустоту…

Вибрируя, мобильник загудел…

Всё понял… к Белой… встреча на посту…

Дождь, с жадностью выпитый юной травой,

Под утро бесследно исчез.

Машине махал новой клейкой листвой,

Дождём нежно вымытый лес.

Заметно ряды облаков поредели,

Кормушки уснули на дне,

А мы, улыбаясь, у дамбы сидели,

Душой растворяясь в весне.

Лишь окунь над червём глумился,

И был он неприлично мал,

Но, правда, фидер мой немного отличился —

Одну уклейку крупную поймал.

Вот так сидели мы и ждали карася,

Рыбацкими секретами делились,

А рядом, по воде легко скользя,

Две чайки озабоченно крутились.

Нет карася, но нет и сожаленья,

Весна заполнила все уголки души,

Такие вот  чудесные мгновенья —

Они и без поклёвки хороши!

Ну, что ж. Пора. Сворачиваем снасти.

Усердно галки ковыряются в траве,

И солнце, что нам щедро дарит счастье,

Плывёт в глубокой и безбрежной синеве.

И пусть мы не поймали карасей,

Но до краёв наполнены весной,

К Заволжью покатил «КолхозНик» — Алексей,

Поехал в Нижний Игорь – «Водяной».

 

 

Размышление о…

Алексей Быков (КолхозНик)

Нет истины в потоке слов,

А может я слегка слукавил:

Рыбак поставил самолов,

Рыбак ряды сетей поставил.

К чему же врать, таить греха,

Своё в рыбалке видит каждый,

Одним покой несёт река,

Другим наживы тешит жажду.

Кому-то рыба на столе,

Насущным пропитаньем служит,

Другой же сыт, «навеселе»,

Глубины троллингом утюжит.

Кому-то снасти не нужны,

Они в стакане лечат души,

Другой сбегает от жены,

И на рыбалке водку глушит.

Спортсмен на снасти крутизну,

Купить пытается награды,

В глубинке побросать блесну,

Китайской «палкой» люди рады.

Иной эксперт, знаток, эстет,

Все тонкости рыбалки знает,

Любому дельный даст совет,

А сам ерша с трудом поймает.

Зато поймав, поймёт — ценней

Втройне такая будет рыбка,

У рыбаков с библейских дней

Удача призрачна и зыбка.

Да! Для меня рыбалки суть

В эмоциях души таится —

Порой поймать совсем чуть-чуть,

Ценней, чем крупно обловиться!

Карасик мелкий иногда,

Лещей десяток перевесит!

В рыбалке алчность, господа,

Меня, признаться, просто бесит!

 

 

О клипсе и горьком опыте

Алексей Быков (КолхозНик)

Сентябрь. Лес блещет позолотой.

На море, вновь «девятый вал».

Сказать по правде — с неохотой,

В тот раз я фидеры достал.

Но «раскачавшись» понемногу,

Наладил снасти, рядом сел,

Поймал голавлика, сорогу…

Вдруг фидер в воду полетел!

В прыжке успел его поймать.

Тащу! Катушка с визгом плачет.

Леща готовлюсь принимать,

Ликую от такой удачи!

Смотрю, тут дело посерьёзней!

Нет, не лещовый вижу бок!

Сазан идёт! Противник грозный!

Рывок!… Не выдержал крючок…

Расстройству не было предела,

Эмоций шквал меня накрыл…

Но руки знают своё дело,

Что ж! Снова снасть установил…

Поклёвка вновь! По нервам — ток,

И сердце бьётся заполошно!

И вновь по венам кипяток,

И дрожь в руках, и мат безбожный!

Вновь фрикциона громкий хруст,

Катушки раздражённый ропот,

И вновь сазан мне дарит грусть,

Оставив лишь печальный опыт…

Что вам сказать про своё горе?

Где мне набраться нужных слов?

Кипело Горьковское море…

Так сокрушался рыболов!

Шесть раз в тот день сазан глумился…

И леску рвал, и гнул крючок…

И от души повеселился,

Видавший это рыбачок.

Всему виной на шпуле клипса!

Напрасно леску в ней зажал.

Ведь мог бы сам повеселиться,

Глядишь, сазан бы не сбежал!

 

 

Не очень скромный сон про последний лед

Алексей Быков (КолхозНик)

Апрельский день своё тепло дарил,

Под громкий щебет  радостной синицы,

А я последний  тёмный лёд бурил,

Оставив где-то меховые рукавицы.

Алмазной крошкой с бура он стекал,

Вокруг, разбрасывая солнечные блики,

А рядом мерных окуней таскал

Большой базар, под первых чаек крики.

Но окуней совсем не нужно мне,

И трепетно, с весной шагая в ногу,

Как будто наяву, а не во сне,

Ловлю свою любимую сорогу.

И дети снега — озорные ручейки,

Мне в лунку радостно стекают,

А я, сорожью чешую  смахнув с руки,

«Козу» обратно быстро опускаю.

И в такт кивку моя душа поёт,

Букашки первые уже вовсю летают,

В глубоком небе одинокий самолёт,

Оставив след, вот-вот вдали растает.

И ввысь за ним летит моя душа,

Весны пьянящие улавливая волны,

Опять тащу сорожку! Хороша!

Ещё чуть-чуть, и ящик будет полный!

 

 

Никчемному коллеге по работе посвящается

Алексей Быков (КолхозНик)

Рыбак порой мишенью служит для толпы, 

Той, что никчёмностью и серостью гордится. 

И их насмешек ядовитые шипы, 

Нередко норовят нам в душу впиться.

За то, что мы их нормы растоптав, 

Стремимся быть на «ты» с родной природой. 

За то, что спиннингом морали гниль поправ, 

Не превратились мы в тупых уродов.

За то, что чёрствость отряхнув с души, 

Не разучились красоту ценить восхода, 

За то, что на снегу нам пишут камыши, 

За то, что любим мы любое время года.

За то, что можем мы без лишних слов, 

Купаться в счастье от одной поклёвки, 

За то, что зачастую рыболов, 

Лишь усмехается в ответ на их издёвки.

Вновь «ниже плинтуса» их мнение о нас, 

Когда не в огород, а к речке катим, 

За то, что свой мы не пропьём аванс, 

На спиннинг лучше дорогой потратим.

А может быть за то, что в жизни счёт 

Рыбалки дни нам никогда не входят. 

А жизнь у них бессмысленно течёт, 

И в пошлой суете свой век проводят?

Им не понять! Пусть чешут языки. 

В своём мирке унылом и убогом… 

Не зря в апостолах ходили рыбаки, 

Пожалуй, это говорит о многом!

В душе своей закрою дверь для зла, 

Опять не впрок пойдут им назиданья. 

Мне лишь бы удочка в руках была, 

Вновь приоткрою полог тайны мирозданья.

И не поймут нас городов рабы, 

Из-за чего нам дома не сидится. 

Весной нас выделяют из толпы, 

Блеск глаз и загорелые живые лица…

 

 

Последний лед. Закрытие сезона

Алексей Быков (КолхозНик)

Весна! Снег выгорел дотла. 

Лес над карьером гол и светел.

Брусничник ожил от тепла,

Весну листом зелёным встретил.

А сам карьер сверкает льдом,

И я на льду рассвет встречаю,

Сижу на стуле раскладном,

Над лункой удочку качаю.

Весна! Я солнечным лучом,

Как русской печкой кот, изнежен.

Бьёт тёк у берега ключом,

И неба океан безбрежен.

Всё выше солнце, всё теплей,

Всё веселее птичий гомон,

Поклёвки окуня смелей,

Весенним духом воздух полон.

В наш край карьеров и болот,

По камышам, по бровкам узким,

Весна уверенно идёт,

Под щебет первой трясогузки.

Лёд пузырится и кипит,

Весны не выдержав напора,

С утра он прочен был на вид,

К полудню вижу — сдастся скоро!

Но счастлив я — сезон закрыт!

И пусть поймал совсем немного,

Пора домой, вперёд бежит

К сезону новому дорога…

 

 

В потоке воспоминаний

Алексей Быков (КолхозНик)

Поток нахлынувших воспоминаний

Вновь в Приполярье, в прошлое несёт.

Не километры там мерило расстояний — 

В часах ходьбы я чаще вёл отсчёт.

Не то, чтобы поток, скорей обрывки

Картинками из прошлого встают.

Порой туманны, призрачны и зыбки,

Порой навязчиво покоя не дают.

Наивность юная, лихая безмятежность.

В те времена умел не помнить зла…

Тайги суровой северной безбрежность,

В которой юность мужество нашла…

Урал седой. В июле снег на перевалах,

И чая бодрость терпкая в горах.

Ещё я помню, как жужжаньем накрывала

Мечта на час забыть о комарах…

Как промышлял силками куропатку…

И пусть остыла от костров ночных зола,

Я помню, мудрость отдавали мне в тетрадку

Царь-рыба и Дерсу, тот самый Узала…

Как рано, помню, на ружьё сменил рогатку

Отдачу помню незаконного ствола…

Как «сдвоек» заячих разгадывал загадку

И как на Лемву долго просека вела…

Мечту о новой ТОЗ-овской двустволке…

Здоровый сон на северной земле…

Вкус хариуса часовой засолки

С картошкой в алюминиевом котле…

Со зверем диким был почти на равных,

С природой северной стремился быть на «ты»…

Ещё всплывают из времён тех давних

Морошки в тундре белые цветы…

И как ловился сиг в Косью на донки…

И как Кожим меж острых скал течёт…

И «золотого корня» запах тонкий…

Там с белой ночью дням теряешь счёт…

Былого не вернёшь, я точно знаю,

И грех роптать на свой земной удел.

Я благодарен северному краю,

Который в юности так близко разглядел!

 

 

Воет ветер, валит снег…

Алексей Быков (КолхозНик)

Воет ветер, валит снег,

Тропы заметая.

Ну куда тебя несёт,

… по морю мотает…

Спал бы дома до обеда,

Накатил стакан с соседом

Наплевать на лай жены…

Телевизор в пол-стены…

Холодильник да диван…

Время есть куда девать…

Нет… на подвиги несёт…

Бур тупой… метровый лёд…

Километры за спиной…

И поклёвки ни одной…

Пол-второго на часах…

Сопли бисером в усах…

Первый клюнул окунёк…

…по мобильнику звонок…

Где ты? Как ты? Есть ли клёв?

И послать нельзя…

Там Петров и Иванов…

…Всё-таки друзья…

Отвечаешь — Всё отлично!

Окушок клюёт приличный!!!

Прям, рука косить устала!!!

Как обычно… на Рапалу…

В пол-воды и подо льдом…

Ну и вам того же…

А мобильник в ухо вмёрз

И в гримасе рожа…

Леска в льдинках бородой

Рукавицы сдуло…

Лунка – та, что под тобой

Вечным сном уснула…

Бур тупой… метровый лёд

Ветра вой со стоном…

Чай горячий…бутерброд

Словно из бетона…

Всё труднее каждый шаг

Ветер-сволочь в харю…

Вдруг… на паузе судак

В балансир ударил…

Сигарета…в теле дрожь…

Взгляд усталый в берег…

Вновь на рыбину…Хорош!!!

А ведь верил!!! Верил!!!

Утро почему-то

В памяти всплывает:

Первый шаг по улице

Ветер завывает…

Все друзья по норам,

Топать в одиночестве…

По морским просторам

одному не хочется…

С каждым шагом ближе дом…

Вечер над метровым льдом,

А душа как порох…

То-то будет на работе

Завтра разговоров…

 

Как Юльку впервые взяли на рыбалку. Рассказ для детей.

Когда Юльке было пять лет, ее взяли на рыбалку. Впервые. То есть она и раньше ходила с папой и братом Лешей на рыбалку, даже фотографии есть, можно показать, если кто не верит. У Юльки в руках прутик, она стоит на берегу озера, спиной к воде, и лупит прутиком по каким-то лопухам.

Это не считается. Это не настоящая рыбалка.

А вот когда Юльке исполнилось пять лет, ее взяли на настоящую рыбалку. Не сразу, конечно, не на следующий день. Ведь день рождения у Юльки осенью. Поэтому пришлось подождать, когда наступит лето, когда Юлька с братом переедут из города на дачу, когда в выходные приедет папа, и вот тогда-то ее и взяли на рыбалку.

Но все равно — взяли же!

Рыбалка была в лесу. Идешь по дороге мимо станции, заходишь в лес, поднимаешься в горку, потом спускаешься, потом сворачиваешь на другую дорогу, идешь до толстой березы. Сворачиваешь у березы на тропинку и выходишь к маленькому круглому озеру. А в озере — рыбалка.

Юльке дали удочку. Самую настоящую, а не какой-то прутик. Папа сказал:

— Ты будешь стоять вот тут, на этом камне. Это очень хорошее место, веток над головой нет, удобно закидывать. Ты сильно не размахивайся, кидай аккуратно. Вот так.

И папа показал, как закидывать удочку. Юлька кивнула.

— Вот и молодец. Главное, не шуми. Тихонько можно разговаривать, если очень надо, а шуметь нельзя.

Юлька снова кивнула и, ни слова не говоря, уронила в воду ведерко.

— Ну Юля! — почти беззвучно заорал Леша.

Юлька жестами показала, что все в порядке, она же молчит как рыба! Показывая рыбу, Юлька чуть не свалилась с камня в воду. Но ее подхватил папа. Потом он вытащил из озера ведерко, нацепил на Юлькин крючок червяка, сделал первый заброс и вручил ей удочку.

Юлька застыла. Она впервые по-настоящему ловила рыбу. Это надо было прочувствовать.

Если у тебя не клюет, то нет никакой разницы, стоишь ты с удочкой или с прутиком. Можно стоять неподвижно, можно переминаться с ноги на ногу, можно смотреть без конца на поплавок или отвернуться от него совсем, все равно не клюет. Нисколько.

А у папы с Лешей клюет. Постоянно. Только закинут — клюет. Как будто они рыбе прямо в открытый рот червяка забрасывают. Столпились, наверное, рыбы в том месте, куда папа и Леша кидают, рты разинули… Конечно, у них будет клевать. Так нечестно. Юлька тоже хочет кого-нибудь поймать.

— Я тоже хочу кого-нибудь поймать, — тихо сказала Юлька, изловчилась и забросила удочку ровно туда, куда собирался забросить Леша. Ну, раз у них там рыбы с открытыми ртами!

— Пап, ну ты гляди! Юлька все запутала! В самый клев! — чуть не зарыдал Леша.

— Держи пока мою удочку, а я ваши распутаю, — сказал папа. Леша успокоился и тут же вытащил на папину удочку здоровенную плотву.

Юлька сердито спрыгнула с камня и подошла к ведру посмотреть улов.

— Ю-ля, — не поворачиваясь, сквозь зубы сказал Леша.

Юлька села у ведра на корточки и стала перебирать рыб… Ого, какая крупная!

— Пап, это кто?

— Это подлещик. Видишь, какая спина круглая…

Юлька вытащила подлещика из ведра и посмотрела ему в глаза. Подлещик открыл рот.

— Червячка хочешь? — спросила заботливая Юлька.

Подлещик закрыл рот и слабо пошевелил хвостом. Глаза у подлещика были круглые, доверчивые. Он смотрел на Юльку с восхищением. Конечно, она ему понравилась, это ясно.

— Знаешь, что? — заговорщицки зашептала Юлька. — Давай я тебя выпущу? Только тихо, понял? Тсс!

И она поднесла палец к губам, призывая подлещика молчать. Подлещик послушно молчал.

— Вот, молодец… — Юлька поднялась и на цыпочках пошла к воде. Подлещика она прикрывала рукавом.

Папа распутывал удочки, Леша не сводил глаз с поплавка и дергался время от времени вместе с ним. Путь к свободе подлещику никто не загораживал.

— Запомни самое главное, — шептала Юлька подлещику в жабры, ей казалось, что где-то там у него должны быть уши. — Увидишь червяка, который летит тебе прямо в рот, — не бери. Бери того, который висит и терпеливо ждет. Это мой.

Очень аккуратно, как учил папа, Юлька закинула подлещика в озеро. Торжественность момента растрогала Юльку до слез.

«Пока, друг, — говорила она про себя. — Вспоминай Юльку. А я буду помнить тебя всю жизнь».

Подлещик лег на бок, несколько раз махнул плавником, потом выправился и ушел на глубину.

«Я буду звать его Вилли», — совсем растрогалась Юлька и помахала подлещику в ответ.

— Кому ты там машешь? — спросил брат.

— Вилли машу, — со светлой печалью в голосе ответила Юлька.

Леша пожал плечами, не интересуясь, кто такой Вилли. А зря.

— Ну все, распутал, — поднялся с камня папа. — Держи, Юль. Сейчас червячка тебе насажу. Вот так, теперь заброс… Лови.

— Клюет! — заорала Юлька.

Молодец Вилли, понял, какого червяка хватать!

— Юлька, тащи!

— Не дергай так, выводи!

— Не ко мне, не ко мне, в сторону!

— А-А-А-А!

— Ну, Ю-ля!!!

— Леш, возьми пока мою удочку, сейчас распутаю…

«Это даже хорошо, что Вилли не попался, — думала Юлька, перебирая рыбу в ведерке. — Он будет плавать в озере и всем рассказывать про меня. И все рыбы будут стоять с открытыми ртами и ждать моего терпеливого червячка… А Вилли я ловить не буду. Мы же с ним друзья… Ой, какая красивая… — Юлька вынула из ведерка красноперку. — Назову ее Мэри».


✅ На зимнюю рыбалку — Стихи о рыбалке

Au jour le jour

Общее·количество·просмотров·страницы

20 марта 2013 г.

Зимняя рыбалка *

По скользкому льду

Александр Владимирович Чернышев

По скользкому льду
Не быстро иду,
С движением двух ног
Мой мозг не в ладу,
Сейчас упаду…
Но всё ж не упал. Смог.

Так долго нельзя,
Ногами скользя.
Где тверди земной брег?
А с брега друзья
Мне пальцем грозя,
Кидают в меня снег.

Движенья легки,
По руслу реки
Скользить, мой порыв — рьян,
Морозны деньки,
А мы — рыбаки!
И каждый из нас — пьян.

Зимняя рыбалка

Виталий Усачёв-Таволжанский

Царство рыбье сном объято,
Дремлет даже водяной.
Много серебра и злата
Скрыто подо льдом зимой.

От меня они не скроют
Щучку, окуня ельца.
Нынче я побеспокою
Сон хрустального дворца.

Зимний день короткий — жалко,
Ну такая уж пора.
На подлёдную рыбалку
Я отправился с утра.

На щеках морозец знатный
Мне рисует макияж,
Греет тело тёплый ватник —
Цвета хаки камуфляж.

Ветер стелется позёмкой,
Блещет гладь сплошного льда,
Снег ложится тонкой плёнкой —
Нет ни тропки ни следа.

Снял с плеча рыбацкий ящик —
Радостный азарт берёт.
В предвкушении удачи
Вышел я с пешнёй на лёд.

Первый лёд! Я счастлив, братцы!
Здесь ловить сочту за честь —
По всем признакам рыбацким
Рыба в этом месте есть.

Нынче ходит рыба стаей
Ищет пищу — я её,
Если стая рядом станет,
Мне, конечно повезёт.

Кашей, жмыхом, добрым словом
Водяного услащу,
Чтоб побАловал он клёвом-
Я его не пропущу!

Евгений Смирнов 7

Зимой, по лёгкому морозцу, рано утром,
Взяв снасти для рыбалочки на льду,
Коловоротом я, с морозным хрустом,
На льду, на Сенеже, три лунки просверлю.

Распутав удочки, расставлю все мормышки,
И насажу мотыль я на крючок,
Рассвет забрезжит солнышком лучистым,
И отогреет красноту мою у щёк.

Подкормку в лунки, подсыпаю понемногу,
Чтоб приманит плотву и окуней,
Следить за сторожком я буду строго,
Чтоб их подсечь, как можно поскорей.

И вот клюёт уже зелёный окунёчек,
Попал на удочку, резвится на крючке,
Я знаю ждёт его с петрушкой кипяточек,
Он жизнь свою закончит в котелке.

Вот притопила поплавок платвичка,
Подсёк, тащу, да, крупная плотва,
Ты для ушицы окуню сестричка…
Или тебя поджарит сковорода.

Метель слегка позёмку поднимает,
Скрывает солнышко, забрав с собой тепло…
На льду сидящий каждый понимает,
Кто рыбки наловил, то повезло.

Подсечек много, окушки, платвички,
Подлещиков, ершей — почти не счесть…
В пакет кладу их на морозе по привычки,
И от поклёвок, некогда присесть.

Чарует воздух свежий, кислородом,
И чай горячий предаёт тепло на льду…
Сюда приходишь, словно на работу,
Чтобы на “Сенеже” увидеть красоту.

Приходят на рыбалку все за рыбкой,
На свежем воздухе, морозном отдохнуть,
Но иногда, расслабившись за рюмкой,
— Становится тяжёл обратно путь.

Эпиграмма на охотников и рыбаков

Народ охотников не любит. Ну что ж. да это и понятно.
Пристрастье это фауну губит. безжалостно и безвозвратно.
А к рыбакам, что украшеньем сидят по берегам пологим,
относимся со снисхожденьем — нейтрально, ровно — как к убогим.

Рецепт бывалого рыбака

Надо в льдине сделать лунку
И в нее нарезать луку,
Покрошить туда картошки,
Перца — пол столовой ложки
И лаврового листа
Горстью высыпать туда,
Соли — следом за листом
(Лучше крупной), а потом
Кипятильник опустите —
Вот и все! Сидите, ждите:
Ведь вода в реке до дна
Рыбой разною полна.
Как из лунки пар повалит,
Закипит река под вами —
Через час уха готова.
Можно есть, даю вам слово!
Приготовьте черпаки,
Ешьте вдоволь из реки…

Серый день как будто замер
у заснеженной реки.
Ветер повторяет гаммы.
Тихо мерзнут рыбаки.

Лунки справа, лунки слева;
может, продолбить еще?
Или выпить «для сугрева»?
Нету клева нипочем!

Может, попадется рыбка
на крючок или блесну?
Только. ловится не шибко.
Ох, поймать бы хоть одну!

Не пора ли рыбной ловле
Олимпийским спортом стать?
Водку пьем мы для здоровья!
Что она для нас не допинг
остается доказать!

На льду посредине реки — рыбачок,
Пытается рыбку поймать на крючок.
Рыбешек на льду я не вижу пока,
Но бродит улыбка в усах рыбака.

Он к речке приходит и в холод, и в зной.
Один и с собакой, и даже с женой.
Он слушает тихо как речка журчит,
Как птицы щебечут и ветер шумит.

Он видит и уток, и чаек, и выдр.
Ах, сколько во льду он просверливал дыр!
Ему я завидую даже слегка.
А вы не видали того рыбака?

Ловим рыбу на морозе

Рыбка, рыбка, рыбка —
Блёсточки на льду!
Я за этой рыбкой
К проруби иду.

Опускаю удочку,
И сижу, и жду…
И палатка — будочкой,
И вода в пруду!

Чистая, холодная,
Тёмная в себе…
Пар, метель свободная,
Молодость в судьбе!

Хорошо на озере,
Славно на прудах!
Лунки — подморозило,
Виды — в холодах!

Рощицы прибрежные —
Иней, снег, да лёд…
И бегут, неспешные,
Заводи вперёд.

Вслед за снегом кружатся,
Тают в белизне…
Мне же — с рыбой дружится,
Удочка — при мне!

Полынья. Из глубины —
Зов темнеющей страны.
Рыбы в лунке. Плотный сон.
Мир — в застывшее влюблён.

Кто живёт в нёй? Пескари!
Берег — ветки-снегири,
Пар, метель…Катки-дымки,
Белизны-крупы — замки.

Здравствуй, тётка-полынья!
С полыньёй — довольна я!
Будет рыба на обед,
Будет тень озёрных лет!

Память будет. От зимы —
Сохраним былое мы…
Станет лето — и опять
Зиму будем вспоминать!

Полынья-я-я!
Снежного шитья — я!

Выбита-выдолблена,
Позабыв обиды, я —
Рыбам дам дыхание,

Мне ж от вас —
Внимание,

Вы не забывайте,
Лёд мой — пробивайте;
На мороз угрюмый
Я отвечу думой —

О снегах, о рыбаке,
О залёдье на реке!

рыбалка очень увлекает,
верёвкой тянет за собой,
хотя никто не заставляет
ловить холодною зимой.

пришлось вот так и мне
однажды
Пробыть у лунки целый день,
Хоть из меня рыбак неважный,
Я в этом деле всё же пень.

Поймал малюсеньких рыбёшек
Всего чуть-чуть с десяток штук,
Сидя весь снегом запорошен,
Не чувствуя ни ног ни рук.

Улов, конечно, очень скромен,
Уху и ту нельзя сварить,
Но в том и есть вот тот
Феномен,
Что я отважился ловить.

Не дотянул до норматива,
До рыбака я не дорос.
Но сколько было позитива,
Хотя до косточек промёрз.

Зимняя рыбалка глазами женщины

Татьяна Ильина Антуфьева

Шубка дорогая брошена на плечи.
Хрусталем сверкает в лунках сбитый лед.
На рыбалке зимней мне намного легче.
Только объявляю :» Что-то не клюёт».

Снежная равнина нынче так пушиста-
Не было затаек. Ступишь — до земли.
По следам звериным, заячьим и лисьим
НЕ пройти на лыжах. Смотришь издали.

Прокачусь с угора под высокий берег,
Проторив два метра в снежной целине,
Разгорятся щеки. Солнышку поверю:
— Не зиме — дорога. А черед весне.

Рыбакам известна верная примета:
Почернеют лица, но . не кочегар.
Это труд совместный солнышка и ветра,
Самый настоящий мартовский загар.

Хариус и ельчик спрятались надежно…
Берегут до лета стройные ряды.
Подрастает рыба в реченьках таежных
Ждем весны. Открытой дружно ждем воды.

Шубка дорогая брошена на плечи —
Любит нашу речку Дедушка Мороз.
В яркие алмазы путь украшен Млечный .
И созвездье Рыбы радует до слёз.

Стихи про рыбалку шуточные

На рыбалке что-то не клевало,
Хоть молчи, хоть криком заори.
Потравили прИкорма немало,
А потом достали пузыри…

Поздно утром встали еле-еле.
А насадки нет. Ну и дела!
Вечером червей с тушёнкой съели…
Вот как нас водяра подвела.

Ватны штаны, шапка ушанка,
Бахилы на вырост, в кармане баранка.
Снежинки кружатся, мороз пристаёт,
Пешня по тропинке, к рыбалке ведёт.
Речка уснула и крепок ледок,
Бур одолжил, незнакомый дедок.
Лунка водицей плеснула под ноги,
Улов мне пошлите, рыбацкие боги.
Мотыль не жалею, надёжен кивок,
Подсечка. И мёрзнет на льду окунёк.
Мормышка в ладони замёршей дрожит,
Где то в снастях, термосочек лежит.
Чай обжигает, пар изо рта…
Прелесть рыбалки зимой, ещё та!
Наглые вдруг одолели ерши,
Достали проглоты, хоть лёску суши.
Сменю поводок и лунку сменю,
Блесну предложу я в новом меню.
И вот, уж снова фарт пришёл,
Я клёвую лунку сегодня нашёл.
Не успевает намёрзнуть ледок,
Не отдыхает трудяга кивок!
Окуня снова из лунки тащу,
Как же рыбалку я эту люблю!

С другом третий час уже рыбачим.
Выпито бутылки где-то с две.
Только с рыбой что-то незадача –
Нет ее на этом торжестве.

Начинает сильно беспокоить…
Знать охота нам наверняка –
Или это место не такое,
Или не такая та река.

Из реки выныривает рыба.
Или это окунь, или сом.
И с улыбкой доброю, открытой
Человечьим молвит языком:

— Мужики! Вы что там? Озверели?!
Сколько ж можно на рыбалке пить?!
Не пора ли вам, на самом деле,
Удочки достать и расчехлить?!

В восторг приводит рыболова.
Осетр Русский с давних пор.
Но без лицензии любого.
Обидеть может рыб надзор.

Затих водоем — хоть картину пиши,
Шутливо шуршали в тиши камыши,
И там, где блестела вода как слюда,
Застыл поплавок — ни туда, ни сюда.

Правее чуток, где смыкались кусты,
Удил старичок, восклицая: «Ух-ты!
И эхо лениво качала вода,
А дед все выкрикивал : «Вот это да!»

Насаживал хлеб я, цеплял червяка,
В рыбалке хотел превзойти старика.
Однако, стоял и стоял поплавок,
Никто поплавок в глубину не волок.

Я нервы не мог успокоить никак,
Лягушке с досадой отвесил пинка,
Представив, как дед, бородою тряся,
Опять достает из воды карася!

«Ну, радуйся клеву, везучий дедок! —
Бурчал я, в рюкзак убирая садок,
А мне караси объявили бойкот!
Такую рыбалку и кот не поймет. »

Проследовал гордо я мимо куста,
Как будто бы ноша моя не пуста.
И так, невзначай, рыболова спросил:
«Добычлива ловля? Клюют караси?»

«Совсем не клюет — улыбнулся старик,
Но пруд живописный какой, посмотри!
Ну, как не кричать от такой красоты?!
Люблю на заре порыбачить. А ты?»

В потёртой телогрейке цвета хаки
К реке шёл грека через буераки,
Искал он место, где зимуют раки,
В надежде, что там сытно и тепло,
Про то, где их берлоги, знали рыбы,
Они б сказали, если бы могли бы,
Возможно даже просто за спасибо,
Но греке как обычно не везло.

Пришёл к реке, в реке увидел рака,
Был грека в смысле раков не бояка,
Не стал там долго танцевать сиртаки,
А, как официальное лицо,
Назвал речного рака грека другом,
И сунул другу раку в реку руку,
Но тут же огласил окрестность звуком,
Примерно децибелов на пятьсот.

Рак, сделав «цап», был криками контужен –
Он к греке не планировал на ужин,
Ему вообще тот грека был не нужен,
А руку рак пожал ему в ответ;
С тех самых пор не ищет больше грека
Под панцирем у рака человека,
И больше не суётся к раку в реку,
Раз дружбы между ним и раком нет.

Я допустил, наверное, ошибку,
Наживку выбирая с кондачка.
Уж всяко звал — и лапочкой, и РЫБКОЙ.
Но нет. не заглотила червячка.

РЫБАЧЕК ПОЯВИЛСЯ НА СВЕТ

Сын колокольчик трясет забавляясь.
Папа спросонья бежит чертыхаясь.
Думает рыба попалась на донку…
В общем, за дело досталось подонку!

Что же ты, сволочь, пугаешь, зараза?
Дал по башке ему сорок два раза.
Я ж ведь подумал поймали дельфина,
Вот и ходи, блин, голодный, скотина…

Сын заревел и пошел на рыбалку,
Срезал в лесу он здоровую палку.
Нитку приляпал и скрепку повесил…
В общем удило себе скуралесил.

В речку закинул, соплю вытирая,
Думает, вот же жизнь — падла какая!
Щас я поймаю большую рыбёшку
И настучу бате по головешке.

Рыба, однако, клевать не хотела.
Парень подумал: «Совсем обалдела”.
Если сейчас ничего не поймаю,
То всех червей в водоем побросаю.

Тут егеря подошли из лесочка,
Видят, сидит паренек-одиночка,
Дали они мальцу спиннинг Шимана:
«Ты покидай, и все будет намана”.

Парень забросил, почувствовал рыбу,
Тянет ее, на лице, блин, улыба.
«Лишь бы на берег достать, крокодила,
Больно уж сильно согнулось удило”.

Вытащил щуку, орет, весь довольный,
И егеря пошли дальше спокойно.
Мальчик тут понял: «Рыбалка — приятно!”
Двинул домой, объяснил отцу внятно:

«Папа, поймал я на ужин рыбешку.
Дайка мне, папа, деньжонок немножко.
Я в магазин побегу рыболовный
И спиннинг куплю себе, длинный и ровный”

Так рыбачек появился на свет.
Ловит он рыбу, встает он чуть свет.
Только лишь зорька, а он уж на речке,
Таскает рыбешку, большую, помельче.

Люди, берите детей на рыбалку.
Уклейку половят, кому ж её жалко.
Глядишь, рыболовами будут когда-то.
Пусть БОЛЬШЕ становится «нашего брата”.

Вот не поехал на рыбалку,
Свалил меня коварный грипп.
Сижу, грущу в кресле-качалке,
И к телевизору прилип.

Мой друг один отбЫл на «точку»,
И поздно вечером – звонок.
Клевало так, что в одиночку
Всю рыбу привезти не смог.

Привёз плотвы, язей и щуку!
Поймался редкий там налим.
Я прокляну простуду – суку,
За то, что друг мой был один.

Но рыбаков известны байки,
Я знаю этот водоём.
Налимов там не ходят стайки,
Не раз ловил плотву на нём.

ЗАШИЛИ ОТ РЫБАЛКИ МНЕ ТОРПЕДУ

Друзья идут, бутылками гремят,
Их штук по пять несёт с собою каждый.
Разносится на всю веселый мат,
Забористый такой, многоэтажный.
Две удочки худющих на троих,
Уже два года с биркой магазинной.
Я спрятался, увидев их, затих.
Тут, как назло, кричит с балкона Зинка:
«Эй, что в кустах сидишь? Что, негде ср*ть?
А ну давай домой, нарзан согрела!»
Сказал мне врач водичку принимать.
Ну, вышел из укрытья, х*ли делать.
Дружки увидев:»Колька, вот так-так!
Поехали на пруд после обеда?»
Не, мужики, уже я не рыбак,
Зашили от рыбалки мне «торпеду».

Друзья в делах, родня в заботах
У всех растет и крепнет быт,
А я у речки в мокрых ботах
Лакаю разведенный спирт

В три смены рвет супруга Клава
И на меня — шипит как гусь,
А я — изнеженности нравов
У тихой речки предаюсь

Здесь ходит карп размером с Хаммер,
Подпрыгнул в волнах поплавок,
И я, отставив кружку — замер
И опустил мобильник в сок.

Жорж влез в кредит и ходит важный,
Замшел Владимир в пробках пнем,
Гори ты мир многоэтажный —
Газобензиновым огнем.

Сергей достраивает баню
Артем супруге взял доху,
А я — у речки спирт дербаню
И на костре варю уху!

Автомобиль в тенИ сосновой
Жует подфарником овес,
А я — довольный и «готовый»
И — никого на триста верст

Над камышом трещат стрекозы
И комаров с плеча стучат,
И пусть дела — как в банке розы
Еще немного поторчат.

НЕТУ НУЖНОГО РАЗМАХА

На рыбалку едят вместе
В предвкушении улова
Взяв на грудь по граммов двести
Травят байки рыболовы
Тесноват салон машины
Нету нужного размаха,
Чтоб отмерить величины
По руке и просто взмахом
Выход быстро найден был
Стекла в дверцах опустили
«Грабли» выставив в окно
По нахалке перекрыли
пол дороги за одно
Этот «краб» не долго плыл
Полотном дорожным
Ему «клешни» отрубил
Встречный внедорожник

В речушке рыбы кверху брюхом всплыли
И «рыбнадзор» меня арестовал,
А в «злостном браконьерстве» обвинили,
За то, что я в реке носки стирал.

Вот классической, быстрой проводкой,
С мелководья и вниз, в глубину,
Из двухместной, резиновой лодки,
Виброхвост, я, ступенькой веду.

А в тумане, встающего солнца,
Тусклый свет отражает река,
Через бланк мне в ладонь отдается
Долгожданный удар судака.

Режет нитка холодную воду.
Снова гасит рывок фрикцион.
Озверевший, назад, на свободу,
Вновь пытается вырваться он.

Многократно проверенной снастью,
Не давая ему слабину,
Нет, не рыбу — рыбацкое счастье,
Я к сачку своему подтяну!

Отправляясь рыбачить, рыбак
Одевал сапоги и кушак,
С телогрейкой тельняшку,
Плащ-палатку, фуражку.
И, чтоб быть импозантнее — фрак!

Рано утром, Степан Комаров
На рыбалку ушёл без штанов,
Ничего не поймал
Так как спиннинг сломал.
Но зато покормил комаров!

Попадалов, копая червей,
Двух поранил лопатой своей,
Тут случился скандал —
Он в больницу попал.
От червей получив пи@дюлей!

Попадалов, ты больше не смей
Брать лопату без сильных очков.
Бедный. Принял гнездо лютых змей
За невинных гнездо червяков!

Один рыболов из Тюмени
Ловил на блины и пельмени
Тайком от жены.
Но клев был, увы —
Одни лишь киты и тюлени.

Столетний старец и безусый парень
Рыбачили на озере вдвоём.
У молодого пусто, ну а старый
Таскает пескаря за пескарём.

И юноша спросил его: «Скажи-ка,
Ты обловился, ну а мне не прёт.
Как ты определяешься с наживкой,
Или тебе по жизни так везёт?»

«Сынок, не говори мне об удаче.
Я, как проснусь, смотрю на… орган свой.
Лежит налево – на червя рыбачу,
Направо – мотыля беру с собой».

И молодой ответил: «К сожаленью,
Боюсь, что не поможет твой совет.
У моего другое… направленье,
Стоит, зараза, как проснусь чуть свет».

А старый рассмеялся так, как будто
Ответ юнца его развеселил:
«Ну-у, если б у меня так было утром,
То я бы на рыбалку не ходил».

СТИХ ПО МОТИВАМ АНЕКДОТА С БОРОДОЙ

Все, собрав, что нужно для рыбалки,
Покрошила в мелкий винегрет.
В рюкзачок сложила и на свалке
В час была, когда пришел рассвет
Радостная, покидая свалку,
Светлой мыслью грезила одной,
Что теперь уж точно на рыбалку
Муж не променяет дом родной
Спать легла, обняв мужское тело,
Муж с спросонья прошептал: Привет
Умиротворенно засопела.
Все равно назад дороги нет.
Не осознавая, что случилось,
Так наивно веря в чудеса,
В сладкой томной неге растворилась,
Жить ей оставалось полчаса.

Сыпучий, белый песочек,
Доночек длинный ряд.
Сердце выскочить хочет
Если звоночки звонят.
Снимаешь с крючка подъязка,
Не хочет к лучам дня.
И это совсем не завязка –
Плотвицы теребят червя.
Чехоньчик звонит в колокольчик –
К оснастке, рыбак, торопись.
Чехончик в садок не хочет,
Попался – не колотись.
Так вот от донки до донки,
Азарт шурудит до бровей.
Но только ершата подонки
В чистую съедают червей.
Доходишь до верхней точки,
Зенита почти наймит,
Когда отовсюду звоночки,
Когда отовсюду звенит.
Как било ударило чётко,
Время напрасно не трать;
Так жерех умеет, известно,
Добычу свою хватать.
Что же так тянется, ну-ка,
Кто мне успех приволок:
Щурёнок дурёха с руку
Плотвицу схватил поперёк.
Схватил её – не отпускает,
Видать налетел на балдёж.
Ух, ты, жадюга какая! –
Бросай, а то пропадёшь!
Не бросил, пошёл через…
Ах, алчности ты кусок!
И не разжав в челюсти
Выскочил на песок.
Бился он надцаждался,
В моей извивался руке.
Но всё равно оказался
В капроновом прочном мешке.

СТИШОК С ПОДВОХОМ

Когда я на тебе,
Я становлюсь счастливой!
Отдушинка в судьбе
Моей, такой унылой.
Благоговейный трепет
И сердца замиранье,
Полумистичный лепет,
Томленье в ожиданьи
Малейшего намёка,
Желанного движенья.
Чтоб резко и глубoко,
До головокруженья!
Чтоб дух перехватило,
И задрожали руки.
И, чтобы сил хватило
Не допустить разлуки,
Чтоб вынуть осторожно,
Порвётся — будет жалко.
Как без тебя жить можно?!
Люблю тебя. рыбалка!

Мы с друзьями на рыбалке были.
Пили, ели, пили, ели, пили.
Отдохнули, в самом деле,
И нисколько не жалели,
Что мы дома удочки забыли.

Анекдоты про зимнюю рыбалку

– Чем отличается зимний рыбак от летнего?
– Та же пьянь, только в валенках.

– Ты че зимой рыбу ловить не ходишь? – Да блин, динамит в лунку не пролезает.

Армянское радио спросили:
“Чем летняя рыбалка отличается от зимней?”
Армянское радио ответило:
“Деталями. Принцип тот-же: наливай, да пей!”

Пошел мужик на зимнюю рыбалку. Решил согреться. Выпил много, уснул и упал.
Рыбаки, сидящие рядом, решили разбудить.
– Эй, мужик, вставай, замерзнешь!
Открыл мужик глаза и сразу закрыл. Потом открывает один глаз, смотрит в ледяную прорубь и говорит:
– Ни хрена себе лобовое стекло запотело!

— Зимней рыбалкой увлекаешься?
— С чего ты взял?!
— А морда красная.

Как-то один заядлый рыболов отморозил на рыбалке свое мужское достоинство. Приходит к хирургу и говорит:
– Доктор помогите, спасите его..
Доктор посмотрел, пощупал и говорит:
– Примите соболезнования, но придеться резать…совсем, уже ничем не поможешь…
Мужик весь в расстроенных чувствах решил попыть счастья, пошел к детскому врачу, рассказал ему, так мол и так, хирург, говорит резать надо… А детврач отвечает:
– Ну, вы, не расстраивайтесь, ну-ка встаньте вот на этот стульчик… так, а теперь прыгайте с него… ага, вот он сам и отвалился, а то, понимаешь, этим хирургам, лишь бы резать всех…

Чемпионат по зимней рыбалке на седьмой день был закрыт бригадой наркологов.

Со льдины на Сахалине сняли 450 рыбаков, 70 ящиков водки и 18 уклеек.

Мужик сидит перед лункой в страшный мороз и ловит рыбу, мимо проходят двое рыбаков.
– Слышь, мужик, ты чего без шапки, колотун же?
– Да ну на х**, вчера сидел в шапке, дык неуслышал, када бухать звали.

Подледный лов. Ни у кого не клюет, а у одного рыбака – одна за одной. Его все замучили вопросом на что он ловит. Наконец он не выдержал и гаркнул:
– НА ТАБЛЕТКИ ОТ ТРИППЕРА!
Один из рыбаков – неудачников тут же побежал в аптеку:
– Мне таблеток от триппера…
– Что, поймал?
– Пока нет, но место знаю – ВОООО!

Пошли два кума на зимнюю рыбалку. Ну, все, как положено: лунки пробурили, по 150−200 на брата приняли. Сидят, рыбку ловят — красота! Тут, откуда не возьмись — белый медведь несется, прямо на них.
Причем видно сразу, что зверь чем-то серьезно расстроен: в глазах огонек нездоровый, слюна со рта брызжет — голодный, короче. Один из рыбаков снимает кирзовые сапоги, достает из рюкзака шиповки и быстренько переобувается.
— Кум, зря ты кроссы натягиваешь — не обогнать медведя. Я читал, что белый медведь способен разгоняться до 40 км/час, когда за добычей гонится!
— Да не нужно мне его обгонять! Главное, чтобы я тебя обогнать смог!

Рыбaков оторвaло нa льдине и понесло в океaн. МЧС сбросило им еду, одежду и aппaрaтуру. Тaк быстро и недорого создaть дрейфующую полярную экспедицию ещё никому не удaвaлось

Сидят два рыбака на льду, ловят что-то. Не клюет, настроение у них со-
ответствующее. Тут заяц выбегает из лесу, подскакивает к ним:
– Мужики! Кофе есть?
– Нет!
– Ну ладно, – убегает. Сцена повторяется раз, другой… Рыбаки свирепеют. Заяц:
– Мужики! Кофе есть?
– Урод, да мы тебя сейчас гвоздями к дереву приколотим, да мы… Заяц в ужасе
убегает. Через полчаса из-за ближайшего куста показывается голова:
– Мужики… А гвозди у вас есть?
– Откуда?!
– Ну, тогда, может, у вас кофе есть?!

После сильной пьянки, отправился мужик на зимнею рыбалку, пришел еще затемно, насверлил лунок, забросил снасти. Подходит тут к нему мужик и говорит:
– Зря сидишь все равно здесь ничего не поймаешь.
– Ну, рыбак обиделся, давай кричать да у меня тридцать лет, рыбацкого стажу, да я хоть где и при любом безклевье рыбу поймаю.
Прохожий послушал, послушал да и говорит:
– Ну как знаешь мужик, только с этого бассейна еще осенью всю воду спустили.

Рыбак возвращается домой и хвастает: Воооот такую рыбу поймал! Еле сквозь лунку протащил!”
МЧСник возвращается домой и хвастает: Вооооот такого рыбака со льдины спас! Еле со льдины вертолетом поднял!”

Вчера при подледном лове на Чудском озере рыбак Кузьмич вытащил акулу, но решил отпустить ее назад – все равно бы никто не поверил! Да и сам он к тому времени многовато выпил!

Рыбак собрался на зимнюю рыбалку. Вышел рано утром – холодно, снег… транспорт не ходит. Махнул рукой, возвращается домой. Жена ещё спит. Влез под одеяло, пристроился к жене..
Она (не открывая глаз):
– Это ты, милый? А мой придурок на рыбалку поперся!

Двести рыбаков было снято со льдины снайперами МЧС России.

Зима, утро. Над лунками сидят в тулупах рыбаки… Клева нет. Рассвело – клева нет. Девять часов, десять – нет клева… А на берегу стоит палатка, из нее – музыка, мелькают женские ножки. Наконец, в первом часу из палатки вываливается мужик в трусах и кричит:
– Мужики! Сегодня клева не будет! Клево было вчера!

Поехали братки как-то на зимнюю рыбалку. Hу приехали, вмазали, смотрят, а лед долбить ничего не взяли. Hу, посылают одного своего за ломом в ближайшую деревню. Тот прыг на джипер и в деревню.
Подъехал к одному дому и орет:
– Слышь, дед, дай лом лед долбить.
Дед дал, тот уехал. Через час приезжает опять:
– Дед, а дед! Еще лом есть? Дед дал им еще один.
Через час опять приехал.
– Дед, а еще лом есть?
– Че, сынок, клев хороший?
– Да хрен там, еще лодку на воду не спустили.

СТИХИ ПРО РЫБАЛКУ российских поэтов

Стихи про рыбалку Алексея Быкова (КолхозНик):

Случай на Горе-море

Алексей Быков (КолхозНик)

Купаясь в солнечных лучах,

Я мартовский встречаю полдень.

Клёв не начавшийся зачах,

Мой взгляд отчаяньем наполнив.

Опять бинокль в моей руке.

Народ вокруг уныло бродит,

И только кучка вдалеке,

На размышления наводит.

Руками машут мужики,

Рыбёху быстро поднимая.

Да, не иначе рыбаки,

Надыбали большую стаю!

И вот без ложного стыда,

В ряды не ровные сливаясь,

Все отправляются туда,

И я конечно «подрываюсь»

Нет, не рыбачить им одним.

Ведь рыбки каждому охота.

Вперёд, надеждою гоним,

Опять прибавил «обороты»!

Бурю. От беготни отвык.

С трудом осилил я дорогу,

А рядом вытащил старик,

Все нервы в звонкую струну.

Движенья рук излишне резки.

Мормышка прыгает по дну,

Поклёвка, взмах, обрывок лески…

Мормышки сыплются на лёд.

Спешу. Подводят пальцы — крюки…

И вволю тешится народ…

Опять мелькают чьи-то руки…

…Моя опять готова снасть,

И вновь ко дну летит мормышка.

Как в сердце нож, большая пасть…

Очередной обрыв, как вспышка…

Опять придётся повторить,

С мормышкой новой процедуру.

Я начинаю материть!

Себя, судьбу и рыбу — дуру.

Готово всё, но клёв затих,

Вновь унося с собой надежды…

Ажиотаж прошёл. Мой псих,

Угас под толщею одежды.

Бродили тупо «(ч)удаки»,

Что лихо вдалеке махали.

Как оказалось мужики

Играли в карты и бухали…

Давно пропал осадок зла.

С улыбкой это вспоминаю…

Сорога крупная была…

Жаль не моя была та стая!

Каждому свое

Алексей Быков (КолхозНик)

Сегодня пятница, и вновь после работы,

Сбиваясь в косяки, и обжигая рот,

Палёной водкой, по углам, пытаясь смыть заботы,

С неделей трудовой прощается народ.

А мне на это силы тратить жалко,

И пусть друзья с коллегами простят,

На завтра намечается рыбалка,

На отдых я иной имею взгляд!

Суббота. Утро в лёгкой суматохе.

Один как перст, вдвоём или втроём…

На речке, озере или большой протоке,

Природой опьянён, ступлю на водоём.

И тем светлее станет мысль моя,

Чем тише будет место и безлюдней,

Приоткрывая шире полог тайны бытия,

Пробив надеждой оболочку серых будней.

И пусть опять мой не велик улов,

Скажу — Да разве только в рыбе суть!

Поймёт меня лишь настоящий рыболов.

Ну всё, смеркается. Пора в обратный путь.

Лес со скрипом и стоном ропщет.

Алексей Быков (КолхозНик)

Лес со скрипом и стоном ропщет,

Вновь на ветер обиду тая.

На опушке берёзовой рощи

В январе не слыхать соловья.

В небе сером свинцовым налётом,

Снег теряя, летят облака,

И кружась, он с отцовской заботой,

Укрывает следы рыбака.

Вот камыш на карьере игриво,

Что-то пишет мне в свежем снегу.

Наблюдая, стою молчаливо.

Что он пишет, понять не могу.

Сев на старый потрёпанный ящик,

Лунке тёмной скормлю я блесну.

Окунь — чёрный как уголь, блестящий,

Её тут же придавит ко дну.

И таким вот, не хитрым движеньем,

Всколыхнув струны мёрзлой души,

Объяснит мне за доли мгновенья,

Что писали в снегу камыши…

Ель серебряным машет крылом.

Алексей Быков (КолхозНик)

Ель серебряным машет крылом,

Отгоняя ворчливого ворона.

Перед ней мы с тропы свернём,

Нам ещё метров двести в сторону.

Сквозь подлесок под сучьев хруст

Продерёмся, сбивая иней,

И морозцем наполнив грудь,

У карьера с плеч ящики скинем.

Чёрной бездной пугает тёк,

Но так тянет к нему поближе.

Душу с треском порвав, ледок,

Скажет: Нет, поворачивай лыжи!

Отступлю-ка на шаг назад,

Лёд пробью с одного удара,

И тревогу сменив на азарт,

После баньки чайку хлебну,

И расслабившись в тёплой постели,

Вспомню ворона, тёк, тишину,

И седые, крылатые ели…

Перволедье на Горьковском море

Алексей Быков (КолхозНик)

Рассвет, пока ещё лиловый,

Глотает крайнюю звезду.

А вереница рыболовов,

С опаской тянется по льду.

Надежда, радость и тревога,

Слегка мою сжимают грудь.

Пешнёй калёной понемногу

Себе простукиваю путь.

Рассвет отвоевал полнеба,

И стал увереннее шаг.

Дойти до первой гривы мне бы,

Стучит по термосу черпак.

Его рукой я поправляю

Шаги мои ещё смелей.

На берегу воронья стая

Смахнула иней с тополей.

Вдруг счастья луч, а может солнца,

Сверкнул и заискрился лёд!

Блесна в шуге нашла оконце.

Рыбалка первая идёт!

Судак

Алексей Быков (КолхозНик)

Вот классической, быстрой проводкой,

С мелководья и вниз, в глубину,

Из двухместной резиновой лодки,

Виброхвост я ступенькой тяну.

А в тумане, встающего солнца

Тусклый свет отражает река.

Через бланк мне в ладонь отдаётся

Долгожданный удар судака.

Режет леска багровую воду,

Снова гасит рывок фрикцион.

Озверевший, назад, на свободу,

Вновь пытается вырваться он.

Многократно проверенной снастью,

Не давая ему слабину,

Нет, не рыбу — рыбацкое счастье,

Я к сачку своему подтяну!

На карьере

Алексей Быков (КолхозНик)

Июля бархатная ночь нежна была до слёз.

В карьере чёрном звёзды утонули.

Я под шуршание крутящихся колёс,

Подъехал к берегу с охапкою рогулек.

Я их воткнул бесшумно на привычные места.

Велосипед к стволу берёзы отодвинул.

Из рюкзака прикормки горсть достал.

И в крайнюю звезду прицелясь, кинул.

Звезду накрыв дождём, легло пшено.

Протяжно ухнула в ответ ночная птица.

Удачно сварено, подумал я, оно.

Момент не прозевал, не дал перевариться.

Всё к той же чуть поблекнувшей звезде.

Рассвет уже слегка лизнул по краю небо.

Удилищ взмахи — поплавки стоят в воде.

Крючки наживлены размятым чёрным хлебом.

Чуть сморщил воду лёгкий ветерок,

И тут же в камышах увяз предвестник солнца.

Вот притопив мой чуткий поплавок,

Карась мне серебром покрыл в ведёрке донце.

А дальше — как во сне, ныряли поплавки,

Я рыбу выводил, и редко были сходы…

Как жаль, что мы природу не храним,

Скудеют с каждым годом наши воды.

Сетями в нерест выловлен в карьере том карась.

Ротан там правит бал сегодня полновластно.

Мы детям, вместо серебра, оставим только грязь,

Коль смотрим на кощунство безучастно.

Февраль

Алексей Быков (КолхозНик)

Февральский ветерок игриво

Позёмку льёт за воротник,

Но я к своим, заветным гривам

Спешу, шагаю напрямик.

Вот ветка мне призывно машет

Над старой лункой на ветру.

А по торосам змейки пляшут,

Затеяв глупую игру.

И стынут пальцы, колет щёки,

И рвутся в клочья облака.

Вот только снежные потоки

Сдержать не в силах рыбака!

И вот уже под шелест плёнки,

От рыболовного мешка,

Я, не спеша, на леске тонкой,

Достал из лунки окушка.

Воспоминанье о ненастье

Сотрётся раз и навсегда.

А окунёк, крупицей счастья,

Пройдёт в душе через года!

В хрусталь игольчатый вот-вот истлеет лёд.

Алексей Быков (КолхозНик)

В хрусталь игольчатый вот-вот истлеет лёд

Весна идёт! С весною глупо спорить

Что мне сезон грядущий принесёт?

Побед рыбацких, впечатлений море.

Зубастых монстров, гнущих снасть в дугу,

И вездесущих полосатиков-матросов

Всем этим буду счастлив просто.

Без этого я просто не могу.

Загадки рыбацкой души

Алексей Быков (КолхозНик)

Пока организм мой работой загружен,

Душа измеряет на море глубины,

Надежды снуют в галереях ракушек,

Где окуни прячут горбатые спины.

В коряжниках, хищно хватающих блёсны,

Запуталась звонкая жажда поклёвки,

Отцеп не поможет, всё слишком серьёзно,

И тут бесполезны начальства уловки.

Где лесок рыбацких звенящие струнки,

Где тропы расходятся линией ломкой,

Меж палок, вмороженных в старые лунки,

Проносятся мысли игривой позёмкой.

На Горьковском море, в лиловом рассвете,

(Где Финский посёлок взмахнув тополями,

Меня провожает, а вечером встретит),

Увязнет реальность в морозном тумане.

И вот, в выходные отдавшись порыву,

Шурша ледобуром, в базарах проклятых,

Пройдусь по заветным, разбуренным гривам,

Бесклёвье покрою отборнейшим матом.

А если удача наполнит мой ящик,

Свинцом наливая усталые ноги,

Не меньше я матов загну настоящих,

Во время обратной, неблизкой дороги.

И вновь на вопросы: «Зачем мне всё это?»,

От неискушённых коллег по работе,

Пожму я плечами, не зная ответа,

В мечтах о ближайшей рыбацкой субботе.

От «шарабанов» отблески, как вспышки.

Алексей Быков (КолхозНик)

От «шарабанов» отблески, как вспышки

Морозный, звонкий, солнечный денёк,

Дрожание безнасадочной мормышки,

Остановил поклёвкой первый окунёк.

И мысли мечутся мои, в безумной спешке,

В шальном рывке, к удаче на пути,

Поклёвка, взмах, не путаться, не мешкать,

Скорей поднять, чтоб снова опустить.

Но леска норовит запутаться за льдинки,

Хрустальным крошевом застывшие в снегу,

Распутал все хитросплетения-паутинки,

И лишь до дальней дотянуться не могу.

Достал, да только. всё. момент потерян,

Остыл у стайки окуней азарт,

Но будет снова клёв, в мормышке я уверен,

Она вот-вот опустится назад.

И снова в пляс, по водным горизонтам,

Она отправится, кивка читая ритм,

Колючий ветерок нашёптывает что-то.

Наверно о весне грядущей говорит.

О том, как снег растает понемногу,

Как станут бронзовыми лица рыбаков,

О том, как будем мы искать сорогу,

Шарахаясь от наглых окуньков.

Выходной на Волге

Алексей Быков (КолхозНик)

Выходной мне график возвещает в среду,

Решено! На Волгу на рыбалку еду!

Червяки, опарыш, есть ведёрко каши,

Чайки над рекою мне призывно машут.

Замесил прикормку, пусть едят до сыта!

Солнышко повисло над кустом ракиты.

Плещется уклейка, рядом беззаботно,

Не спеша, кормушку набиваю плотно.

Бродит язь пугливый где-то там, на бровке,

Вот заброшу фидер – буду ждать поклёвки.

Мне её покажет чуткая вершинка.

Рябь слегка щекочет сонные кувшинки.

Комарьё над ухом загудело злобно,

Репеллент достану, сяду поудобней.

Буду мыслить мысли, буду думать думы,

Отдыхать душою от толпы и шума,

Наслаждаться вволю красотой заката,

Даже если будет с рыбкой не богато,

Не расстроюсь вовсе, нарыбачусь всласть!

Задолго до начала рыбалка удалась!

От батона корка, караси в ведёрке.

Алексей Быков (КолхозНик)

От батона корка, караси в ведёрке,

Вечер, догорает розовый закат,

Изб соседских крыши, тополя чуть слышно,

Шелестя листвою, в озерцо глядят.

В мареве июля камыши уснули,

Только стон лягушек режет тишину.

Для души услада – под пытливым взглядом,

Чуткий поплавочек вновь идёт ко дну.

Идем с дружком по тропочке.

Алексей Быков (КолхозНик)

Идем с дружком по тропочке,

По волжскому по берегу…

Сейчас махнём по стопочке,

Есть ритуал проверенный.

Ну, что, стоишь? Забрасывай!

Пора и нам попраздновать.

Мы ветерком обласканы,

Сегодня будет счастье нам.

Пока не видно донышка,

Быстрее дело спорится,

На крайней его доночке,

Ну что, дружок, порадуйся,

Я не позволю зависти,

Бродить вокруг да около.

Июль росистым золотом,

Танцует в пышной зелени,

Глазами в небо хлопаем,

Совсем забыв о времени.

Наверно малость спятили!

Как босиком, по прошлому,

Мы с детства с ним приятели,

Висок с седыми прядями,

Да отблеск красной лысины,

Не отмеряя взглядами

По пол-стакана истины.

Или коньяк, «пятёрочку»…

Клюёт на донки вежливо,

Ну, что ты ухмыляешься?

Потом, с пивком? Замётано!

Мы оба улыбаемся

И счастье, с нами. вот оно!

Камышей тугие струны.

Алексей Быков (КолхозНик)

Камышей тугие струны,

Мне с утра выводят трели,

В томном сумраке безлунном,

Звёзд слезинки догорели.

И когда рассвет забрезжил,

Сбросив ночи одеяло,

Солнце в облачном безбрежье,

Красным заревом сияло.

Расплескавшись в мокрых травах,

По лугам пронёсся ветер,

По берёзовым канавам,

Забродили щучьи дети.

Щучки радуются лету,

Убегая мутят воду

Не пугайтесь, мимо еду,

Радуйтесь, мальцы, восходу.

Не для вас наладил снасти,

Рановато вам пока,

Целью стать рыбацкой страсти,

Жертвой жала тройника.

Вновь карьера сморщив кожу,

Ветер в складках прячет блики,

А на бровках ждут прохожих

Капли красные брусники.

Замерев в тревоге вечной,

На воде притихли утки,

И дымит сырая печка,

В глубине рыбацкой будки.

Я так устал. я измочален жутко.

Алексей Быков (КолхозНик)

Я так устал. я измочален жутко.

В болоте будней вновь увяз, и вновь тону.

Глотая хлябь рутины, очевидцев злые шутки,

В агонии души опять иду ко дну.

Нет сил, желаний, лишь усталость,

И рвётся нервов за струной струна.

Предел! Душевной пищи не осталось.

Копыта потирает сатана.

Но я не сдамся, вырвусь непременно,

Смогу в душе покой восстановить,

В запасе способ у меня бесценный –

Пойду под вечер карасей ловить.

Сидеть, расслабившись на травке шелковистой,

Смотреть, как чуть дрожит антеннка поплавка,

Стихи о рыбалке

Интонация
Угодил на рыбалку я с дедом:
Из бутылочки мы отхлебнули,
Закусили колбаскою с хлебом…
Дед блаженно отметил: «Эх, хули!»

Не клевало в тот день ни на йоту.
Я с претензией, было, к дедуле:
«Лучше б сделали дома работу».
Он с «наездом» сказал: «Ну, ты, хули?»

Злые люди поставили сети –
Им дружинники «ласты загнули».
Дед на это спокойно заметил:
«Не хер тут браконьерничать, хули».

Дед поймать исхитрился под вечер
Окуней – на крючок, на блесну ли?
Горделиво поднял свои плечи:
«Во как надо рыбачить! А хули!»

Братья и сестры по рыболовному разуму! Предлагаю рыбачкАм и рыбАчкам, неравнодушным к рифмоплётству, поделиться своими и просто понравившимися чужими произведениями на нашу вечную тему (и комментариями по их поводу).
Предлагаю на Ваш суд своё.

Зима. Ветрище. Минус 30.
Но Рыбаку – всё нипочём!
Он сверлит лунку и садится,
И ловит окуня с ершом…

Что нас влечёт на лёд искристый
Зимой и в стужу, и в метель?
Не лучше ль дёрнуть грамм под 300
И – к бабе, в тёплую постель?

Нет, не понятна всё же многим
Рыбалки зимней благодать,
Когда бур – в руки, лыжи — в ноги,
И рыбку всякую искать!

Когда на мелкую мормышку
Вдруг клюнет аховый судак,
Забудешь водку, бабу, книжки
И даже прозвище – Чудак!

Порой набуришься до глюков,
Поймаешь рыбки ни на грош,
Попьёшь чайку и скажешь: «Сука!
Ведь как же сам процесс хорош!»

Под вечер, поморозив попку,
Домой стремишься поскорей.
Мечтаешь, как пойдёт под стопку
Уха из свежих окуней!

Эх, душевно написано! 😉 Первое читал — аж скорее зиму захотелось. И второе стихотворение очень интересное! Вы наверняка кроме сайта еще где нибудь публикуетесь? Может быть, даже свой поэтический сборник есть.

За компанию размещу тут тоже свое рифмоплетство в единичном экземпляре:
С рыбалки
Вдоволь померзнув на мартовском льду,
Тихо под вечер домой я бреду,
Робко скребусь – ты мне дверь отворяешь,
С хитрой улыбкой меня озираешь,
Смотрят внимательно карие глазки —
Слушать привыкли рыбацкие сказки!
«Где ж твоя рыба?» — «Странный вопрос!
Рыба – в реке! Но зато я принес
Полный рюкзак лесной тишины,
Свежесть дыхания ранней весны,
Дым костерка горьковатый,
В валенках – снег комковатый,
Звон поцелуев капели,
Птиц деловитые трели,
Солнечный лучик в ладошке,
Да отсыревшие спички.
И для скучающей кошки –
Целых четыре плотвички!»

Электроудило Виталик нашел,
Дядя Макар искупаться пошел!
Думали ВСЁ, будет током убит,
Выжил мужик,но увы . не СТОИТ!

Девочка Настя на речке купалась,
Громко смеялась, водою плескалась!
В плавки случайно попал окушок,
Сначала приятно, а после был ШОК!

Воблеров бабка со слепу купила,
Деду Макару ушицу сварила!
Долго трудились врачи из Донбаса,
Харя в крючках, а в желудке пластмасса!

Дети купались в рыбалку играли,
Дядю Макара за яйца поймали!
Ростом с щенка, но есть сила в ребёнке,
Крепко тройник зацепился в мошонке!

Дядя Макар обновил свои снасти
Бабка неделю рыдала от счастья
Всё по уму и почти без обмана
Дачу продал, взял катушку ШИМАНО!

Дядя Макар на рыбалку собрался,
Взял динамит и в душе улыбался.
Стал доставать, прикоснулся едва,
Ботинки нашли километра за два!

Дядя Макар себе лодку купил,
Вёсла наладил, по речке поплыл.
Внук за кустами наладил рогатку,
Дед словно ПТУРС улетел на КАМЧАТКУ!

Мальчик Валера под воду нырнул,
Пошли пузыри и малец утонул.
Долго кричали испуганно дети,
Добрые дяди поставили сети!

Злой браконьер опустил электрод,
«Что за прибор?»-возмутился народ.
С удочкой в ж-пе его унесут,
Друзья рыбаки совершили свой суд!

Макар на Камчатке пошел искупаться,
Крабам понравились дедовы яйца.
Громко клацнули щупальцев пара,
Вот уж не дед, а бабка Макара!

Дядя Макар острогу наточил,
Ночью на лодке фонарик включил.
Опять на Камчатку летит наш детина,
То был не сом , а немецкая мина!

Открытие сезона! (моё)

По дороге, знакомой мне с детства
Я спущусь к камышам у реки.
Сяду в лодку, со мной по соседству-
Спиннинг, весла, садок, сапоги.
Обойду все знакомые ямы,
Где-то Окунь укажет мне путь…
Вот удар, и пошли «килограммы»
В глубь блесну с фрикциона тянуть
Уже солнце почти, что в зените,
В лодке пара приличных хвостов.
Но на берег меня не зовите
До вечерних, рыбацких костров
Этот день самый важный весною,
Открываю сезон! Ну а там.
Пусть удача рыбачит со мною
И ведет к самым клёвым местам…

. Полный рюкзак лесной тишины,
Свежесть дыхания ранней весны,
Дым костерка горьковатый,
В валенках – снег комковатый,
Звон поцелуев капели,
Птиц деловитые трели,
Солнечный лучик в ладошке,
Да отсыревшие спички.
И для скучающей кошки –
Целых четыре плотвички!»

ЗАЧЁТ. Очень трогательно и поэтично. Спасибо!))

Посветлело за окном
Просыпается Артём
Тормошит всех по немногу
На рыбалку мы пойдём
Одеваемся теплее
Ведь на улице мороз
-«Собирайтесь-ка скорее,
Лёд уже давно замёрз»
Папа быстро за машиной
Мама греет чай и суп
Женя ещё спит невинно
А Артёмка тут как тут.
Плотный завтрак завершили
И бегом, скорей, к машине
Лихо крутится стартёр
И заводится мотор.
Вьётся лентою дорога
Снег искрится по краям
Подожди, Артём, немного
Ведь удача светит нам.
Озеро сияет блеском
Хоть затоптано слегка
Мы довольны этим местом
Не страшны нам облака
Папа бурит лунки буром
Женя снасти достаёт;
-» За каким?, медведем бурым,
На мороз нас чёрт несёт?»
Первой рыбу ловит мама
Папа, в ловле, первый зам.
Мотыля, ведь, так упрямо,
Поедает рыба там.
Крик летит на всю округу
-» Есть, поймал, вот он сидит!»
И скажу тебе как другу
Это Тёма так кричит
Краснопёрый и колючий
Поласатый как арбуз
Падает на снег скрипучий
Окунь, — толстый карапуз
А рыбалка вся в разгаре
Счёт идёт по головам
Но в азарте, иль в угаре,
Не догнать меня всем вам
Вот окончилась рыбалка
Возвращатся нам пора
Уходить ,конечно, жалко
На работу всем с утра
Дома страсти улеглися
Кошку окунь бьёт хвостом
Надо спать скорей ложиться
Сны увидим мы потом

***Стихи обладают авторскими правами***

«Летом на Салдыбаше»

У окна сидит Артём
Что-то грустный очень.
-«Ну, когда же дождь пройдёт?
Ждать уж нету мочи!»
Вот закапало пореже,
Улыбается Артём.
-«Где же, удочки? Ну где же?
На рыбалку мы пойдём!»
Солнце выглянуло скоро
И пришел дождю шабаш.
Мы берём с собою «Кору»
Едим мы на «Салдыбаш»
У матросов нет вопросов
Завертелися колёса
Закружили, заспешили,
Если мы уж так решили.
То машину погрузили,
И тихонько покатили.
Женя, рулит всю дорогу,
Он водитель просто ас
Мама вторит:-«Слава богу,
Пронесло.»- в который раз.
На прохожих лает «Кора»
Тем, кто ни туда идёт.
Тёма спрашивает:-«Скоро?
Нас дорога преведёт».
И покуривая, папа
Усмехается опять:
-«Нам ещё как косолапым,
Всё пилять, да и пилять.»
Протряслися, пропылились
Наконец-то, притулились,
Возле родненьких ворот.
Тёма прямо в огород.
Там в большой навозной куче
Червяков, живёт «народ»
Папа с Женей помогают
Этих тварей добывают
Черви крутятся волчком,
Завиваются крючком,
Цветом, как из шоколада,
Сам бы ел, да рыбе надо.
Мы настроились серьёзно
Удочки надставили
Беспокоится и Кора
Что бы не оставили
Женя, Тёма, папа, Кора
За добычею пошли
Мама просит, что б домой мы,
Рыб колючих не несли.
Принесём. Рыбалка, отдых для души!
Окуни, ерши, тоже хороши!

У подножья бугорка
Расстилается река
Засверкает перекатом
В зарослях заблудится
То заснёт на плёсе чудном
В омуте закрутится.
Кора в речку прямиком
И кричит ей Тёма- «Фу»
Ну с таким помошником,
Не поймаешь на уху!
Разбежались по местам.
Удочки закинули
-«Ну! Давай! Живей вы там!
Все как-будто сгинули!»
Вот подпрыгнул попловок
В сторону смещается,
Дёрг! И нет! Пустой крючёк.
Рыба издевается.
Папа вытащил сорожку
Тёме как-то не везёт
Сразу рыбную дорожку
Мальчик что-то не найдёт
Ну а Женя, втихаря,
Вытащил два пескаря.
За кустами слышен всплеск
Шум поденья, веток треск
Надрываясь и крича
Тёма тащит горбоча.
Вот, красавец полосатый.
И брюхатый, и горбат.
Положить, его бы, сразу
Да, бидончик маловат
Но, в садок, он поместился,
И, под воду опустился.
Вот за плёсом перекат
Речка в камни бьёт, в набат
Мы то, знаем наизусть
Здесь, Царь-рыба, хариус!
Вытащил красавца Женя.
Серебристый аромат.
Только кончилось веселье
Быстро наступил закат
Но в бидончике и в сетке(в садке)
Рыба есть
И нам пора
Поскорее спать ложиться
На рыбалку вновь с утра
Вместе с мамой на верховье
На машине маханём
Диких там лесов раздолье
Полный рыбы водоём.

Стихи о рыбалке, шутки к Дню Рыбака: самое лучшее

Рыбачила я летом на Хопре


Цепляются за лодку облака
И путаются в солнечной дорожке,
Чтоб засветло добраться до сторожки
Приходится их вёслами толкать.

Присвистнут ошалелые друзья,
Лишь стану им описывать поклёвку
И то, как накренило сильно лодку,
Когда тянула скользкого язя.

А после накатил девятый вал
От мощного загадочного всплеска,
Эх, дёрнула удило слишком резко
И монстр леску тут же оборвал…

Историй небывалых через край.
Рыбак, он, даже если крепко связан,
Сумеет показать размеры глаза —
Несчастные завидуют пускай!

И я могу стократно рассказать,
Каких сомов и щук поймала скольких,
Но как смотреть в зелёные глаза,
Мурлычащей у пристани Ассольки.

Рыбацкое (Рыбалка с Русалкой)

На рыбалке.

Затих водоем — хоть картину пиши,
Шутливо шуршали в тиши камыши,
И там, где блестела вода как слюда,
Застыл поплавок — ни туда, ни сюда.

Правее чуток, где смыкались кусты,
Удил старичок, восклицая: «Ух-ты!
И эхо лениво качала вода,
А дед все выкрикивал : «Вот это да!»

Насаживал хлеб я, цеплял червяка,
В рыбалке хотел превзойти старика.
Однако, стоял и стоял поплавок,
Никто поплавок в глубину не волок.

Я нервы не мог успокоить никак,
Лягушке с досадой отвесил пинка,
Представив, как дед, бородою тряся,
Опять достает из воды карася!

«Ну, радуйся клеву, везучий дедок! —
Бурчал я, в рюкзак убирая садок,
А мне караси объявили бойкот!
Такую рыбалку и кот не поймет. »

Проследовал гордо я мимо куста,
Как будто бы ноша моя не пуста.
И так, невзначай, рыболова спросил:
«Добычлива ловля? Клюют караси?»

«Совсем не клюет — улыбнулся старик,
Но пруд живописный какой, посмотри!
Ну, как не кричать от такой красоты?!
Люблю на заре порыбачить. А ты?»

О летучих рыбках

Автобус интуристов
К пруду свой путь ведет.
Где, (гид божился, истов)
Пейзаж родных красот

Дополнила экстрима
Пикантность, мощь и глыбь:
Догадки ваши мимо —
Речь про летучих рыб!

Турист пошел не бедный,
Он жаждет рыб полет,
И с носа сотню евро
Спокойно отдает.

И вот над гладью водной
Прет рыба косяком!
(Стерх отдыхает, модный,
На пару с вожаком!)

Летят, переливаясь
Под солнышком бодрО, —
Туристы, не теряясь,
Тридцатое ведро,

Наполнили уловом —
Автобус им забит.
Да, вышло дело клёво:
Не подкачал наш гид!

***
К отъезду довольный готов экипаж,
И гид произносит в мобильник:
«Михалыч, все четко, ништяк и шабаш!
Пора выключать. кипятильник!»

Горячая сила убеждения.

Забывая, как младенец – роды,
Пробки, гарь и питие в дугу,
Я сижу в печёнках у природы
С удочкой на диком берегу.

Солнце греет истово, как квочка –
Зелень в рост буквально так и прёт!
Подо мною шевелится кочка,
Под которой развозился крот.

Крюк в воде – почти что понарошку:
Патриарх, душевный и босой,
Я кормлю простецкую рыбёшку
Настоящей чёрствою самсой.

Камышей топорщится аллейка,
Жаворонок блеет, как сверчок –
Разрешите, барышня уклейка,
Вас галантно взять под плавничок?

Я благовоспитан и не вреден,
А другой оценит вас едва ль:
Сом с усами стар для юной леди,
А налимы – сплошь хамьё и шваль!

Не плошай – скажи отцу и маме,
Всем друзьям, знакомым и родне:
Человек зовёт дружить домами!
Собирайтесь – и айда ко мне!

Рыбы! Братья! Широка Расея,
Да узка родимая струя!
Я сейчас, навроде Моисея,
Отведу вас в тёплые края!

Во-о-он за той замшелою сторожкой
Есть большак, ведущий прямиком
В рай, богатый крупной, жирной мошкой,
Крошками и донным червяком!

Тут меня как обухом хватило:
Перед кем витийствуешь, трепло?
Эк тебе коварное светило
Голову босую напекло!

Проломил я камышей куртину,
И, как бюст латунного вождя,
По – собачьи встал надстройкой в тину,
С двух позиций паром исходя.

Вот, стою, держась за ил руками –
Не убий…Не пий… Не нап(.)зди…
А вокруг – уклейки с узелками
Множатся, и плямкают: «Веди!»

Твой муж опять уехал на рыбалку. .

Иду по темной улочке вразвалку
И предвкушаю неземной разврат.
Твой муж опять уехал на рыбалку
И ты сегодня будешь «под» и «над».

Ты ждешь меня в прозрачном пеньюаре,
Нетерпеливо теребя тесьму.
Зайду немного посижу в пивбаре,
А позже тебя пару раз возьму.

Ты безотказна, если муж у речки
Прикармливает кашей карасей.
Рыбалка — стимул для хорошей течки
И кастингу районных кобелей.

Пока я на вершине хит-парада
И для меня всегда твой первый зов.
Коль на подъезде крестик от помады,
То точно муж шугает окуньков.

Звоню три раза и стучу не меньше.
Таков договорной, условный код.
И слаще мелитопольской черешни
Твой поцелуй заполонил мне рот.

Сосками мне упершись в олимпийку,
Ты требуешь соития тотчас.
А муж поймав твой крохотную кильку
Сильнейший сразу испытал экстаз.

И вот когда уже на третью палку
Меня тащила ты во спальни мрак,
Я понял — как хочу я на рыбалку
И что супруг твой, явно не дурак.

Он в сфере развлечений точно дока.
Он отдыха мужского корифей.
Я мокрый, словно сом, от страсти сока
Из ****ских выйти не могу сетей.

И самого себя мне очень жалко,
Что верховодит жизнью моей пах.
А где-то дышит свежестью рыбалка
И лунный свет гуляет в камышах.

«THE FISHING GLADIATOR»*

Bon Ton посвящается

Шел по лесу, вижу — кепка.
Золотые буквы в ряд.
Я английский знаю крепко:
«Хенде хох» и «субподряд»
Оглянулся — не приманка.
Только белка ест грибы
Да знакомая гражданка
(Не уйти мне от судьбы).
Натянул…Не ржите — кепку.
И с тех пор, как идиот,
Словно Бог открыл защепку
И прибавил чуть забот.
Лезут мысли мне чужие
Про рыбалку и крючки,
«червяки еще живые?»,
«на живца пойдут бычки?».
Тысяч десять уж потратил:
Воблер, спиннинг, шнур тройной.
Не нужны мне Гали, Кати,
И не в радость ночь с женой.
Поцелую щучку в зубы,
Окунька прижму рукой:
— Покупать зимою шубы?
Задаю вопрос с тоской.
Тишина. Никто не стонет
О ремонте и деньгах.
Завсегда я ими пОнят,
Позабудут о грешках.
И стихи писать не надо,
Им не ведом сей маразм.
А под вечер, как награда –
Щучье-водочный оргазм.

*надпись на кепке

ОДА УВЛЕЧЕНИЮ

Стихи про рыбалку в камышах


Было солнечно, не жарко,
Пела радостно душа.
Мы с Андрюхой на рыбалке
Прикурили камыша.

Волны шли неторопливо,
Дым стелился по воде,
И клевала в небе рыба
На таблетки ЛСД.

Мы их пробовали где-то,
Больше нас не соблазнишь.
Крепче импортных таблеток
Оказался наш камыш.

В этой маленькой протоке
Порыбачить каждый рад:
Тут промышленные стоки
Комбината «Глюконат».

Видео летучей рыбы:

Кошке под хвост.


Доллары. Жалкие фантики.
Жизнь их со мной коротка.
Губ твоих пухлые бантики
Пусть этой ночью слегка

Будут рыдать от бессилия
В шторме волнительных грез.
Все, что в обменке кассирами
Выдано — кошке под хвост.

Эту заначку последнюю,
Что я копил пару лет,
С юной, роскошною ведьмою
В вычурный кордебалет

Похоти и вожделения
Я без рыданий швырну.
Баксы. Файл на удаление.
Скорби своей глубину

Не собираюсь вымерить.
Я так решил и ша.
Вот из загула вымени
Зелье сосет душа.

Столик в кафе и гостиница.
Водка, мартини, коньяк.
Может жена и обидится
Что, как последний дурак

На малолетнюю дурочку
Из социальной сети
Все, что копил я на удочку,
Трачу. Супруга прости.

Бес, мне ребро игнорируя,
Вгрызся в мошонку, гурман.
И, свою скромность скальпируя,
Фарт я беру на таран.

Доллары. Призраки прошлого.
Глупых фантазий следы.
Мгла настроения пошлого
Злобно сдавила кадык.

Номер оплачен до вечера.
Спи, мой последний каприз.
Мне больше делать здесь нечего.
Я все исполнил на «бис».

Дома молчание злобное
И двухнедельный игнор.
«Спать на диване удобно ли??
Ладно.. Прощен твой позор.

Кто не грешит, тот не кается. »
Дальше живу как-то так.
Но сердце с болью сжимается
У магазина «Рыбак».

Начало летнего марафона

Здравствуй, летняя погода!
Бьют копытом мужики.
Ждет рыбалка, ждет природа!
Ждут палатки, шашлыки!
Покидали скарб в багажник,
С нетерпеньем жмем на газ.
Летний отдых очень важный
Ожидает нынче нас.
Волжский берег вновь встречает.
Он и ласков и суров.
Легкий бриз и крики чаек,
Писк голодных комаров.
Распаковываем сумки,
В коих сложены харчи.
Наполняем дружно рюмки,
Поднимаем «За почин!»
Быстро ставятся палатки,
В костерок подкинем дров.
Снова рюмки по порядку:
«За рыбалку, за улов!»
Хорошо в краю родимом
У костра сидеть в тиши.
Как же классно пахнет дымом
От палаток и машин!
Комары, вонзаясь слёту,
Атакуют нас в момент,
Как отважные пилоты
Эскадрильи Лафайет.
Дружно хлопая в ладоши,
Бьем нещадно подлецов.
Все в кровище мы похожи
На израненных бойцов.
Санитары, санитары!
Дезинфекцию готовь!
Способ верный, хоть и старый-
Водка внутрь очистит кровь!
Лихо дернули по сотке
Наши горе-рыбаки.
Утопили нафиг лодку,
Потеряли башмаки.
Не беда, что ноги босы,
Что осока вдоль реки,
Комары, змеюки, осы-
Это, право, пустяки!
Рыбы нет? Мы не в печали!
Есть же благостная весть!
Шашлычок готов в мангале,
Да и в рюмках что-то есть!
Ивы плачут. (вот же дуры!)
К пяткам липнет влажный мох.
А пейзаж! Пиши с натуры!
Шишкин с зависти б подох!
Диалог налажен разом
Под веселые «сто грамм»,
Приправляя матом фразы
И шлепки по комарам.
Есть стараемся немного.
Недостатка нет в еде,
Но приспичит же, ей Богу,
По великой-то нужде!
А в кустах уж вражья стая
Хищно точит хоботки.
И о ней, конечно, зная,
Жрут не шибко едоки.
Полдень. Солнце жарит плечи.
Змеи греются в песке.
Неспеша толкаем речи
О природе, о реке.
День чудесен, вид прекрасен.
Жаль, что лодки больше нет.
НО есть удочки в запасе!
С ними встретим мы рассвет.
А пока рассвет далече,
Все традиции храня,
Переходят плавно речи
В песни, пляски у огня.
Весь шашлык давно в желудке.
Да и рюмочки пусты.
И совсем уже не жутко
По нужде бежать в кусты.

Утром рыбку стало жалко.
Пусть в реке себе живет!
Ну, а нам бы минералки.
Прям в палатку. прямо в рот.
Рядом как-то кривовато
Реют стайки комаров.
Вот вам пролетариата
Проспиртованная кровь!

Отдых необыкновенный
Утомил сверх всяких мер.
Где ж ты, ванна с мыльной пеной?
Где ты, кондиционер?!
Нам домой необходимо,
Где б помыться довелось.
Как же мерзко пахнет дымом
От одежды и волос!

Очень долго не забудем
Мы об отдыхе лихом!
Всё! Домой! Обратно к людям!
В город! Здравствуй, HOME SWEET HOME!

Источники:

http://veravverav.blogspot.com/2014/05/blog-post_3230.html
http://privetpeople.ru/index/stikhi_pro_rybalku_shutochnye/0-1386
http://www.anekdotovmir.ru/anekdoty-pro-zimnjuju-rybalku/
http://www.hunting.ru/blogs/view/148504/
http://gdekluet.ru/forum_topic/item/id/14/
http://full.hohmodrom.ru/?subdomain=45

Стихи про рыб

Стихи про рыб

Стихи про рыб для детей с картинками познакомят ребенка с обитателями рек, морей и океанов. Сборник детских стихов про рыб можно использовать при проведении тематических занятий в садике, школе или дома.

Читать стихи про рыб

Разные рыбы на свете живут,
Плавают так, как их с детства зовут.
Те, кто назвал их, словами играли.
Вы этих рыб не встречали?

Монах, королева, ворчун, капитан.
Гитара, трубач, кардинал и зубан.
Хамса, ледяная, петух и дракон.
Луна, ангел, дьявол, свеча, скорпион.

Нож, бритва, коробка, курок и игла.
Серп, молот, ремень, сабля, меч и стрела.
Кабан, император, лягушка и кот.
Хирург, иглобрюх, голубой готтентот.

Ворона, павлин, попугай, жаба, бык.
Собака, евдошка, лисица, язык.
Маринка и солнце, лапша и таранька.
Волк, бабочка, ласточка, соня и нянька.

Самсонов А.

В тихой речке у причала
Рыбка рыбку повстречала:
— Здравствуй!
— Здравствуй!
— Как дела?
— На рыбалке я была,
Я удила рыбака,
Дядю Петю – чудака.
— Где же твой рыбак?
Попался?
— Нет, ушел, хитрец!
Сорвался!

Чеповецкий Е.

Акула

В море, не касаясь дна,
Рыба плавает одна.
Остальным всем страх внушая,
Злая, сильная, большая!

Барракуда

В морях обитают убийцы лихие,
В засаду попрятались щуки морские,
Куда барракуда ни взглянет, всегда
Любое движение — это еда.

Белуга

Есть у каждого заслуга,
Чем же славится белуга?
То ли правда, то ли шутка,
Но ревет белуга жутко.

Горбуша

На востоке дальнем стужа
Не берет мороз горбушу,
Что ей холод – ерунда,
Рыбе главное – еда!

Дельфин

Друг за другом мчится стая,
Волны телом разрезая,
То хвосты, то снова спины,
Все вперёд плывут дельфины.

 

Ерш

Над речушкою в тиши
Шелестели камыши.
А в воде у камышей
Шесть задиристых ершей.
Не шумите вы, ерши,
Лучше спрячьтесь в камыши.
Вас ершей-малышей
Щука ждет у камышей.

Золотая рыбка

Эта рыбка не простая,
Эта рыбка — золотая.
Найдёшь с ней понимание
Исполнит три желания!

Карась

Жил в озерке золотистый карасик,
Его приглашали поплавать хоть часик.
Ой, я ребята никак не могу,
Я — золотой, я себя берегу!

Лещ

Не желает, ну никак,
Лещ клевать на червяка!
Ни за что я не прощу
Это хитрому лещу!

Окунь

От рыбалки мало проку,
Не клюёт, хоть тресни, окунь.
Он смеется надо мной:
«Я сегодня выходной!»

Пескарь

Рыбка в зарослях ютится,
Норовит от всех укрыться.
Осторожен как и встарь
Этот маленький пескарь.

Пираньи

На вид мы милые создания,
С не очень яркою окраской,
Но берегитесь, мы – пираньи,
Вы относитесь к нам с опаской!

Рыбки в аквариуме

В аквариуме – рыбки,
У них есть свой мирок:
Там камни и улитки,
И пузырьков поток.

Сом

Сом задумался о том,
Как построить в речке дом.
Ус в раздумье крутит сом –
Кто б помог построить дом?
Потому что и сому
Очень трудно одному.

Судак

— Эх, – вздыхали рыбаки, —
Разве это судаки?
Раньше вытащишь, бывало,
Хвост, бывало, в полруки!
— Эх, — вздыхали судаки, —
Раньше были червяки…
Червяком одним, бывало,
Наедалось полреки!
— Эх, — вздыхали червяки, —
Раньше врали рыбаки!
Мы послушать их, бывало,
Сами лезли на крючки!

Треска

Рыба северных морей,
Но не страшен холод ей.
Не берет её тоска,
Без забот живёт треска.

Щука

Стой, плотва и караси!
И пощады не проси!
Я хозяйка здесь, в пруду.
На охоту я иду.

Рыбка и рак

Рыбке рак – ни друг, ни враг.
Рыбке вряд ли страшен рак.
Рыбке страшен червячок,
Что посажен на крючок.

Лунин В.

 

Рыбка Элизабет Бишоп — Стихи

Для Грейс Балмер Бауэрс

 Из узких провинций
рыбы и хлеба и чая,
родина длинных приливов
где залив выходит из моря
два раза в день и принимает
селедки долго едет,

где если река
входит или отступает
в стене коричневой пены
зависит от того, встречается ли он
залив входит,
залив не дома;

где, заиленный красный,
иногда солнце садится
с видом на красное море,
и другие, вены квартиры'
лаванда, насыщенная грязь
в горящих ручьях;

по красным, гравийным дорогам,
вниз ряды сахарных кленов,
прошлые обшитые вагонкой фермы
и аккуратные, обшитые вагонкой церкви,
выбеленные, ребристые, как ракушки,
мимо двойных серебристых берёз,

до позднего вечера
автобус едет на запад,
лобовое стекло мигает розовым,
розовый отблеск металла,
почистить вмятину на боку
синей, битой эмали;

вниз впадины, вверх поднимается,
и ждет, терпеливый, пока
одинокий путник дает
поцелуи и объятия
семерым родственникам
и колли контролирует.Прощай, вязы,
на ферму, к собаке.
Автобус стартует. Свет
становится богаче; туман,
подвижный, соленый, тонкий,
приближается.

Его холодные круглые кристаллы
формировать и скользить и оседать
в перьях белых кур,
в серой глазированной капусте,
на капустных розах
и люпины, как апостолы;

душистый горошек цепляется
на их мокрую белую нить
на побеленных заборах;
шмели ползают
внутри наперстянки,
и начинается вечер.

Одна остановка на реке Басс.
Затем экономика
Нижний, Средний, Верхний;
Пять островов, пять домов,
где женщина трясет скатертью
вышел после ужина.Бледное мерцание. Ушел.
Тантрамарские болота
и запах соленого сена.
Железный мост дрожит
и дребезжит расшатанная доска
но не уступает.

Слева красный свет
плывет во тьме:
корабельный портовый фонарь.
Два резиновых сапога показывают,
светлый, торжественный.
Собака дает один лай.

Женщина лезет в
с двумя рыночными сумками,
бойкий, веснушчатый, пожилой.
«Грандиозная ночь. Да, сэр,
вплоть до Бостона».
Она относится к нам дружелюбно.

Лунный свет, когда мы входим
леса Нью-Брансуика,
волосатые, колючие, занозы;
лунный свет и туман
запутался в них, как в овечьей шерсти
на кустах на пастбище.Пассажиры лежат на спине.
Храп. Несколько долгих вздохов.
Мечтательное отклонение
начинается ночью,
нежный, слуховой,
медленная галлюцинация. . . .

В скрипах и шумах,
старый разговор
-- не касается нас,
но узнаваемый, где-то,
снова в автобусе:
Голоса бабушек и дедушек

непрерывно
говоря, в Вечности:
упоминаются имена,
наконец все прояснилось;
что он сказал, что она сказала,
кто вышел на пенсию;

смерти, смерти и болезни;
год, когда он снова женился;
год (что-то) произошло.
Она умерла при родах.Это был потерянный сын
когда шхуна затонула.

Он принялся пить. да.
Она пошла наперекосяк.
Когда Амос начал молиться
даже в магазине и
наконец-то в семье было
отложить его.

"Да . . ." этот своеобразный
утвердительный. "Да . . ."
Резкий, прерывистый вдох,
полустон, полуприятие,
это означает: «Жизнь такая.
Мы знаем  это  (тоже смерть)».

Говоря так, как они говорили
в старой перине,
мирно, дальше и дальше,
приглушенный свет в зале,
на кухне, собака
закуталась в шаль.Теперь все в порядке
даже заснуть
как и во все те ночи.
-- вдруг водитель автобуса
резко останавливается,
выключает его свет.

Лось вышел из
непроходимый лес
и стоит там, маячит, вернее,
посреди дороги.
Он приближается; он обнюхивает
горячий капот автобуса.

Высокий, безрогий,
высокий, как церковь,
домашний как дом
(или, безопасный как дома).
Мужской голос уверяет нас
"Совершенно безобидно..."

Некоторые из пассажиров
восклицать шепотом,
по-детски, нежно,
"Конечно, большие существа."
"Это ужасно просто."
"Смотрите! Это она!"

Не торопясь,
она смотрит на автобус,
великий, потусторонний.
Почему, почему мы чувствуем
(мы все чувствуем) это сладко
ощущение радости?

«Любопытные существа»,
говорит наш тихий водитель,
прокатил свой  р  х.
"Посмотрите на это, не так ли?"
Затем он переключает передачи.
На миг дольше,

вытягиваясь назад,
лося можно увидеть
на залитом лунным светом щебне;
потом тусклый
запах лося, едкий
запах бензина. 

Роман в стихах Тамеры Уилла Виссинджера, иллюстрированный Мэтью Корделлом

Посмотрим правде в глаза, поэзия не очень нравится детям, и при этом они не получают многого в школе.Боюсь, я даже сам виноват в этом. Я просмотрел по крайней мере 5 книг в этом блоге и ни разу не добавил лейбл поэзии, а только упомянул, что они были написаны свободным стихом (сегодня я исправлю эту оплошность!) Тем не менее, все отличные романы, которые можно использовать для знакомства детей к поэзии. А еще есть очень забавный роман Грега Пинкуса, 14 выдумок Грегори К. , в котором есть мальчик-главный герой, который любит писать стихи, как и автор.
Унесенные на рыбалку, Тамера Дебютная книга Уилла Виссинджера, новое произведение, которое можно добавить к списку романов, написанных в стихах.Сэм, 9 лет, очень взволнован, потому что он и его отец собираются вместе пойти на рыбалку, только вдвоем, без младшей сестры Сэма, Люси.

Чтобы подготовиться, они выкапывают несколько мотыльков в качестве приманки, но когда Сэм вытаскивает свою снасть, какой сюрприз — она ​​полна игрушек Люси. И он находит ее играющей в рыбалку с его драгоценными рыболовными снастями.

К утру следующего дня Сэм уже готов и готов к солнцу, как и Люси. Они добираются до озера, спускают лодку на воду, и Сэм готов к серьезной рыбалке.Как и Люси. Сэм любит тишину, чтобы рыба не пугалась, Люси любит приманивать рыбу песней, а первую рыбу ловит….Люси.

Сэм кипит от ярости, Люси поет и ловит рыбу. Сэм. даже пробует рыбные песни Люси себе под нос, чтобы выманить улов, но не удача. Он просто погружается в свой гнев и раздражение, жалея Люси о каждой рыбе, которую она поймает, даже когда соперничество между его братьями и сестрами достигает пика. Сэм полон решимости поймать рыбу покрупнее. Первый большой уходит, а второй нет.Сэм горд, но, к его удивлению, Люси тоже, которая болеет за него:

— Ты поймал одного, Сэм!
Люси приближается ко мне.
«И большой!»
Я киваю, сглатываю.
Я даже не посмотрел на
, когда она поймала
свою первую рыбу.
Но она
порадовала  за меня.
Может быть, я ошибся
, взяв ее с собой.
Унесенные на рыбалку на самом деле о том, как смириться с соперничеством между братьями и сестрами, через что в конечном итоге (надеюсь) проходят все братья и сестры, учась принимать другого как личность, а не конкурента, раздражение и тому подобное.И очаровательно видеть, как это начинает срабатывать у Сэма и Люси.

Добавление к веселью поэзии красочные, причудливые иллюстрации, выполненные пером, тушью и акварелью Мэтью Корделл.

Но подождите, это еще не все, что нужно для На рыбалку .

Каждая часть рыболовного дня Сэма описана в отдельной поэме. Некоторые стихи написаны голосом Сэма, некоторые — Люси, а некоторые — папы, а иногда в стихах есть все три голоса. Каждое стихотворение короткое, в нем есть что сказать, и оно выполнено в разных поэтических формах — оды, свободный стих, лирика, рыбная песня Люси — стихотворение-обращение, и это лишь некоторые из них.

В конце книги Виссинджер включил раздел под названием «Снасти поэта». Здесь она объясняет различные используемые поэтические техники, все разные поэтические формы, которые она использовала, и разницу между рифмой и ритмом. Это идеальная книга для знакомства с поэзией юных учеников, тем более, что стихи в « Ушли на рыбалку » о таких же детях, как и они, и они могли бы даже сочинить свои собственные подобные стихи.

Даже если вы не интересуетесь поэзией, вам будет очень весело читать « На рыбалку », веселый, шутливый роман в стихах.

Эта книга рекомендуется для читателей старше 6 лет
Эта книга была взята из NYPL

Роман в стихах Тамеры Уилла Виссинджера

Посмотрим правде в глаза, поэзия не очень любима детьми, и они не получают многого в школе. Боюсь, я даже сам виноват в этом. Я просмотрел по крайней мере 5 книг в этом блоге и ни разу не добавил лейбл поэзии, а только упомянул, что они были написаны свободным стихом (сегодня я исправлю эту оплошность!) Тем не менее, все это отличные романы, которые можно использовать для знакомства детей. к поэзии.А еще есть очень забавный роман Грега Пинкуса «14 выдумок Грегори К.», в котором есть мальчик-главный герой, который любит писать стихи, как и автор. «

Ушли на рыбалку», дебютная книга Тамеры Уилла Виссинджера, — новое произведение, которое можно добавить к списку романов, написанных в стихах. Сэм, 9 лет, очень взволнован, потому что он и его отец собираются вместе пойти на рыбалку, только вдвоем, без младшей сестры Сэма, Люси.

Чтобы подготовиться, они выкапывают несколько мотыльков в качестве приманки, но когда Сэм вытаскивает свою снасть, какой сюрприз — она ​​полна игрушек Люси.И он находит ее играющей в рыбалку с его драгоценными рыболовными снастями.

К утру следующего дня Сэм уже готов и готов к солнцу, как и Люси. Они добираются до озера, спускают лодку на воду, и Сэм готов к серьезной рыбалке. Как и Люси. Сэм любит тишину, чтобы рыба не пугалась, Люси любит приманивать рыбу песней, а первую рыбу ловит….Люси.

Сэм кипит от ярости, Люси поет и ловит рыбу. Сэм. даже пробует рыбные песни Люси себе под нос, чтобы выманить улов, но не удача.Он просто погружается в свой гнев и раздражение, жалея Люси о каждой рыбе, которую она поймает, даже когда соперничество между его братьями и сестрами достигает пика. Сэм полон решимости поймать рыбу покрупнее. Первый большой уходит, а второй нет. Сэм горд, но, к его удивлению, Люси тоже, которая болеет за него:
«Ты поймал одного, Сэм!»
Люси приближается ко мне.
«И большой!»
Я киваю, сглатываю.
Я даже не посмотрел на
, когда она поймала
свою первую рыбу.
Но она
болела за меня.
Может быть, я ошибся
, взяв ее с собой.
«Унесенные на рыбалку» на самом деле о том, как смириться с соперничеством между братьями и сестрами, через что в конце концов (надеюсь) проходят все братья и сестры, научиться принимать другого как личность, а не конкурента, раздражение и тому подобное. И очаровательно видеть, как это начинает срабатывать у Сэма и Люси.

Добавляют веселья поэзии красочные причудливые иллюстрации, выполненные пером, тушью и акварелью Мэтью Корделла.

Но подождите, это еще не все, что есть в «Ушел на рыбалку».

Каждая часть рыболовного дня Сэма описана в отдельной поэме. Некоторые стихи написаны голосом Сэма, некоторые — Люси, а некоторые — папы, а иногда в стихах есть все три голоса. Каждое стихотворение короткое, в нем есть что сказать, и оно выполнено в разных поэтических формах — оды, свободный стих, лирика, рыбная песня Люси — стихотворение-обращение, и это лишь некоторые из них.

В конце книги Виссинджер включил раздел под названием «Снасти поэта». Здесь она объясняет различные используемые поэтические техники, все разные поэтические формы, которые она использовала, и разницу между рифмой и ритмом.Это идеальная книга для знакомства с поэзией юных учеников, тем более что стихи в «Унесенных на рыбалку» посвящены таким же детям, как они, и они могли бы даже сочинить свои собственные подобные стихи.

Даже если вы не интересуетесь поэзией, вам будет очень интересно прочитать «Ушел на рыбалку», веселый, шутливый роман в стихах.

Эта книга рекомендуется для читателей в возрасте от 6 лет и старше
Эта книга была взята из NYPL

Первоначально этот обзор был опубликован в разделе Случайное чтение

Генри У.Лонгфелло

Форт-на-Гитчи-Гуми,
На сияющей Большой Морской Воде,
С его леской из кедра,
Из искривленной коры кедра,
Четвертая ловля осетра Нахма,
Мише-Нахма, царь рыб,
В своем березовом каноэ ликуя
В полном одиночестве шел Гайавата.

Сквозь чистую, прозрачную воду
Он мог видеть плавающих рыб
Далеко в глубине под ним;
Увидеть желтого окуня, Сахва,
Как солнечный луч в воде,
См. Shawgashee, рак-рыба,
Как паук на дне,
На белом и песчаном дне.

На корме сидел Гайавата,
Леской из кедра;
В его шлейфах ветерок утренний
Играл как в ветках болиголова;
На носу, с поднятым хвостом,
Белка сидела, Аджидаумо;
В его меху ветерок утра
Играл как в степных травах.

На белом песке дна
Лей чудовище Мише-Нахма,
Положи осетровых, царь рыб;
Через жабры он дышал водой,
Своими плавниками он веял и веял,
Своим хвостом он подметал песчаный пол.

Там он лежал во всех своих доспехах;
С каждой стороны щит для его защиты,
Пластины кости на лбу,
По бокам, спине и плечам
Пластины кости с выступающими шипами!
Нарисован он своими боевыми красками,
Полосы желтого, красного и лазурного цвета.
Пятна коричневого и пятна соболя;
И он лежал там на дне,
Фаннинг с фиолетовыми плавниками,
Как над ним Гайавата
В его березовом каноэ плыл,
С его леской из кедра.

«Поймай мою наживку», — воскликнул Гайавата,
Вниз в глубины под ним,
«Поймай наживку, о Осетр, Нахма!
Поднимитесь из-под воды,
Посмотрим, кто сильнее!»
И он уронил свою линию кедра
Сквозь чистую, прозрачную воду,
Тщетно ждал ответа,
Долго сидел ждал ответа,
И повторяя все громче и громче,
«Поймай мою наживку, о царь рыб!»

Тихий осетр, Нахма,
Медленно веером в воде,
Глядя на Гайавату,
Слушая его призыв и шум,
Его ненужный шум,
Пока он не устал от крика;
И сказал Кеноже,
Щуке, Маскеножа,
«Попался на удочку этого грубого парня,
Разорви линию Гайаваты!»

В его пальцах Гайавата
Почувствовал, как свободная леска дернулась и натянулась;
Когда он втянул его, он так дернул
Что каноэ березовое стояло боком,
Как березовое полено в воде,
С белкой, Аджидаумо,
Сидели и резвились на вершине.

Полный презрения был Гайавата
Когда он увидел, что рыба поднимается вверх,
Увидел щуку, Маскеножа,
Подойдя ближе, ближе к нему,
И крикнул сквозь воду,
«Эса! Эса! Позор вам!
Ты всего лишь щука, Кеножа,
Ты не та рыба, которую я хотел,
Ты не царь рыб!»

Катиться вниз на дно
Утопил щуку в большом замешательстве,
И могучий осетр, Нахма,
Сказал Угудвашу, рыбе-солнцу,
Лещу, с чешуей малиновой,
«Попался на удочку этого великого хвастуна,
Разорви линию Гайаваты!»

Медленно вверх, колеблясь, сияя,
Роза Угудваш, рыба-солнце,
Захвачена линия Гайаваты,
Покачнулся всем своим весом на нем,
Сделал водоворот в воде,
Крутил каноэ из березы по кругу,
Круг за кругом в булькающих водоворотах,
До кругов в воде
Достиг дальних песчаных пляжей,
До водяных флагов и камышов
Кивнул на дальние окраины.

Но когда Гайавата увидел его
Медленно поднимаясь по воде,
Подняв свой сверкающий диск,
Громко кричал он насмешливо,
«Эса! Эса! Позор вам!
Ты Угудваш, рыба-солнце,
. Ты не та рыба, которую я хотел,
Ты не царь рыб!»

Медленно вниз, колеблясь, мерцая,
Затонул Угудваш, рыба-солнце,
г. И снова осетр, Нахма,
Услышал крик Гайаваты,
Услышал его вызов неповиновения,
Ненужный шум,
Звенит далеко по воде.

Из белого песка дна
Вверх он поднялся с сердитым жестом,
Трепет в каждом нерве и волокне,
Столкновение всех его пластин брони,
Сияющий ярко всей своей боевой раскраской;
В своем гневе он метнулся вверх,
Мигающий прыгнул на солнце,
Разинул свою огромную пасть и проглотил
И каноэ, и Гайавата.

Вниз в темную пещеру
Погрузился с головой Гайавата,
Как бревно на какой-то черной реке
Стреляет и ныряет с порогов,
Очутился в кромешной тьме,
Ощупывая в беспомощном изумлении,
Пока он не почувствовал сильное сердцебиение,
Пульсирует в этой кромешной тьме.

И он ударил его в гневе,
Кулаком, сердцем Нахмы.
Почувствовал могучего царя рыб
С дрожью в каждом нерве и волокне,
Слышал, как журчит вода вокруг него
Когда он прыгнул и пошатнулся,
С больным сердцем, слабым и усталым.

Поперёк то делал Гайавата
Перетащите его березовое каноэ для безопасности,
Дабы не из пасти Нахмы,
В суматохе и неразберихе,
Далее он может быть брошен и погибнуть.
И белка, Аджидаумо,
Обыскивал и болтал очень весело,
Трудился и дергал с Hiawatha
Пока работа не была завершена.

Тогда сказал ему Гайавата,
«О, мой маленький друг, белка,
Смело ты трудился, чтобы помочь мне;
Примите благодарность Гайаваты,
И имя, которое теперь он дает тебе;
Отныне и навсегда
Мальчики будут звать тебя Аджидаумо,
Хвост-в-воздух мальчишки тебя позовут!»

И снова осетр, Нахма,
Задыхался и дрожал в воде,
Потом было тихо, и дрейфовал к берегу
Пока он не наткнулся на гальку,
До прослушивания Hiawatha
Слышал, как он скрипел на краю,
Почувствовал, как он цепляется за гальку,
Знал, что Нахма, царь рыб,
Лежать там мертвым на краю.

Затем он услышал лязг и хлопанье,
На момент сборки многих крыльев,
Услышал крик и смятение,
Что касается соперничества хищных птиц,
Увидел отблеск света над ним,
Сияние сквозь ребра Нахмы,
Увидел сверкающие глаза чаек,
Кайошка, чайки, вглядываясь,
Глядя на него через отверстие,
Слышал, как они говорили друг другу,
«Это наш брат, Гайавата!»

И он крикнул из-под них,
Кричал ликуя из пещер:
«О чайки! О братья мои!
Я убил осетровых, Нахма;
Сделайте трещины немного больше,
С твоими когтями отверстия расширяются,
Освободи меня из этой темной тюрьмы,
И отныне и навсегда
Мужчины будут говорить о ваших достижениях,
Зовут вас Кайошки, чайки,
Да, Кайошк, Благородные Царапки!»

И дикие и крикливые чайки
Трудились клювом и когтями вместе,
Расщелины и проемы стали шире
В могучих ребрах Нахмы,
И от опасности и от тюрьмы,
Из тела осетра,
От опасности воды,
Они освободили мою Гайавату.

Он стоял возле своего вигвама,
На краю воды,
И позвонил старому Нокомису,
Позвонил и поманил Нокомис,
Указал на осетра, Нахма,
Безжизненно лежать на гальке,
С чайками, питающимися им.

«Я убил Мише-Нахму,
Убил царя рыб!» сказал он;
«Смотрите, чайки питаются им,
Да, друзья мои Кайошки, чайки;
Не прогони их, Нокомис,
Они спасли меня от большой опасности
В теле осетра,
Подождите, пока их еда не закончится,
Пока их зоб не наполнится пиршеством,
Пока они не улетят домой, на закате,
В свои гнезда среди болот;
Тогда принесите все свои кастрюли и чайники,
И сделай нам масло зимой.»

И она дождалась заката,
До бледной луны, ночного солнца,
Роза над спокойной водой,
Тилль Кайошк, сытые чайки,
С их банкета поднялись с шумом,
И через огненный закат
Пролетели на далекие острова,
В свои гнезда среди камыша.

В сон ушел Гайавата,
И Нокомис к ее труду,
Трудящийся пациент при лунном свете,
Пока солнце и луна не поменялись местами,
Пока небо не стало красным от восхода солнца,
И Кайошк, голодные чайки,
Вернулся с тростниковых островов,
Шумные для их утреннего банкета.

Целых три дня и ночи чередуются
Старый Нокомис и чайки
Раздели маслянистую плоть Нахмы,
Пока волны не омыли ребра,
Пока не прилетели чайки,
А на песках ничего не лежало
А вот скелет Нахмы.

Лонгфелло — поэт кто говорил искренне и сочувственно сердцам простых людей и детям.Его стиль отличается простотой и милость. Его «Гайавата» — национальная поэма, записывает живописные традиции американского Индийский. Его очарование и мелодия вызывают восторг всех детей, и в последующие годы, когда раса, которую он описывает, полностью исчезла, мы будем ценить еще выше эти истории романтического прошлого Америки и смелые люди, населявшие эти горы и равнины до прихода белого человека.

Стихи о рыбалке: мемуары и стихи — Карен Малхаллен

Эти стихи близки моему сердцу. Карен Малхаллен Мы с Карен оба были изгнанниками из Совесто (он же юго-запад Онтарио), и места, о которых она пишет, — озеро Эри, Порт-Дувр, холмы Холтон-Сэнд, мыс Тёрки и Лонг-Пойнт — являются для меня пробными камнями предков в той же мере, в какой они для нее. Чтобы узнать больше о Карен, см. предисловие, которое я написал для ее книги Знакомство с отсутствием: Избранные стихи .Чтобы узнать больше о стране, о которой она пишет, см. мою «Длинную точку, география души».

Стихи о рыбалке , только что опубликованные Марти Жерве в издательстве Black Moss Press, будут представлены в кафе The Windup Bird, 382 College Street, Торонто, в понедельник, 3 ноября. Добро пожаловать!

дг

/

Время — всего лишь ручей, в котором я ловлю рыбу. Я пью из него; но пока я пью, я вижу песчаное дно и замечаю, насколько оно неглубоко. Его тонкое течение ускользает, но остается вечность.

Генри Дэвид Торо, Уолден (1845)

 

я

Стихи о рыбалке, альбом

Я держал свои Стихи о рыбалке под рукой на протяжении многих десятилетий. Их сущностная топография начала складываться в моем детстве и юности. Мы всей семьей часто ездили из Вудстока в ярко-красном «бьюике» моего отца в жаркие летние выходные к озеру Эри и Хоутон-Сэнд-Хиллз или устраивали пикники в парках и на пляжах в Лонг-Пойнте, Тюрк-Пойнте и Порт-Дувре.Иногда мои родители снимали дачу, небольшую деревянную лачугу.

В подростковом возрасте, когда в игру вступала свобода, которую давала семейная машина, я ходил с другими подростками слушать музыку: Rompin’ Ronnie Hawkins, Alice Cooper, Chuck Berry; все они выступали на юго-западе Онтарио.

И еще реже, но памятно, что в зрелом возрасте мы с братьями уезжали, чтобы провести день в западном Норфолке в Хоутон-Сэнд-Хиллз, возвышающихся на 250 футов в воздухе, постоянно меняющихся и формируемых юго-западными ветрами на восток. на их пути обнаруживались осколки и наконечники стрел, а также смутное присутствие дозорного, то ли аборигена, то ли белого, который выслеживал приближение незнакомца через длинный узкий участок озера внизу.Erielhonan, ирокез для длиннохвостого.

С этими сценами переплеталось мое неизгладимое прочтение, когда мне было тринадцать, «Волонтерского вождя» Алена Бомбара (1953). Бомбар проплыл через Атлантику из Франции на Барбадос на расстояние 4400 км на открытой лодке, надувной, которую он изобрел сам, и которую назвал L’Hérétique. С помощью секстанта, нескольких провизий и неукротимой воли Бомбар олицетворял для меня все эти великие путешествия по океанам мира, все эти еретические отказы от известного, эти поиски новой найденной земли.

В поисках свободы легко потерпеть кораблекрушение или утонуть.

*

В начале семидесятых я жил в Торонто в квартире на втором этаже дома на Брансуик-авеню. В задней квартире на первом этаже жил фотограф по имени Брайан Рамер, родом из Брантфорда. Именно Брайан инициировал мое высшее очарование округом Норфолк, когда мы исследовали наше общее детство и говорили о восхождениях на возвышающиеся песчаные холмы Хоутон, о белых зернах, скользящих между пальцами рук и ног, о неглубоких теплых приветливых водах и залитом солнцем песчаном пляже в Порт-Дувре. на берегу озера Эри.

Брайан зарабатывал на жизнь фотографией и проводил все свободное время на нашем заднем дворе, изучая соляризованную печать. Старые здания Спадина-авеню с их поперечными штриховками трамвайных путей, их эксцентричными башенками, фальшивыми фасадными фронтонами и замысловатыми кирпичными нишами казались коричневыми и бледно-золотыми, как старинные гравюры сепией, на листах бумаги, рассыпанных по сорнякам под землей. бельевая веревка. Наверху я бросил ближневосточные исследования и археологию и занимался структурным лингвистическим анализом, оглядываясь на пышные страстные меланхоличные рассказы Уильяма Фолкнера.

Мы вчетвером сели в старый «шеви» Брайана и уехали на день в Дувр. Брайан был пару раз в последнее время, разговаривал с Джоном Симплом и околачивался на пляже, поедая трехметровые беседки и наблюдая за фермерскими ребятами из Хагерсвилля с их шестифутовыми надувными лодками, большими королями серфинга.

Это был крошечный городок, немногим больше, чем во времена Бребёфа, хотя теперь он был весь белый. Брайан шел по главной дороге. У мистера Вэри все еще был свой магазин на Мейн-стрит, 421, который он открыл в 1908 году, когда в городе проживало 1500 человек.Чтобы удвоить это, потребовалось почти сорок лет. Сейчас ему 87 лет, но память у него была хорошая, что мы и обнаруживали у всех, с кем разговаривали.

Мы направились вверх по Сент-Эндрю, который изгибается, как запятая, обратно к Мейн у Водонапорной башни. Было рано, пляж был в крапинках от ночного дождя, солнечные лучи маленькие. На мгновение все заволокло тучами, и сквозь отверстие светило солнце, узкая полоса напоминала горячую вертикальную дугу. Надвигался прилив, вода сверкала бриллиантами перед большой белой яхтой. Маленькая голубая парусная лодка пересекала бухту сразу за стоящей на якоре коралловой яхтой.Я знал, что к полудню весь пляж превратится в одеяло, одно одеяло за другим. «Синяя щука» по-прежнему была лучшей рыбной лачугой на пляже, «ничего об этом не скажешь», но в тот час у нас не было желания «попробовать немного палтуса», несмотря на выцветшую старую вывеску, гордо висевшую на ее фасаде. Да и вообще жалюзи были открыты лишь частично.

Вон там чайки кружили над рыбацкой лодкой. Мы щурились на солнце, когда желтый бумажный пакет проплыл вдоль линии горизонта, как двухмачтовый айсберг.Потом мы решили подняться к разводному мосту через подлесок, где сухие ветки трещали о пыльный гравий. Именно тогда начали звонить колокола.

Мои сандалии не годились для лазания, и мне приходилось пробираться босиком среди упавших колючек чертополоха, старых гвоздей и окурков. Мост начал подниматься, пересекая небо по диагонали, когда птица с рыбой на хвосте спикировала под ним, направляясь вверх по каналу к реке. На мосту было трое детей, пара велосипедов была брошена сбоку на гравийном склоне.У двоих детей были удочки, а на земле валялась большая банка томатного сока, полная пескарей.

Вечером мы собирались поговорить с Джоном Симплым о ловле жаберными сетями в открытой лодке, о вытаскивании корюшки и о городском знании. Мы знали, где пришвартуется «Альма», и я уже опустил руку на буйки из расщепленных автомобильных покрышек, полных маленьких мягких пауков, выстроившихся вдоль места стоянки «Альмы».

Брайан и Тони взобрались на верхнюю часть Бэнк-стрит на обочине шоссе, сразу за большим желтым вилочным погрузчиком, а мы с Биллом отправились на очередную прогулку по центру города.Мы знали, что все окажемся на пляже, чтобы приготовить ужин из золотисто-оранжевых сладких медовых светящихся напитков, собаки и рожка мороженого в хижине Arbor, где шарик черники или логановой ягоды стоил всего 10 центов.

Возле причала была масса оранжевой сети и куча зеленых, белых и серых буев. «Дуврская роза» вошла в гавань загруженной. Мы поднялись по променаду и направились в парк Globe & Mail, где все встретились с Шелли, Шери и Дуги, играющими на каменных львах на ступенях эстрады.Я прикинул их на 13 или около того, и я был не за горами. Мы сделали стандартную взрослую тактику, спросили их о школе. «Ребята, вам повезло. Я ничему не учусь в школе, — сказал Дуги. «Другие дети слишком шумные». «Учитель молодой?» — Нет, но и не старый. У нее вены на руках». Камера Брайана была передана, и Шери съела настоящий чизкейк Мэрилин Монро. «Без камеры она выглядит резкой, — говорит Дуги, — через нее она даже не выглядит умной».

Брайан и я еще несколько раз ездили в Дувр тем летом, чтобы прогуляться по пляжу, поговорить с рыбаками и провести время в архивах библиотеки маленького городка.

*

Когда я рос на юго-западе Онтарио, прошлое и его страсти были повсюду. Вместе с отцом я ездил в индейский заповедник в Ошвекене и на фермерские аукционы, где в старых фермерских домах и амбарах выставлялись остатки первопроходцев. В июле недалеко от Эмбро проходили Хайлендские игры, и снова и снова велась битва при Каллодене, когда дети в килтах танцевали над мечами, а скромно одетые семьи амишей прибывали со своими лошадьми и повозками.Команда чемпионов мира по перетягиванию каната, возникшая в 1870-х годах, представляла собой группу из шести фермеров, живших недалеко от Эмбро. Они называли себя «Могучие люди Зорры» в честь городка, в котором жили. У ребенка всегда было странное ощущение, что многие ритуалы, с которыми я сталкивался, и люди, которых я встречал, пришли издалека. Как они сюда попали; что это место для них; были ли они на самом деле здесь, или они все еще были там?

И всегда за первопоселенцами и их потомками и коренными народами маячило далекое прошлое, мир животных и духовных форм, проявляющихся в природе.

*

Пока я жил на Брансуик-авеню, Лоррейн Монк опубликовала для Национального совета по кинематографии Канады книгу, посвященную столетию Канады, книгу с картинками «Канада: год земли» со стихами моей подруги Мириам Уоддингтон. Брайан Рамер и я были вдохновлены его форматом и начали планировать нашу собственную книгу с текстом и картинками. Когда наша книга была готова, я отправил ее в NFB, а затем в два других издательства, но она так и осталась неопубликованной. Брайан ушел из 411 Brunswick, и в конце концов я тоже переехал.Но прежде чем покинуть Брансуик-авеню, я отправился к Тихому океану, где встретил моряка, который построил свой собственный тримаран и отплыл на юг из северной Калифорнии, мимо побережья Баха, где дуют сильные духи и ветры, в маленькую рыбацкую деревушку на берегу западное побережье Мексики.

Я до сих пор слышу потрескивание светло-голубых авиапочтовых писем луковичной кожи, когда они проскальзывали через прорезь входной двери с началом еще одной версии «Стихотворений о рыбалке». Ибо, хотя мои стихи о рыбалке начались еще в детстве, теперь они также включали в себя смерть от утопления в Тибре моего друга Криса, а также конец моего брака, который в основном был разыгран водой, с человеком, который учился на корабле, так как его собственный отец был его командиром.Итак, хотя я родился без выхода к морю, я был рано или с самого начала отмечен водой.

Я встретил моряка на пляже в старой рыбацкой деревушке Сиуатенехо. Я был в лачуге на обед, где худая, седая белая женщина в пижаме, дрожащими руками, подавала нам блюда из лобстера при свете масляной лампы, висевшей на колышке на стропилах крыши. После этого мы с Л пошли прогуляться по пляжу, а затем взяли такси и поднялись в гору до нашего отеля «Ирма», решив отправиться на пляж утром.В ту ночь Б был на пляже, но я этого не знал.

На следующее утро, разместившись в нашем двухместном номере с видом на пляж, с жалюзи, открывающимися к морю, мы прогулялись и встретили команду «Тату», трех высоких выбеленных матросов из Северной Калифорнии, капитаном которой был Б.

Икстапу вырезали в скалах к югу от города, и мы бежали вдоль побережья в Тату, глядя вверх на крошечные фигурки, ползающие, как белые муравьи, по скалам. Мы выбрасывались на берег под огромным ульем, ели креветок, приготовленных на открытом огне местным рыбаком, затем шли к водопадам и стояли под каскадами, полностью одетые, так как вода прилипла к волосам, платьям, шортам и футболкам. тела.

На следующий день, незадолго до полудня, мы поднялись на холм к деревенской библиотеке, где я показал Б. дневники Симоны Вейль, в то время как местный королевский попугай прокричал, а затем откусил мой палец.

Утром мы с L вылетели на легком самолете обратно в Мехико. Я до сих пор помню, как смотрел через маленькое иллюминатор вниз на неровную взлетно-посадочную полосу, где Б стоял, во весь рост, напротив деревянных лачуг, его длинный белокурый хвост все еще был влажным после нашего утреннего душа.

Прошло бы более двадцати лет, прежде чем я позволила бы себе снова влюбиться в моряка, а между тем сама бы вышла в море.

*

Стихи о рыбалке и дальний юго-запад остались со мной, и я перевез свою рукопись в Шотландию, в Венецию, в Австралию и на остров Торонто. Куда бы я ни отправился писать, стихов о рыбалке сопровождали меня, всегда переписывались, никогда не выпускались. Они позволили мне написать о Карибском море, Атлантическом океане, полуострове Баха, Большом Барьерном рифе и о том большом пресноводном море у подножия города, который является моим домом, об озере Онтарио.

Я пришел к выводу, что мои отношения с Стихотворениями о рыбалке и с водой — это образ, который авторы хорошо знают. Рядом с вами всегда есть книга, которую вы не можете закончить и не можете по-настоящему отпустить. Это катализатор для других экскурсий. Если вы Уильям Фолкнер, это ваша Золотая книга округа Йокнапатофа; если вы Мэвис Галлант, то это ваше исследование дела Дрейфуса; если вы мистер Кейсобон в романе Джорджа Элиота « Миддлмарч », то это ваш ключ ко всем мифологиям.Вымышленные авторы или настоящий Маккой, всегда есть книга, которая ускользает от нас и ведет нас.

  /

Плач Ундины

Я был знаком с отсутствием;
Ни воздух, ни вода не являются моей стихией.
Я был знаком с отсутствием,
Двигаясь так, как подобает земноводным существам.

Старуха предупредила меня
Возвращаясь с арройо:
Ты слишком долго не ходил, сказала она,
После наступления темноты опасно.

Я воздух, когда полон —
Мое сердце бьется;
Я вечерний ветер —
Моя кровь струится.

Здесь крыло душистой мухи
Имитирует мой полет,
Держа меня в объятиях своих
Сжимая мои сцепленные руки.

Когда сыро, вода тонет—
Мои глаза мерцают.
Когда сухо, фонтан брызгает—
Мои вены пульсируют;

Когда светит солнце, призмы трескаются—
Сердце мое пульсирует.
Когда стемнеет, звезды сияют—
Сам жду:

Ни рыба, ни мясо
Всегда гладкие, но с перьями:
Сам жду,
Сам вьюсь,

Я поворачиваюсь
К горизонту без конца,
Берег без линии, звук без присутствия:
Голос, прикосновение, текстура,
…………..который обновляется.
….Я не Гризельда и не должна была ею быть,
………я рабыня.

/

 

Письмо моряка

3.

Девять дней спустя, вечер, штиль,

В ожидании много снов — полумесяц за рваными облаками, мягкий блеск фосфоресцирующих животных, когда лодка слегка покачивается на остатках зыби.Каюты, освещенные лампами, и спутники так близко, что нам почти не нужно говорить.

/

 

Капитан Александр Макнилледж

(1791-1874)

Капитан Александр Макнилледж покончил жизнь самоубийством в возрасте 83 лет.
Это последняя запись в его дневнике от 20 августа 1874 года:

В последний раз я видел свою мать 12 июля 1806 года, когда я покинул Шотландию, ожидая, что уеду на 3 или 4 месяца.
Я потерпел кораблекрушение и не возвращался в Шотландию 40 лет.

Все они были кораблекрушениями, обезумевшими, эти люди,
собрались в той деревне в лесу, мечтая о процветающих городах,
быть может, великом городе, других цивилизациях,
бонни, бонни Бэнкс оф Лох-Ломонд.

Один бревенчатый дом, Бердселлы, на полпути к дому Ван Аллена;
небольшой дом на Проспект-Хилл, где жил адвокат Сайлас Найт.
Построена школа; и на фабрике небольшой магазин,
, принадлежащий Джону Киркпатрику и Колину Макнилледжу —

.

И эта мельница, Зернохранилище , населенная Робом Роем, на ее фасции установлена ​​
носовая часть шхуны под названием Горец
потерпевшая крушение на коварной поверхности воды,
окрашенная в цвета Кэмпбелла и МакГрегора,

и каждое 30 ноября, Андреевская ночь,
шотландцы собираются в таверне Сэнди в Дувре,
поднимают стакан, пьют рюмку, громко плачут
с хаггисом, трубкой и всем аккомпанементом,

бегая за своей тоской,
Красный Роберт, Красный Роберт,
Роб Рой, Роб Рой

 /

Дети на пляже

Возьми свое блаженство, о человек!
И сладок будет твой вкус, и сладки твои младенческие радости обновятся!

Уильям Блейк , Видения Дочерей Альбиона

1.

Там, где стоит водонапорная башня
Сент-Эндрю-стрит запятой
возвращается к Мейн.

2.

Помните такой пестрый мокрый пляж после дождя?
Нет, но я помню утренний пляж, когда лучи были маленькие.

3.

Когда вы приехали сюда со своей семьей
и вам было двенадцать и вы начали выглядеть
и начали собираться и рассказывать свои анекдоты
и пара стояла за школой
и полицейский находит вас и вы говорите что вы только обнимает
и говорит, ну засунь шею обратно в штаны
и вали отсюда.

4.

Вы можете разбиться об это озеро,
но я не знаю, что это значит.

5.

Бриллиантовая вода, падающая на берег
перед большой белой яхтой.

6.

Дней, когда сквозь тучи
узкая полоса светит солнце.

7.

Фермерские дети из Хагерсвилля
со своими 9-футовыми надувными лодками —
большие короли серфинга.

8.

Вспоминая: дни, когда одно одеяло
за другим — весь пляж как одеяло.

Увидеть рыбацкую лодку с чайками
за желтым бумажным пакетом
плывущим, как большой айсберг на горизонте:
двойной парус.
9.

Отель Норфолк
Дамы и эскорт
Представляем мистера Синяка Б.

Мистер Синяк Б.,
любит как пчела
целует как оса,
о нет
Мистер Брюс Б.

ооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооо)

оооо–эээээ
оо-ах ах
тин тан
уолли уолли бинг бэнг
оо–ееее–оооо–аа–аа–
тин танг танга
уоллиуолли бинг бэнг

Стиви Крозье — вот он
ждет, когда его член пойдет вниз, чтобы помочиться
пока рисует карандашом на стене семи футов ростом
Полоний сосет

Джон и Мэри на дереве
К.И.С.С.И.Н.Г.
сначала приходит любовь
потом брак
потом приходит Мэри
с детской коляской
о-о

Крошечный Тим
ходил к врачу
врача не было
ходил к медсестре
медсестра была проклята
о о о Крошка Тим

/

 

Прибытие

1.

Дождь на реке

В тумане мы плывем туда-сюда по темным волнам.
Наконец-то под кленом приютилась наша лодочка.

Над пеленой тумана время от времени поднимается парус.

2.

Поступление

Мы подплыли к берегу. Рано утром мы совершили экскурсию по побережью залива.
Сейчас это все монтаж, оглядываясь назад.
Я думаю о тебе здесь, Сара, о твоем присутствии.
Две белые птицы в ветреном небе.

3.

шестнадцатый

…что это? Сон начал это.Письмо началось тогда.
Любой намек на это есть, дует сквозь него, невидимый, но все же слышимый.
Боюсь сказать, как ветер в деревьях.

4.

семнадцатый

Сегодня ночью снова приснился сон, и целитель коснулся меня указательным пальцем,
чуть ниже ключицы, сказав, что боль змеевидна — вот ее точка входа — здесь
ее точка выхода. Когда он прикоснулся ко мне, вся боль моей жизни вырвалась наружу,
, и ты был там, наблюдая, как она уходит.

На этом пока все.
Прощай.
Пока мы снова не увидимся, неси мою любовь с собой,
B

 

— Карен Малхаллен

Эти стихи взяты из книги Рыбацкие стихи (Black Moss Press, сентябрь 2014 г.).

/
Карен Малхаллен опубликовала 16 книг (и множество статей), включая антологии, мемуары о путешествиях, стихи и критические статьи. Редактировала более 100 номеров журнала Descant .Она стипендиат Блейка, почетный профессор английского языка Университета Райерсона и адъюнкт-профессор Университета Торонто.

/
/
/

15 подводных стишков, пальчиковых игр и песен-боевиков

 Внутри: забавная коллекция тематических подводных стишков, пальчиковых игр и песенок-боевиков.

Сколько детских стишков или пальчиковых игр вы помните из своего детства? Удивительно, как быстро тексты песен возвращаются к вам, когда вы вспоминаете о них.Такова сила детской песенки!

В рамках нашей постоянной коллекции стишков, пальчиковых игр и песен в жанре боевика сегодня я делюсь списком на подводную тематику, в который входят обе классики — например, «Греби, греби, греби на своей лодке» , которая в ее современной форме зачислена композитору Элифалет Орам Лайт, американскому учителю и автору учебников, — наряду с новыми песнями-боевиками и стихами. Это забавная коллекция, которая станет прекрасным дополнением к любому учебному блоку на тему океана или моря в дошкольных учреждениях, детском саду и младших классах школы.

И вы можете скачать распечатанную копию песен ниже.

15 подводных стишков, пальчиковых игр и песен-боевиков

Row Row Row Your Boat
Петь веселую песенку, приглашая детей сесть лицом друг к другу, держась за руки. Они могут «грести» вперед и назад во время пения.

Греби, греби, греби на своей лодке,
Плавно плыви по течению,
Весело, весело, весело,
Жизнь — это такой сон.

Греби, греби, греби на своей лодке,
Плавно плыви по течению,
Если увидишь крокодила,
Не забудь кричать!

Пять медуз
Пять медуз, пять медуз, (поднимите пять пальцев)
Пять медуз сидят на камне.

Один спрыгивает! (опустите один палец)

Четыре медузы, четыре медузы… (поднимите четыре пальца)

Никаких медуз, никаких медуз,
Никаких медуз, сидящих на камне. (поднимите один палец)
Один вскочил! Ура!

Однажды я поймал живую рыбу
1, 2, 3, 4, 5, (поднимать по одному пальцу, пока не поднимутся все пять пальцев на одной руке)
Однажды я поймал живую рыбу,
6, 7, 8, 9, 10, (поочередно поднять пальцы на второй руке)
Потом я снова его отпускаю.
Почему ты его отпустил?
Потому что он так укусил меня за палец.
Какой палец он укусил?
Этот мизинец справа от меня. (пошевелить правым мизинцем)

 

Руб-а-даб-даб
Руб-а-даб-даб,
Трое мужчин в ванне,
А как ты думаешь, кто они?
Мясник, пекарь, свечник,
И все они ушли в море.

Песня Немо
(на мотив Бинго)
В океане жила рыба
И звали его Немо-о!
Н-Е-М-О, Н-Е-М-О, Н-Е-М-О
И его звали Немо-о!

Я рыбка
(поется на мотив песни Я чайник)
Я рыбка о, (поднимите одну руку большим пальцем вверх, изображая рыбку)
Смотри, как я плаваю. (двигать рукой вперед-назад)
Вот мой хвост, (шевелить пальцами на рыбьей руке)
А вот мой плавник. (пошевелить большим пальцем)
Когда я хочу повеселиться,
С друзьями,
Я взмахиваю хвостом и ныряю прямо в воду. (размахивая рыбой)

Волны в море
(поется на мелодию «Колеса в автобусе»)
Волны в море бегут,
Вверх и вниз, (создать катящуюся волну, двигая одной рукой вверх и вниз)
Вверх и вниз,
Вверх и вниз,
Волны в море идут,
Вверх и вниз,
Целый день.

Акулы в море уходят,
Щелчок, щелк, щелк… (держите две руки вместе, соедините запястья, чтобы сформировать рот, щелкайте, открывайте и закрывайте)

Рыба в море плывет,
Шурш, шурш, шшш… (плавают руками, как рыба)

Крабы в море ходят
Щелк, щелк, щелк… (щелкнуть пальцами)

Рыба плывет
(поет на мелодию Фрера Жака)
Рыба плывет,
Рыба плывет,
В море, в море смотреть и видеть.

Baby Shark
Я полностью отправляю вас в блог Picklebums для этого — у нее есть текст песни Baby Shark и забавная кукла акулы, которую можно распечатать, чтобы подпевать.

Пять нахальных рыбок
(поется на мелодию Пяти нахальных обезьян)
Пять нахальных рыб, (поднимите пять пальцев, плавайте рукой из стороны в сторону)
Плавание в море,
Поддразнивание мистера Акулы,
‘Ты меня не поймаешь,
Ты меня не поймаешь.’
А вот и мистер Акула (форма акулы с подержанной рукой)
Как можно тише и
ЩЕЛЧОК! (хлопаем в ладоши)

Четыре дерзкие рыбки…

Стихотворение о черепахе
Жила-была маленькая черепашка,
Он жил в коробке.
Он купался в луже,
Он карабкался по камням.
Он огрызнулся на комара,
Он огрызнулся на блоху,
Он огрызнулся на пескаря,
И он огрызнулся на меня.
Он поймал комара,
Он поймал блоху,
Он поймал пескаря,
Но он не поймал

Все рыбы
Все рыбы плавают в воде,
Плавают в воде,
Плавают в воде,
Все рыбы плавают в воде,
Целый день.

В воде плавают большие большие рыбы… (поют тихим голосом)

В воде плавают маленькие рыбки… (поют высоким голосом)

Как рыбка Игра пальцами
Я держу пальцы, как рыба (соединяю руки вместе, образуя рыбку)
И я машу ими, когда иду взмах (взмах руками в воздухе)
Так быстро туда-сюда (махать руками вперед-назад)

Пять маленьких ракушек
Пять маленьких ракушек, (поднимите пять пальцев)
Сон на берегу,
Свист пошла большая волна, (свист волна второй рукой)
Тогда их было четыре! (прижать один палец вниз)

Четыре маленькие ракушки, (поднимите четыре пальца)
Тихо, как только может быть,
Взмах пошла большая волна, (взмах взмахом второй рукой)
Тогда их было трое! (прижать один палец вниз)

Три маленькие ракушки, (поднимите три пальца)
Жемчужные, белые и новые,
Взмахом пошла большая волна, (взмахом взмахом второй рукой)
Тогда их было две! (прижать один палец вниз)

Две маленькие ракушки, (поднимите два пальца)
Отлично повеселились,
Взмахом пошла большая волна, (взмахом взмахнули второй рукой)
Потом была одна! (прижать один палец вниз)

Одна маленькая ракушка, (поднимите один палец)
Лежа на солнышке,
Взмах пошла большая волна, (взмах по волне второй рукой)
Тогда их не было! (сожмите все пальцы вниз)

«Поймай рыбку»
(поется на мотив «Греби, греби, греби в лодке»)
«Поймай, поймай, поймай рыбку», (представьте, что забрасываете удочкой леску)
леска,
Наматывать, наматывать, наматывать, наматывать, (притвориться, что наматывает рыбу)
Этот будет моим! (указать большими пальцами на тело)

Ознакомьтесь с нашей полной коллекцией тематических стишков, пальчиковых игр и экшн-песенок .Отлично подходит для использования в дошкольных и детских садах — коллекция включает в себя счетные песенки, стишки, времена года, праздники и многое другое!

Загрузите копию наших стихов и песен под водой здесь: Под морскими песнями

Штифт на будущее:


Кристи Бернетт — учительница, ведущая, писательница и мать двоих детей. Она создала «Детство 101» как место, где учителя и родители могут получить доступ к увлекательным и качественным учебным идеям.

35 летних стихов для детей всех возрастов

В лете есть что-то волшебное. После того, как холод зимы согреет, обещание весны открывает сезон новой энергии. Ветер в наших волосах и солнце на наших лицах, мир кажется полным возможностей. Поэзия — отличный способ поделиться этим удивительным чувством со студентами. Вот список летних стихов для детей, которые украсят ваш день!

1. Золотое солнце Ленор Хетрик

«Освети меня сегодня!»

«Тихий ритм волн.

«Трава такая зеленая, солнце такое яркое».

4. Жарко! Шел Сильверстайн

«Я выпил литр лимонада».

5. Песня птиц Кристины Россетти

«Почти год я ее не видел».

«Осторожно встряхиваю веером из белого пера».

«У дедушки не было воды…»

«Иволга поет в зеленеющей роще».

«Глядя из венка папоротника и облаков.

«Сохраняется в натуральном рассоле».

11. «Летняя кровать» Роберта Льюиса Стивенсона

«Днём мне нужно лечь спать».

«Гравий и песок; мои колени болят от соли».

13. «Летом» Пола Лоуренса Данбара

«В плаще с ткацкого станка солнца!»

«Не подает нам никаких признаков».

«…гребли вверх по течению в деревянной лодке».

16 июля Кристин О’Киф Аптович

«Инжир, который мы ели, завернутый в бекон.

«Это громкий голос, исходящий из этих городов».

«Танцы вверх и вниз».

«Ты красивее и сдержаннее».

20. Я тоже Лэнгстон Хьюз

«Они увидят, какая я красивая».

21. Летнее волшебство Лесли Пинкни Хилл

«Она излила на землю свой солнечный свет».

22. Джунгли Меган Фернандес

«В середине лета в Лос-Анджелесе ночь расколота.

«Те, кто бежит в теплые края, могут благословить милость солнца».

«Пурпурозавр Рекс, Ревущий, Рок-а-Дайл Красный, Ледяной Синий, Остров Твист, Плавник Шарклберри».

25. «У ручья», Пол Лоуренс Данбар

«…Мечтаю в спокойном восторге и смотрю как в зеркало».

26. Summer Haibun от Эйми Нежукумататил

«Не хватит банок с вареньем, чтобы разлить это летнее ночное небо».

«Я не хотел оставаться так поздно.

«Лучшая погода, отсутствие пчел».

«Вспыхивающие молнии порхают туда-сюда».

«Капли падали и распластывались на жестяной крыше».

«Мир находится в волшебном рабстве».

«Скафандр в стакане с водой. Кактусовая атмосфера».

33. Август Хелен Хант Джексон

«Спасите гул бесцельного труда насекомых».

«Небо тает. Я тоже.»

35. Туманная долина Джеймса Лонгенбаха

«В конце августа, когда все буквы алфавита ждут.

«Мир моего детства и звездное море».

Какие ваши любимые летние стихи для детей? Поделитесь в комментариях ниже!

Хотите больше стихов для своего класса? Обязательно подпишитесь на нашу рассылку!

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.