- Разное

Река молочка: Молочная река | молочная продукция оптом | порционный сыр

Содержание

Хозяйство Иркутского района ООО «Молочная река» получило статус племенного репродуктора по разведению крупного рогатого скота

Информация о материале
Категория: Сельское хозяйство

Племенной репродуктор по разведению крупного рогатого скота голштинской породы создан на базе ООО «Молочная река» Иркутского района. Об этом сообщила первый заместитель министра сельского хозяйства Иркутской области Наталья Жилкина.

– Основной задачей племенных репродукторов является целенаправленная селекция сельскохозяйственных животных для улучшения генетического потенциала, увеличения продуктивности животных. Это необходимо для региона, поскольку скот реализуется в товарные хозяйства области, – отметила Наталья Жилкина.

Численность поголовья крупного рогатого скота в ООО «Молочная река» составляет 818 голов, в том числе 435 коров. По данным бонитировки, всё поголовье класса элита и элита-рекорд. Поголовье коров хорошо отселекционировано по экстерьерным показателям и имеет высокую продуктивность – 7 194 кг молока на фуражную корову в год. Удельный вес чистопородных коров в стаде составляет 100%. Маточное поголовье искусственно осеменяется на 100%. Выход телят на 100 коров составляет 84 теленка. Хозяйство укомплектовано зоотехническими кадрами: главный зоотехник, зоотехник-селекционер, учетчик по племенному делу, техник-осеменатор.

Наталья Жилкина также отметила, что переаттестацию в Минсельхозе России прошли три племенных хозяйства региона. Свои статусы подтвердили АО «Агрофирма Ангара» (Усть-Илимский район) и «АО «Сибирская Нива» (Иркутский район) – они занимаются разведением голштинской породы. СХПК «Усольский свинокомплекс» подтвердил статус племенного репродуктора по разведению свиней породы ландрас.

На сегодняшний день в Иркутской области статус племенного репродуктора имеют 26 сельскохозяйственных предприятий и организаций. Из них 17 племенных репродукторов по разведению крупного рогатого скота, два племенных репродуктора по разведению свиней, два – по разведению норок, три сервисные организации.

По информации министерства сельского хозяйства Иркутской области

ТМ «Молочная река» к 20-летию наладила производство «помогатора» для любой хозяйки

В феврале 2021 года свой 20-летний юбилей отмечает одна из самых известных на юге Украины ТМ «Молочная река». Из убыточного молокозавода — банкрота предприятие сумело выйти в лидеры на юге Украины, получив «Серебряный диплом» Международного открытого рейтинга популярности и качества товаров и услуг «Золота фортуна» еще в 2003 году.

К юбилею небольшой, но дружный коллектив в 200 человек приготовил для своих поклонников новые лакомства. О том, как «Молочная река» развивалась, поднявшись от маленького регионального производителя до уровня известной торговой марки, в эксклюзивном интервью РИА-Мелитополь рассказал учредитель и руководитель ООО МЖК «Южный», собственник ТМ «Молочная река» Евгений Куценко.

— Евгений Николаевич, с чего началась история молокозавода в Мелитополе?

— В Мелитополе молокозавод существовал давно. Однако тогда предприятие производило масло на госзаказ. Что интересно, обезжиренное молоко в то время давали на корм телятам. Позже, в 1972 году в декабре, на Новом Мелитополе построили молокозавод для производства кисло-молочной продукции. Он стабильно работал практически до развала Советского Союза. Завод никогда не был стратегическим. А на экспорт из Мелитополя отправляли сливочное масло только в республики СССР.

В 90-е годы государственный молокозавод провел «ваучеризацию» (разгосударствление) и стал акционерным обществом, но не выдержал кризиса, и в числе первых обанкротился. Причин было много: из-за дороговизны рабочей силы, нехватки оборотных средств, роста тарифов на электроэнергию, газ, а также больших процентов за использование кредитных ресурсов. К тому же, резко сократилось поголовье крупного рогатого скота.

Коллектив обратился к Олегу Олексенко — учредителю развивающегося холдинга «Олком» и попросил помощи в виде оборотных средств. Средства не были возвращены компании. Завод фактически, как корабль, шел на дно. Но Олег Иванович был мудрым человеком – он сказал, что в Украине перерабатывающие предприятия умирать не должны. Таким образом, были сохранены рабочие места, но поменялась форма собственности из акционерной в частную.

В 1999 году Олег Иванович предложил мне возглавить завод.

— Как родился бренд «Молочная река»?

— Соратник Олега Олексенко Сергей Байдаков во время одной из командировок мне подсказал: «Если хочешь, чтобы у тебя покупали мелитопольцы, назови «Молочная река», будет ассоциация с рекой, протекающей через Мелитополь. Я подумал: «Ведь мы как раз и живем, в сказочной местности «Лукоморье», где течет река, которую в сказках и былинах описывали: «Молочная река — кисельные берега».

Таким образом, я прислушался к совету. Так и возник бренд «Молочная река», которому в феврале 2021 года исполняется 20 лет.

— С каким ассортиментом начинали работать?

— Со сливочного масла и обезжиренного молока начинали. Обезжиренное молоко, в частности, мы пускали на производство козеина (используется в производстве клея, пластмассы и даже укрепления асфальта). Дальше мы наладили производство сметаны. Но она уступала конкурентам – у нас не было современной упаковки. Этот момент отработали и пригласили эстонского технолога Юло Вунга, который входит в пятерку лучших пищевых технологов с мировым именем. С ним вместе мы запустили линейку кисло-молочной продукции. Выпускали: сметану, кефир, ряженку, йогурты, простоквашу. Именно с этим технологом мы сделали первый в Украине заменитель молочного жира на производственных мощностях «Киевского маргаринового завода» в 2002 году. Мы фактически сделали переворот в масло-жировом и маргариновом производстве, выпустив «Олмикс». Этот продукт стал образцом для повторения на других заводах Украины в масло-жировом и маргариновом производствах. И сегодня он используется при изготовлении качественных спредов. Это решение вытеснило и привело в дальнейшем к банкротству представителя известного датского импортера растительных жиров компанию «Bears» в Украине.

Инновационный подход в изготовлении маргарина позволил объединить две торговые марки «ОЛКОМ» и «Молочная река» и в результате мы получили продукт «маргарин сливочный», приготовленный по новой технологии и рецептуре, в современной упаковке. Выпуск нового сливочного маргарина, в котором было до 10% сливочного масла «Молочной реки» привел к вытеснению и уходу с рынка Украины всемирно известных брендов «Rama» и «Finea», которые были единственными монополистами-лидерами в 90-е годы на рынке страны. И на сегодня Украина единственная страна в мире, где не продается товар этих брендов. На полках магазинов всех стран-соседей данная продукция присутствует. И только Украина, и украинские потребители предпочли продукцию национального производителя.

А в 2004 году «маргарин сливочный» из рынка регионального перешел в разряд национального лидера.

— Говорят, продукты «Молочной реки» есть в меню украинских звезд. Какой сегодня ассортимент товара?

— ТМ «Молочная река» идет в ногу со временем. Мы выпускаем вкусные полезные и тонизирующие напитки из сыворотки — «Мохито», «Вишня», «Ананас-Манго». Это натуральный продукт, обогащенный кальцием, полезными бактериями. Сыворотка очень полезна, как для детей, так и для взрослых. Особенно популярны эти напитки летом, как тонизирующие. В них нет никакой химии: варенье, сахар и сыворотка. Мы также производим: молоко, кефир, масло, сметана, ряженка, топленое молоко. Есть широкая линейка йогуртов, десертов, творожных масс. А хитом продаж прошлого года стал кисломолочный десерт на основе топленого молока — Панна-Котта.

Действительно, нашу продукцию рекламируют, и, надеюсь, предпочитают известные не просто украинские артисты, а актерские династии – семьи Сумских, Ступка.

К слову, я вхожу в попечительский совет двух столичных театров: Национального академического драмтеатра имени Ивана Франко и киевской академической мастерской театрального искусства «Созвездие».

— Сегодня, насколько мне известно, ваша компания расширилась до молочно-жирового комбината «ЮЖНЫЙ».

— Да, в 2018 году мы отказались от философии «завод» и перешли в более, на мой взгляд, гибкую форму – «комбинат» и выпускаем теперь не только молочную, но и растительную продукцию и смеси. Это позволяет выжить в наше сложное время и оставаться новатором в пищевой отрасли. На данный момент на предприятии выпускается продукция под двумя брендами – молочная продукция под брендом «Молочная река», — и растительно-жировая – под брендом «DANKEN». Таким образом, наш пищевой комбинат уже выпускает не только молочные продукты, но и растительные жиры. В ассортименте порядка 50 наименований товаров.

— Какой у вас рынок сбыта? Удалось ли пробиться на полки супермаркетов?

— ТМ «Молочная река» лидирует среди молочных производителей на юге Украины. Мы покрываем потребление не только Мелитополя, Приазовья, Геническа и Бердянска, но и отправляем продукцию в Запорожье, Днепропетровск, Краматорск. Также заходим в Киев и моя основанная задача сделать все, чтобы накормить киевлян продукцией «Молочной реки», завоевав столичный рынок. Раньше продавали продукцию в Крыму и Донецке. Сегодня эти рынки для нас закрыты из-за аннексии и войны.

Единственный супермаркет, с которым у нас наладились партнерские отношения – ранее был «Амстор», а сейчас это ZЕРКАЛЬНЫЙ. Сегодня наша продукция представлена во всех 7-и супермаркетах этой сети. Мы с ней плодотворно сотрудничаем. А в остальных супермаркетах, таких, как «Ашан», к примеру, мы представлены не в полном ассортименте и заходим под акции, так как они ставят не выгодные для производителей условия поставок.

— Какие трудности сегодня у производителей молочной продукции?

— Самое главное – дорогое сырье. Оно стоит дороже, чем в Европе на 40%. Судите сами, в Европе молоко высшего сорта продается по 25 евроцентов за литр, а у нас по 35, а с молока населения качественную продукцию получить практически невозможно (оно в основной массе используется для производства масла и козеина). Основная причина – животноводство умирает. Земли, которые должны использоваться под пастбища, выгоднее засевать подсолнухом или зерновыми. Это быстрые деньги, плюс нет необходимости платить людям зарплату за тяжелый труд на фермах. Нет в Украине государственной плановой политики и контроля севооборота, как это было раньше, нет эффективной поддержки животноводства.

— Какими новинками к 20-летнему юбилею ТМ «Молочная река» может похвалиться?

— Мы наладили производство вкусного и очень популярного сегодня десерта Панна-Котта с секретным рецептом приготовления. Этот продукт, кстати, рекламирует известный актер Дмитрий Ступка из династии семьи Ступка.

Сегодня мы выпускаем Пана-Котту с ванильным вкусом и готовимся выпустить из этой же серии продукта «шоколадный десерт» с какао. Кроме того, мы наладили производство творожных шариков. Это готовый замороженный продукт – находка для любой хозяйки. Хранится в морозилке до 3 месяцев. Достаточно разморозить, приправить сметаной, вареньем, сгущенкой или медом, и вкусный, питательный, а главное, здоровый завтрак готов. А у женщин есть минут 40 свободного времени для себя любимых. Так, что предприятие живет и развивается, идя в ногу со временем.

Молочная река: от передового опыта к аграрной стратегии

В 2021 году ООО «Молочная река» откроет первую от Урала до Дальнего Востока роботизированную ферму. Уникальное предприятие Иркутского района одним из первых в регионе осваивает умные технологии в сельском хозяйстве. Качественные показатели продукции за полтора года здесь улучшились на 30–40%.

Роботизированная ферма – это новое поколение комплексов по сбору молока. На предприятии ООО «Молочная река» уже внедрили современный подход к управлению, организации труда, технологических и бизнес-процессов.

– Наше хозяйство уже наполовину роботизировано, отработан четкий алгоритм движения всех сотрудников, внедрены программы, которые помогают людям в работе. Надой на каждую корову мы видим в онлайн режиме. Индивидуальный номер коровы вносится в программу, и когда падает надой, мы это сразу видим и оперативно реагируем – лечим или докармливаем животное, – рассказал директор предприятия Александр Копотилов.

Сейчас здесь запускается четвертый по счету цех для содержания молочного стада. Он рассчитан на 140 животных. Уже смонтировано оборудование, установлены автоматические доильные аппараты, поилки, система навозоудаления, вентиляция.

 

 

С рабочим визитом на ООО «Молочная река» побывал министр сельского хозяйства Иркутской области Илья Сумароков. Он отметил, что в регионе это пилотный проект, поэтому прорабатывается вопрос его господдержки по нескольким направлениям.

В этом году в ООО «Молочная река» решились на интересный агроэксперимент. Здесь впервые в регионе на 20 га засеяли французскую кукурузу «зета». Посев новой культуры производился при помощи трактора с установленной системой навигации, где механизатор лишь исполняет роль оператора.

Преимущества «француженки» перед другими сортами – ранняя спелость и устойчивость к полеганию и заболеваниям.

– Мы просчитали всю технологическую цепочку: от подготовки поля до уборки урожая. Объем полученного урожая кукурузы составил 270–280 центнеров с гектара, и это совпадает с нашими планами. Сегодня в одной из московских лабораторий ведется определение урожайной ценности выращенной кукурузы. Но мы уверены – и здесь все будет в порядке, – говорит Александр Копотилов. – В следующем году площадь под французскую кукурузу увеличим.

Уборка кормов в хозяйстве завершена в срок. В планах предприятия – наращивать производственные мощности и участвовать во всех федеральных и областных программах по развитию уникального предприятия, которое уже сегодня называют участком прорыва в аграрном секторе Приангарья.

 

Справка:

Высокотехнологичное товарное хозяйство «Молочная река» образовано на базе фермы. В ближайших планах – довести поголовье дойного стада до 500 голов. Специалисты предприятия готовят документы на создание племенного репродуктора по разведению крупного рогатого скота черно-пестрой породы. Завершена реконструкция нового корпуса молочно-товарной фермы, запущен четвертый цех, оснащенный современными доильными аппаратами, поилками, системой навозоудаления, приточной вентиляцией. В 2020 году предприятие засеяло 1,3 тыс. га кормовых культур.

 

На правах рекламы

Молочная река

ГК «Агропромкомплектация» запустила в эксплуатацию несколько новых молочных комплексов. Параллельно она ведет работу по получению статуса племенного репродуктора по разведению крупного рогатого скота голштинской породы в Курской области. В Тверской области племенная работа ведется продолжительное время. Об этом рассказала директор департамента молочного и мясного животноводства ГК «Агропромкомплектация» Светлана Трофимова.

— Новые молочные комплексы оснащены современным оборудованием компании DeLaval. Установлено более совершенное оборудование по подготовке животных к доению, автоматизировано управление стойловым оборудованием в доильном зале, программное устранение ошибочных действий операторов машинного доения и новая система охлаждения молока перед отгрузкой с автоматической промывкой оборудования позволят достигать высших качественных показателей нашего молока. Усовершенствованные системы контроля климата в корпусах содержания животных с автоматической регулировкой системы вентиляции и открыванием штор обеспечат нашему поголовью самые лучшие условия содержания для получения высококачественного продукта.
На новые комплексы завезены импортные племенные нетели голштинской породы, так как данная порода является самой высокопродуктивной в мире. Мы ведем направленный отбор лучших родительских пар. 

Наше предприятие в Тверской области имеет статус племенного завода по выращиванию крупного рогатого скота голштинской породы.
В связи с бурным ростом сельскохозяйственного производства в России кадровый вопрос стоит очень остро. Департамент кадров проводит работу с сельскохозяйственными образовательными учреждениями нашей страны по привлечению студентов для прохождения практики, а  выпускников — для работы на ее предприятиях. Группа компаний сотрудничает с ведущими профильными вузами, Дмитриевским агротехнологическим колледжем и Конаковским колледжем по подготовке будущих специалистов для сельскохозяйственного сектора.
Отечественное молочное и мясное животноводство сегодня бурно развивается. Строятся и вводятся новые мощности по производству молока и мясного скота, правительство реально поддерживает отрасль, и это каждый из нас видит в расширении отечественной продукции на прилавках магазинов. Животноводство ждет бурный рост с конкуренцией за цену и качество. 

Мы проходим этапы развития, которые уже были достигнуты птицеводством и свиноводством. Главное — это эффективно сработать на каждом витке развития, включая строительство, наращивание производства, качество продукции и, конечно, ее себестоимость. 
Выдержав все этапы в максимально сжатые сроки в соответствии с плановыми показателями, можно рассчитывать на отличный результат и в производстве, и в качестве выпускаемой продукции. Но для себя мы всегда ставим основной задачей производство экологически чистой и натуральной продукции, которую наши потребители могут всегда с уверенностью покупать в магазинах нашей страны. Важно отметить, что в связи с активным ростом объемов производства группа компаний планирует войти в топ-3 производителей молока в РФ.

Река Молочная – кровавые берега: как пала неприступная «линия Вотан»

Течёт река Молочная по степи на северо-западе Приазовья, в Запорожской области и впадает в Молочный лиман Азовского моря. Большая река Молочная, только нет в ней, как в сказке, кисельных берегов. Сказочное название реки для многих мариупольцев стало синонимом трагедии – здесь, на реке Молочной осенью 43-го погибли сотни мариупольцев, в основном молодых, 18 – 20-летних. И вместо кисельных берегов – сплошные братские могилы.

10 сентября 1943 года части Южного фронта при поддержке кораблей Азовской военной флотилии освободили Мариуполь от немецко-фашистских оккупантов. К 14 сентября были освобождены и все близлежащие сёла.

А уже утром 11 сентября 1943 года в Мариуполе открылись военно-полевые комиссариаты – началась мобилизация. Стрелковые дивизии основательно поредели после освобождения Донбасса, необходимо было их срочно пополнить. За годы оккупации, конечно, много молодёжи было угнано в Германию, но было достаточно и тех, кому уже исполнилось 18 – 20 лет. Были и взрослые мужчины, которых не успели мобилизовать в 1941-м. Но в основном это была мариупольская молодёжь, пережившая оккупацию.

Времени на военную подготовку не было – Красная армия стремительно наступала, впереди – освобождение Запорожской области.

«Новобранцев бросили в лоб, без подготовки, на сложнейший участок фронта – заранее подготовленную немцами оборонительную линию «Вотан» под Мелитополем Запорожской области, эта линия обороны более известна как река Молочная. Её западные берега штурмовали не только солдаты регулярной армии, но и мобилизованные мальчишки и пожилые люди из освобождённого Приазовья», – пишет Анатолий Мацука, историк-краевед из приазовского села Урзуф в своей книге «Греки Першотравневого района в боях на реке Молочной» (Мангуш, 2016 г.).

По реке Молочной проходил Восточный вал, в этом месте он носил название «линия Вотан». «Вотан» был слишком важен для немцев: прикрывал не только Никополь, но и дорогу в Крым. Мелитополь же стал главной точкой обороны. На взятие Мелитополя ушёл месяц кровопролитных боёв – с 26 сентября по 23 октября 1943 года.

Фрагмент диорамы «Штурм линии Вотан на реке Молочной». Краеведческий музей Мелитополя

«Вотан» был укреплён лучше других участков Восточного вала, к тому же с одной его стороны тянулись болота лимана, с другой – каждый хутор и каждое село за два года оккупации стало крепостью. И это не просто красивое сравнение. Над созданием «Вотана» немцы исправно потрудились, да и времени у них было для этого достаточно. Все окрестные сёла, попадавшие в «линию Вотан» были соединены минными полями, противотанковыми рвами и проволочными заграждениями. Осенью противотанковые рвы, глубиной в несколько метров, наполнялись водой.

В этой крепости засела почти 201 тысяча немцев. Штурмовать же «Вотан» шли 311 тысяч бойцов Красной армии, и это был явно не трёхкратный перевес, необходимый по военной науке для штурма противника.

Необходимо заметить, что после достаточно быстрого освобождения Донбасса, когда каждый день Красная армия освобождала по городу, а иногда и по два, и по три, среди командования царил неоправданный оптимизм. На подготовку штурма реки Молочной отводилось всего четыре дня, на прорыв – ещё два, развить успех – 11 – 12 дней, во время которых планировалось продвижение пехоты вперёд на 15 километров в сутки. Считалось, что немцы уже разбиты и необходимо просто «очистить от противника» нижнее течение Днепра, чтобы выйти к Херсону.

Наличие у противника самоходной артиллерии не учли.

И когда уставшие в боях за Донбасс, на четверть состоявшие из 18-летних пацанов части Красной Армии атаковали «Вотан», их встретил вал огня. Было это 26 сентября 1943 года.

Немцы поливали огнём части РККА круглые сутки. Сверху сыпались бомбы. Только за первый день наступления – 26 сентября – немецкие самолёты пролетели над нашей пехотой более  900 раз (!). В последующие дни количество вылетов не превышало 500.

«Утро настало. Понял – мы на поле, где овощи выращивались. Через поля – канавы для полива. Я лежал, рассматривал местность. Спереди селения. За ними – возвышенность, которую занимал немец. Церковь. На ней немецкие снайперы сидели. Есть охота. Помидоры растут красные – уже конец сентября. И вот помню, мужик высунулся за помидориной, а его снайпер и «зачистил». Я понял, что высовываться нельзя. На следующий день, без артподготовки, командир роты выстрелом из ракетницы поднял нас в атаку. И шли мы в атаку, и кричали «Ура! За Родину! За Сталина!». И вот, знаете, вперёд смотришь, где немец окопался, а глаза опустишь – под ногами трупы. Надо перепрыгивать, чтобы не упасть, не споткнуться. Их не убирали. Потому что туда невозможно было подойти, всё это место простреливалось…

Отвели нас на исходную позицию. Накормили. Потом опять вернули на это помидорное поле. Залегли. Наступления не было. Не с кем было наступать – солдаты убиты. На следующую ночь новых людей привели, а нас во второй эшелон отправили. Здесь меня приспособили к пулемёту «Максим», – рассказывал мариуполец Николай Семёнович Киор, воспоминания которого записал местный краевед Сергей Давидович Буров.

По словам Николая Семёновича, река Молочная – неширокая, но очень быстрая и глубокая, переправлялись через неё ночью. А через несколько дней пришло подкрепление и пошли в атаку

«И у нас всё получилось. Немец, видимо, чтобы не попасть в ловушку, начал уходить со своих позиций. Мы заняли возвышенность, где немцы держали оборону, даже их траншеи второго эшелона. Окопались. Поставили пулемёт. И как только контратака – отбивались. Вскоре и меня ранило, легкая рана была. Пуля бок прицепила. А уже на Сиваше снаряд или мина разорвалась рядом и меня осколком так шарахнуло, что много месяцев в госпитале пришлось лечиться», – завершает свой рассказ Киор.

Фрагмент диорамы «Штурм линии Вотан на реке Молочной», Краеведческий музей Мелитополя

Не всем повезло переправиться через реку, в извещениях о смерти сотен мариупольцев написано: «Погиб. Место гибели – река Молочная». Точное число погибших в наступательной операции на реке Молочной, также как и количество мариупольцев, погибших там, до сих пор не известно. Многие сгинули бесследно: их просто не успели поставить на довольствие в воинских частях, их имена не значились в списках личного состава. Где они остались лежат, не знает никто.

Мало известно и о самой Мелитопольской наступательной операции, которую, безусловно, нельзя сравнить с крупными битвами Великой Отечественной, но упорные бои в течение месяца и освобождение Мелитополя заслуживают внимания. Между тем в этой военной операции ещё слишком много белых пятен.

По неподтверждённым данным, на реке Молочной погибло более 40% мобилизованных в сентябре 1943 года мариупольцев и жителей приазовских сёл.

«Правый берег реки Молочной крутой, обрывистый. Мы ездили на шестидесятилетие освобождения Мелитополя, и когда я смотрел на эти обрывы, на всё, где наши части стояли, я не мог сообразить, как мы могли на обрывы лезть. Немцы наверху, а мы внизу. Они нас забрасывали гранатами с деревянными ручками. И из окопов не выглядывали. А ещё кинжальный пулемётный огонь. Там погибло пол-Мариуполя. Потом вдруг пошли танки, полетели самолёты и нам уже почти делать было нечего», – рассказывает мариуполец Владимир Николаевич Биатов, участник тех тяжелейших боёв.

Мариупольцы и жители греческих посёлков и в боях на Молочной воевали вместе, и погибали вместе.

«Мы, мангушцы, были в одной роте – Иван Данилов, Александр Кукуц, Георгий Черкезов, Степан Черкезов, Володя Мурзов, Фёдор Котенджи, Михаил Назаренко, Филя Шостак – почти все там полегли. Кровь лилась рекой, были огромные потери среди солдат. После этого боя я возмужал, в душе что-то оборвалось, я стал бесстрашным, хотелось жестоко мстить врагу за погибших друзей и товарищей, которые только что были рядом», – вспоминает Иван Альянах из села Мангуш.

По его словам, река Молочная за месяц боёв превратилась в многокилометровую братскую могилу.

Но к 30 сентября удалось захватить казавшийся неприступным западный берег реки, который стал прекрасным плацдармом для наступления. Тем не менее ещё больше трёх недель велись ожесточённые бои, окрестные хутора и сёла по нескольку раз переходили «из рук в руки», считалось большой удачей продвинуться вперёд на километр.

А ещё через две недели боёв, 14 октября, было взято Запорожье, а 15 октября бои шли уже в самом Мелитополе – основном узле «линии Вотан». Лишь к вечеру 20 октября Красной армии удалось очистить центр Мелитополя от немцев. Бои шли за каждую улицу, за каждый дом, и только вечером 23 октября можно было с уверенностью сказать: Мелитополь взят! Неприступная «линия Вотан», которую строили два года, пала. И немалая заслуга в этом принадлежит сотням мариупольских ребят, добрая половина которых навсегда осталась лежать в степях Северного Приазовья.

Сегодняшние украинские «историки» очень уверенно рассказывают о том, что реку Молочную штурмовали исключительно штрафные роты, причём женские. Такое новое «прочтение» истории появилось совсем недавно, при этом «историков» нисколько не смущает, что ещё живы, пусть их осталось и немного, свидетели тех страшных боёв.

Мемориальный комплекс на реке Молочной. Источник – Inform.zp.ua

Открытый фестиваль «Молочная река» пройдет в Подмосковье 13 августа

09 авг. 2016 г., 15:15

Открытый фестиваль «Молочная река» пройдет в Рузе 13 августа, участниками форума станут более 70 сельхозпроизводителей и ремесленников, сообщает пресс-служба Министерства потребительского рынка и услуг Московской области.

Целью фестиваля является поддержка крестьянско-фермерских хозяйств – производителей молочной продукции, а также увеличения потребления натуральных продуктов и пропаганды правильного питания и здорового образа жизни, поясняется в материале.

«В рамках фестиваля будет организована ярмарка, участниками которой станут более 70 сельхозпроизводителей и ремесленников, – приводятся в сообщении слова министра потребительского рынка и услуг Московской области Владимира Посаженникова. – Не менее 20 крестьянско-фермерских хозяйств и уже известных производителей предложат гостям молочную продукцию, еще десять торговых точек на ярмарке – для пчеловодов, и не менее 50 торговых мест займут ремесленники и производители сувенирной продукции. Организаторы фестиваля обещают вручать бесплатную кружку молока каждому гостю».

Как отмечается в пресс-релизе, фестиваль – это не только выставка–продажа молочной и фермерской продукции, но также конкурсы и мастер-классы, интерактивные площадки, экскурсия и аттракционы, концертная площадка. На специально оборудованной территории фестиваля расположится настоящая ферма с коровами, овцами, козами, лошадьми.

Для желающих организуется экскурсия по окрестностям Рузского района с посещением одной из ферм агрохолдинга «Русское Молоко», посещением храма в Комлево, а также осмотром работ в полях, уточняется в материале.

Взрослые и дети смогут попробовать себя в умении доить корову, посоревноваться в скоростном сбивании масла традиционным способом, поучаствовать в различных конкурсах, научиться некоторым народным промыслам, попробовать мороженое, приготовленное из натуральных сливок, приобрести фермерскую продукцию, отдохнуть под выступления известных коллективов Московской Области и просто погулять, насладиться свежим воздухом одного из самых экологически чистых районов Подмосковья – Рузского Района, заключается в сообщении.

Фото: http://e-strannik.livejournal.com/170273.html

Источник: http://indubnacity.ru/novosti/obschestvo/otkrytyy-festival-molochnaya-reka-proydet-v-podmoskove-13-avgusta

Молочная река, кисельные берега

Привет! Сегодня я расскажу вам, как устроена жизнь на нашей станции, где живут зоологи, изучающие обезьян, которые, в свою очередь, живут в амазонских лесах. Вы узнаете, какого цвета вода в нашей речке, что мы едим и пьем, а также что делать, если в тропиках наступает засуха. Приготовьтесь, будет много подробностей.

Так выглядит наша станция

Наша станция стоит в дремучем тропическом лесу в верховьях Амазонки, примерно в 90 километрах от Икитоса. Стоит она там с 80-х годов и сейчас принадлежит Немецкому приматологическому центру (German Primate Center), который находится в городе Гёттинген. Этот старый университетский городок, между прочим, даже упоминается в Евгении Онегине: Владимир Ленский там был «с душою прямо геттингенской».

Сама станция почти нигде не упоминается, и даже среди местных о ней мало кто знает. Это потому, что она спрятана в лесу, в стороне от реки, на которой сосредоточена тут вся жизнь. Да и река эта не из больших: приток Амазонки второго порядка, Рио-Бланко (Rio Blanco). Так она называется потому, что несет белые воды. Это непрозрачные, цвета кофе с молоком, воды со взвесью твердых частиц. Откладываясь вдоль русла беловодной реки, эта взвесь дает плодородные почвы. Молочные реки, кисельные берега — это как раз про такие реки.

Большинство притоков Амазонки в ее верховьях — беловодные, потому что стекают с Анд и смывают с них то, что попадается на пути. Другой тип рек — черноводные. Это реки с прозрачной и чистой, но при этом темной, цвета чёрного чая или кофе, водой. Такой цвет получается оттого, что реки, протекая через болота и затопляемые леса, вымывают из гниющих растений красящие вещества таннины. Черные воды кислые и бедны минералами. Самая известная из черноводных рек — бразильская Риу-Негру. Сливаясь с беловодной Амазонкой в месте «встречи вод» (Encontro das Águas), черная вода Риу-Негро еще несколько километров течет бок о бок с белой амазонской водой и не смешивается с ней.

По нашей молочной реке мы подходим на моторке к маленькой пристани: деревянный настил и ступеньки в глинистом берегу. Поднявшись, с палящего солнца ныряем во влажный сумрак леса — как в жаркий день в деревне, когда с жары забегаешь в прохладную тень дома. Полчаса пути через лес — и мы на станции.

Станция устроена просто: жилой дом, кухня и библиотека. Все это, согласно традициям перуанской Амазонии, кое-как слеплено из дощечек и веревочек и держится на соплях. Стены сделаны из натянутой москитной сетки, которая, по замыслу строителей, должна защищать от комаров. Но поскольку строения более чем наполовину состоят из дыр, комары беспрепятственно заполняют собой все помещения. Поэтому спим мы в палатках, установленных прямо внутри дома. Можно спать и под москитной сеткой, но палатка еще дает личное пространство — а оно очень нужно, когда месяцами живешь с одними и теми же людьми в одном доме.

Главное на станции — это ручей, носящий то же имя, что и река: Quebrada Blanca (Белый ручей). Или, как ласково называют его местные, quebradita (ручеек). Наша кебрадита для нас все: и душ, и прачечная, и источник питьевой воды. В ручейке белое песчаное дно, а в прозрачной холодной воде плавают маленькие золотистые рыбки. Когда моешься, обливаясь из ковшика, часто выливаешь на себя пару рыбок.

Вообще, многое может случиться, пока принимаешь ванну с золотистыми рыбками. Днем иногда видишь обезьян: полные достоинства, молчаливо шествуют мимо мои родные медные прыгуны, или с шумом и визгами проносится толпа маленьких, вертких как ящерицы тамаринов. Душераздирающе вопят ары, пролетая высоко в небе. Печально свистят тинаму — далекие родственники страусов, толстые, похожие на куриц бескилевые птицы, которых легко услышать, но сложно увидеть.

А ночью, когда принимаешь душ с фонарем и к золотистым рыбкам присоединяются медлительные раки, мимо может пробежать, например, водяной опоссум. Этот изящный зверек мраморной окраски — единственное сумчатое млекопитающее, ведущее полуводный образ жизни. И одновременно единственное современное сумчатое, у которого сумка есть и у самок, и у самцов (вторым таким сумчатым был австралийский тилацин, или сумчатый волк, но его истребили). Эта сумка водонепроницаемая и может герметично закрываться. Во время плавания самки кладут туда детей, а самцы — мошонку. На ногах у водяного опоссума есть плавательные перепонки, ест он рыб и раков и, проходя, оставляет за собой сильный запах мускуса.

На станции нет ни интернета, ни мобильной связи (только спутниковый телефон на случай аппендицита или перелома обеих ног), ни, конечно, магазинов. Поэтому каждый месяц мы три недели проводим в лесу, а потом на неделю уезжаем в город: сообщить близким о том, что мы все еще живы, отмыться в настоящем душе без золотистых рыбок, отоспаться и купить еды. Возвращаясь на станцию, мы тащим с собой запас еды на три недели.

Наша еда — это в основном рис, плантаны — несладкие «овощные» бананы, бобы и маниока, или как ее называют здесь, юка (не путать с юккой из семейства агавовых). Маниока — (Manihot esculenta) — молочайное растение со съедобными корнеплодами, немного похожими по вкусу на картошку. Белому человеку маниока в основном известна благодаря bubble tea, чайному напитку с шариками из тапиоки — крахмала, который получают из маниоки.

Другая важная часть нашей диеты — аквариумные рыбки. Их ловят жители ближайшей деревни, которая расположена на другом берегу реки и состоит из четырех домов. Традиционно очень многих из амазонских рыб содержат в аквариумах: они яркие и красивые и могут жить в теплой и не слишком чистой воде.

Тут, на просторе, эти рыбы вырастают до куда больших размеров, чем в неволе. Например, карачама (Pseudorinelepis genibarbis) из семейства кольчужных сомов: закованный в шипастый панцирь сом, из которого получается вкуснейшая уха. Или красивый, с дымчатым рыжим глазком на боку, глазчатый астронотус (Astronotus ocellatus) из цихлидовых, akarawasu по-местному и «Оскар», или «павлиний глаз», по-аквариумному. И, конечно, пятнистая пиранья (Serrasalmus spilopleura), или palometa del rio — худосочная и не самая вкусная, но зато очень зубастая рыба.

Еще местные приносят нам пак. Это крупные грызуны со смешной круглой попой, которых тут стреляют дробью и потом жарят или варят прямо вместе с когтями. Если плохо рассчитать, сколько еды везти с собой, жареных и вареных пак приходится есть на завтрак, обед и ужин.

Но если при нехватке еды всегда можно съесть паку, от нехватки воды она не спасет. К великому моему удивлению, в июле нам пришлось уезжать со станции на пару дней раньше срока из-за засухи. Кто бы мог подумать, что в дождевом тропическом лесу бывают засухи! Оказалось, бывают, и нередко, каждые пару лет. Обычно в сухой сезон, который длится тут примерно с июня по ноябрь, дожди идут более-менее регулярно: пара сухих дней, пара дождливых. При этом местные дожди не моросят вяло и долго, как в более цивилизованных местах, а со всей решительностью извергаются плотным, как из душа, потоком. Через полминуты такого ливня промокаешь в самом буквальном смысле до нитки. Такие ливни наполняют реки, наш ручей с рыбками и наши огромные баки для дождевой воды, установленные под крышами каждого домика.

В июле ливней не было две недели. Вода в баках кончилась, ручей стал пересыхать, а опавшие листья, которые обычно плотным влажным ковром лежат в лесу, высохли и зашуршали под ногами. Нелепость ситуации была в том, что до реки от станции — меньше километра. Казалось бы, близко! Но недостаточно близко, чтобы каждый день таскать воду для готовки, мытья и прочего.

Проклиная таинственный замысел основателей станции (он, по-видимому, состоял в том, чтобы укрыться в глубине леса от местных жителей, которые постоянно снуют туда-сюда по реке), мы решили уносить ноги. Впрочем, и это оказалось непросто. В Рио-Бланко, и так-то неглубокой, уровень воды упал метра на полтора, и открывшееся русло оказалось завалено огромными упавшими стволами, кусками пальм и другим буреломом. Кое-как прорубая завалы мачете и отталкиваясь от дна веслами и ногами, мы все-таки дотащились до более крупной Рио-Тауайо (Rio Tahuayo), притока самой Амазонки. Надо ли говорить, что как только мы добрались до Амазонки, с неба жизнерадостным потоком хлынул дождь.

Амазонка в окрестностях Икитоса встретила нас удручающим зрелищем. Здесь вода упала метра на три, и обнажившиеся берега оказались покрыты толстым слоем мусора. Бесчисленные пакеты, бутылки, контейнеры, застрявшие в прибрежных кустах, отвратительный мусорный покров, под которым не видно земли. В Перу дела с переработкой мусора обстоят даже хуже, чем у нас в России, хотя, казалось бы, куда уж хуже. У нас его хотя бы иногда сжигают или закапывают, здесь же просто кидают в реку.

Такое огромное количество пластика, как сегодня, появилось в Перу позже, чем в западных странах. Традиционно тут все заворачивают в пальмовые листья — а ими можно хоть все вокруг закидать, через день все сожрут муравьи. Сегодня же, например, рыбу на рынке по-прежнему заворачивают в пальмовый лист — только сверху надевают еще два пакета. Люди по привычке продолжают кидать весь мусор в реку — только теперь муравьи его уже не сожрут. Потому что пластик — это, увы, навечно.

 

Так выглядит пойманный «павлиний глаз»

Мусор на берегу пересохшей Амазонки возле Икитоса

Мусор на берегу пересохшей Амазонки возле Икитоса

Медные прыгуны

Медный прыгун


Что может означать 100 миллионов долларов на ремонт инфраструктуры для проекта Milk River в Монтане

Ожидается, что двухпартийный Закон об инвестициях в инфраструктуру и рабочих местах, принятый Конгрессом ранее в этом году, направит миллиарды долларов на инфраструктурные проекты в Монтане.

В частности, один проект выиграет от вливания 100 миллионов долларов из-за некоторых тщательно продуманных формулировок, вставленных сенатором-демократом Джоном Тестером, одним из 10 сенаторов, разработавших закон.

Проект «Милк-Ривер» вдоль дороги Montana Hi-Line существует уже более 100 лет, и, по словам Тестера, он изношен уже около 40 лет. «, — сказал Тестер. «Не знаю, является ли проект Милк-Ривер единственным, который имеет право на это, но я надеюсь, что да».      

Проект Милк-Ривер отводит воду из реки Сент-Мэри в Милк-Ривер через отводную дамбу и ряд сифонов, капель и канала.Беря начало в резервации Блэкфут, река Милк течет на протяжении 729 миль в Канаду и вдоль горной дороги Монтана, где она обеспечивает водой муниципалитеты, племена и ирригаторов, а затем впадает в реку Миссури возле плотины Форт-Пек.

Тестер говорит, что пытался получить финансирование для проекта с тех пор, как почти двадцать лет назад работал в Законодательном собрании Монтаны.

Формулировка, которую он вставил в раздел о воде законопроекта об инфраструктуре, относится к проекту Милк-Ривер, не называя его на самом деле: строительство должно было начаться до 1915 года; он потерпел неудачу в течение последних 2 лет; и отказ должен был привести к невозможности доставки воды для орошения.

Карл Кристианс

/

Департамент природных ресурсов и охраны штата Монтана

Прошлой весной обрушился провал 5 в канале Сент-Мэри.

Проект «Милк-Ривер» был закрыт в прошлом году после обрушения «Капли 5» — бетонной конструкции, по которой вода перемещается по каналу из реки Сент-Мэри в реку Милк. Конструкция держала ирригаторы высокими и сухими в течение нескольких месяцев.

На первом месте в списке ремонтных работ находится отводная дамба и структура верхнего бьефа. Вот где вся эта вода начинает свое путешествие.

«Бывают годы, когда вклад реки Святой Марии в сток реки Милк может достигать 90%», — сказал Райан Ньюман, региональный менеджер Бюро мелиорации, которое владеет и управляет системой

. Ньюман говорит, что отводная дамба отчаянно нуждается в замене.

«Это напоминает мне машину с пробегом 300 000 миль, которая работает нормально, — сказал он, — но никогда не знаешь, когда какая-то ее часть выйдет из строя.»

«Никогда не знаешь, когда что-то выйдет из строя.»

Агентство уже приступило к сбору данных и проектированию новой плотины еще до того, как был подписан закон об инфраструктуре.

«Мы знали, что должны начать проектировать его, потому что пойти и построить объект и структуру такого рода — это не такая простая задача, как построить дом», — сказал Ньюман.

Процесс усложняют находящиеся под угрозой исчезновения бычьи форели, обитающие в реке Сент-Мэри.Ньюман говорит, что новая конструкция позволяет рыбе перемещаться вверх и вниз по реке, но не дает ей попасть в канал.

Весь проект от проектирования до строительства может израсходовать все 100 миллионов долларов, включенные в счет за инфраструктуру. И все это безвозмездно, что важно для тех, кто зависит от Milk River. Обычно пользователи несут ответственность за 75 процентов стоимости ремонта, подобного этому.

Дженнифер Патрик — руководитель проекта Milk River и Объединенного контрольного совета, пользователей системы.Обычно они несут ответственность за 75 процентов стоимости ремонта, подобного этому.

«Проект не подлежит возмещению на 100%, — сказала Дженнифер Патрик, руководитель проекта Milk River и Объединенного контрольного совета, представляющего пользователей системы. «Итак, ирригаторы, бенефициары, поселки, города, все… доли затрат нет».

Ньюман говорит, что Бюро мелиорации рассчитывает завершить проектные работы в этом финансовом году, заключить контракт в 2023 году и начать строительство в следующем году.

Тем временем агентство и пользователи будут продолжать превентивные меры, чтобы вода из реки Сент-Мэри не поступала в реку Милк, а также в общины, которые от нее зависят.

Есть молоко?! Благодаря трансграничной координации вода снова попадает в реку Милк

Между равнинами и холмами «Штата сокровищ» Монтаны и провинции «Дикая роза» Альберты проходит река Св.Мэри и Молочные реки. Эти воды были переплетены с тех пор, как водная инфраструктура была построена в начале 1900-х годов и управлялась в соответствии с Договором о пограничных водах 1909 года. В любой данный год вода, отводимая из реки Святой Марии в реку Милк, обеспечивает реку Милк 60-100% ее стока. Эти воды обеспечивают питьевой водой и орошением чуть более 2700 жителей, орошая 1500 га (3600 акров) в США и 3300 га (8000 акров) в Канаде, обычно перемещая чуть более 310 000 кубических декаметров (250 000 акров футов) воды. Патерсон, 2016].Сколько это воды? Около 8 000 ротонд Капитолия в Вашингтоне или около 125 000 бассейнов олимпийского размера!

Однако 17 мая 2020 года усугубило горести года, когда часть этой инфраструктуры вышла из строя, разорвав связь между двумя реками и сократив подачу воды в города, поселки, коренные народы и сельское хозяйство в обеих странах. Эта часть, известная как Drop 5, является последней в серии из пяти капель, которые помогают перемещать воду вниз на 60 метров (200 футов) по высоте, когда она идет к реке Милк, при этом также уменьшая энергию текущей воды.

Обязательства по обе стороны границы и на всех уровнях власти помогли обеспечить эффективную реконструкцию, несмотря на пандемию во всем мире. Строительные материалы из Альберты смогли попасть на строительную площадку через специальный пограничный переход благодаря координации между федеральными правительствами США и Канады. Меры предосторожности и многолетнее сотрудничество способствовали этим действиям, не останавливая строительство. В целом эти усилия сократили время, необходимое для перевозки каждого груза, что также значительно сократило как время, так и затраты.

Спустя почти пять месяцев 8 октября вода снова потекла. Благодаря партнерским отношениям и приверженности решению проблем эта история является лишь одним из многих успешных, давних совместных проектов между Канадой и США

Сопутствующие товары

 

Самый быстрый словарь в мире | Vocabulary.com

  • Милк-Ривер река, которая берет начало в Скалистых горах на северо-западе Монтаны и течет на восток, чтобы стать притоком реки Миссури

  • погонщик мулов Рабочий, управляющий мулами

  • Река Волхов река на северо-западе России, впадающая в основном на север в Ладожское озеро

  • Волга река Российская река

  • Река Могавк река в центре Нью-Йорка, которая течет на юго-восток к реке Гудзон

  • сваебой машина, забивающая сваи в землю

  • Река Нил самая длинная река в мире

  • Река Аллегейни река, которая берет начало в Пенсильвании и течет на север в Нью-Йорк, а затем обратно на юг через Пенсильванию снова впадает в реку Мононгахела в Питтсбурге, которая является началом реки Огайо

  • Река Хила река, которая берет начало в западной части Нью-Мексико и течет на запад через южную Аризону, чтобы стать притоком реки Колорадо

  • Река Томбигби река, которая берет свое начало на северо-востоке Миссисипи и течет на юг через западную Алабаму, впадает в реку Алабама и образует реку Мобил

  • Хуанхэ — крупная река Азии на севере Китая

  • колосовая выпь

  • хакер тот, кто зарабатывает на жизнь водителем такси

  • водитель танка солдат, управляющий танком

  • сухое молоко сухое молоко

  • халтурщик Тот, кто зарабатывает на жизнь водителем такси

  • Река Неккар река в Германии

  • Река Клинч река, которая берет свое начало в юго-западной Вирджинии и течет в основном на юго-запад через восточную часть Теннесси в реку Теннесси

  • Река Нигер Африканская река; впадает в Южную Атлантику

  • Река Салмон, приток реки Снейк в Айдахо

  • Охота на Милк-Ривер в Монтане переоценена, пока не переоценена

    Несмотря на то, что я живу вдоль реки Милк в восточной Монтане, а может быть, потому, что на протяжении десятилетий я чувствовал, что его репутация места для больших денег была незаслуженной.

    Эта репутация была инициирована и увековечена людьми из Realtree, компании по производству камуфляжа из Джорджии, которые 25 лет назад поняли, что у Milk River есть все необходимое для телевидения. Его белохвосты были в изобилии, доступны и имели приличные рога, но в основном они следовали сценическим указаниям лучше, чем большинство дневных рейтингов с карточкой Гильдии киноактеров.

    Белохвостки Молочной реки вылетают из спальных мест в топольных галереях и заросших полях на орошаемые участки люцерны ранним вечером, почти по сигналу.Эта тенденция позволяет охотникам спать, добираться до деревьев или наземных жалюзи в середине дня и перехватывать оленей как раз в тот момент, когда закат в прериях освещает большое небо восточной Монтаны.

    Другими словами, их привычки созданы для телевидения, и в течение двух десятилетий телешоу Realtree Outdoors сезон за сезоном давали зрителям белохвостов Милк-Ривер в руках Билла Джордана, Дэвида Блэнтона, Майкла Уодделла и других ведущих. Попутно Милк-Ривер стала синонимом больших денег, даже редкий олень попал в категорию «чудовище» или «гигант» — два термина, довольно свободно используемые телевизионными охотниками.Но легионы поклонников Realtree спустились к реке, ожидая увидеть Booner за каждым паршивым тополем.

    Охота на оленей в молочной реке Монтаны

    Для тех из нас, кто жил рядом с Милком и охотился на него, наградой стало «гигантское» количество белохвостов, не обязательно трофейных оленей. При хороших условиях — то есть в мягкую зиму и лето, заканчивающееся ранними заморозками — орошаемая пойма и связанный с ней покров становятся фабрикой по производству оленей, а на некоторых полях от 100 до 200 белохвостов могут кормиться под открытым небом в разрешенные часы отстрела.В некоторые годы для фермеров и владельцев ранчо слишком много оленей, и Montana Fish, Wildlife & Parks выдает либеральные разрешения на безрогие олени. В один год у меня было шесть разрешений на охоту на оленей, и я заполнил их все в сезон стрельбы из лука и ружья. В следующем году каждый охотник мог купить до 10 поздних разрешений на охоту на оленей, и мы с моим другом Марком убили 20 оленей за один долгий и холодный январский день. Некоторые из «безрогих» белохвостов, которых мы пометили, были быками, сбросившими рога.

    Два фактора, которые ограничивают численность оленей, — это суровые зимы (нередко здесь в течение нескольких недель подряд можно увидеть температуру ниже 30 градусов, сезон, с которым команда Realtree, кажется, никогда не сталкивалась), и ЭГБ, геморрагическая болезнь, распространяемая мокрецами.ЭГД проходит через Молочную реку, как лесной пожар в засушливые годы с поздними заморозками; в 2012 году мы потеряли 95 процентов наших оленей за две недели. Мое поле люцерны выглядело как поле битвы Гражданской войны, и единственное, что оставалось делать, это тащить в реку обожженные солнцем трупы и надеяться, что анемичное течение унесет их.

    Самцы Милк-Ривер, как правило, со светлыми рогами, с длинными пальцами, но короткими основными лучами. Но каждые несколько лет появляется большой олень, похожий на саскачеванского белохвоста, с тяжелыми лучами и темными, шоколадного цвета зубцами.Я ищу именно такого оленя каждый год, обычно начиная с сезона лука и несколько раз в сезон ружья. Но я любитель оленей-мулов, и я лучше буду бродить по глинобитным холмам и отдаленным стокам над Милком в поисках мулея-мулея, чем сидеть в поле и дожидаться белохвоста.

    Это мой способ охоты на белохвостов, кстати, с земли. Ветер здесь является таким фактором, который может измениться за одну ночь, поэтому подвесные стенды могут быть пустой тратой времени. В основном, однако, мне нравится пробираться через садовую траву и ясеневые рощи, чтобы оказаться в пределах досягаемости осторожного белохвоста.Но столько ночей, сколько я ждал за эти годы, ни один олень высшего класса так и не появился. До этого года.

    EHD и засуха в Монтане

    Последние два года на Западе было очень сухо, но мало где было суше, чем на моей родине, в северо-восточной Монтане. Прошлой зимой у нас был только один измеримый снегопад, а весенних осадков не было. Вообще. Урожаи пшеницы у фермеров съежились на полях, и если бы не неделя дождливой погоды в августе, большая часть наших пастбищных угодий сгорела бы под дуновением паяльной лампы.

    Озеленение в августе спасло и наших оленей. Но они были сосредоточены вокруг любой доступной воды, поэтому, когда прибыла ЭГД, она убила дюжину белохвостов. Я нашел 11 мертвых оленей на своей территории в первые выходные сезона фазанов, большинство из них — самцы. Несколько оленей-мулов погибли, но основная смертность пришлась на белохвостых. FWP сократил количество безрогих разрешений в моем регионе на 2000, и я закрыл свою собственность для охоты на оленей.

    Молодой олень, скончавшийся от EHD. Эндрю МакКин

    У нас слишком много оленей-мулов для условий пастбища, поэтому я сосредоточился на заполнении тегов оленей-мулов и поиске крупного самца-мули.Скорее из любопытства, чем намеренно, я сидел на нашем поле на Милк-Ривер однажды вечером в конце октября, вскоре после того, как сильный мороз убил мошек, переносящих ЭГД, и был приятно удивлен количеством белохвостов, которых я увидел. Несколько десятков оленей и пара молодых оленей.

    Поэтому, когда моя 17-летняя дочь сказала, что через неделю пойдет сидеть на том же поле, я сказал ей, чтобы она не торопилась нажимать на курок. Вы никогда не знаете, что может появиться на открытом воздухе в последние несколько минут легального света.

    Вот текст, который Айрис прислала мне в тот вечер: «Черт возьми. Здесь очень хороший олень, пытался подкрасться к краю поля, но в последнюю минуту обыграл их [ sic ]. Хотя я положил глаз на этого — очень хороший олень».

    Настоящим свидетельством качества оленя было то, что она предпочитала охоту на оленей всему, кроме школьных занятий и бега, и пару недель назад, когда я охотился на лося в разломах реки Миссури, она прокралась на окраину нашего поля люцерны. Она увидела, как три хороших оленя кормятся на лесном участке, и, как она рассказала мне позже, выбрала того, который предложил ей лучший шанс.Это красивый взрослый белохвост с сумасшедшим пальчатым рогом и откидным зубцом от основного луча. Примечательно, что все это она делала впервые, от определения захода на дистанцию ​​стрельбы до выстрела и полевой заправки. Я приехал как раз вовремя, чтобы помочь погрузить оленя в ее пикап.

    Айрис и ее олень из Милк-Ривер. Эндрю Маккин

    Возможность последнего света

    Айрис сообщила о двух деталях, которые привлекли мое внимание. Во-первых, она насчитала в полевых условиях более 50 самок и годовалых, что означало хорошую выживаемость от ЭГБ.Во-вторых, она сказала, что другие олени были такого же размера, как тот, которого она убила.

    Следующей ночью я был на краю поля, осматривая подзорную трубу и бинокль. Мое внимание привлек тяжелый четырехочковый, и я уговаривал себя выстрелить в него, когда увидел движение в лесу позади него. Это был совсем другой класс оленей. Высокий и широкий, с торчащими вверх орехово-коричневыми точками, он ни разу не выстрелил в меня и даже не взглянул на меня, пока темнота не закрыла мой выход.

    Следующей ночью я увидел его во всей красе и решил, что это олень на мой сезон, а может и на многие сезоны.На вид у него было пять граней по бокам, но его высота и ширина были далеко не нормальными для Милк-Ривер, а еще у него были респектабельные надбровные дуги, редкость для местной популяции оленей. Он был слишком далеко для этического выстрела, но чем больше я наблюдал за ним, тем больше он преследовал меня каждый раз, когда я не мог за ним наблюдать.

    Это включало поездку за город, чтобы посмотреть, как Ирис проводит региональные соревнования по пересеченной местности и совершает поездку по колледжам. Дело в том, что Milk River имеет широкий доступ через государственную программу управления блоками.И многие землевладельцы разрешают охотиться с разрешения, в том числе и я. Забрел бы этот олень к соседям? Может ли кто-нибудь пронюхать об этом «чудовище» и пересечь наш забор? Мои худшие опасения оправдались по возвращении. Пока меня не было, на наши поля въехал нарушитель.

    В ту ночь я снова сидел в поле и видел четырех взрослых оленей, но не «одного». Следующей ночью мой друг Брукс Хансен должен был приехать со мной на охоту, и я не был уверен, что у меня будет еще один шанс.

    Брукс интересовался оленем-мулом, но сколько бы оленей мы ни оценивали, мы не могли найти того, кто выглядел бы как зрелый самец, вероятно, потому, что засуха подавила рост рогов. Так что я отвел Брукса к люцерне, рассказав ему все о большом олене. Мы ждали два часа, пока из леса выползла тьма. Когда мы уже собирались уходить, я мельком увидел оленя, который гнался за ланью. Слишком далеко и темно для выстрела, мое сердце тем не менее забилось. Он был еще жив!

    То же самое и следующей ночью, и следующей.Он появился как раз в конце света, но далеко. Он когда-нибудь поскользнется?

    Бедный Брукс. Он стал не столько моим гостем, сколько моим заложником, так как я сказал ему, что хотел бы попробовать этот большой доллар, если у нас будет шанс. Ночь за ночью он ждал, пока я зарублю свою метку, пока он видел много баксов, которых, по его словам, он был бы рад убить. Он не хотел рисковать и взрывать поле на случай, если «мой» олень окажется в пути.

    Авторский бакс загружен в пикап. Эндрю МакКин

    Наконец, предпоследней ночью охоты Брукса, мы подошли к полю, чтобы приспособиться к северо-западному ветру, и втиснулись в заросли красной ивы. Самец за самцом выползали из леса, и, наконец, я заметил большого мальчика, уткнувшегося носом в землю и преследующего лань. Будь он проклят, если эта лань не вытащила его на всеобщее обозрение. Я был готов, моя винтовка на спартанском упоре для стрельбы на треноге. Я слегка отодвинулся, чтобы убедиться, что не собираюсь стрелять в ствол ивы, в то время как Брукс шепнул оленю дистанцию: «276.255. 244. 232».

    Я подождал, пока он остановится, и выстрелил на 236 ярдов. Я стрелял из .280 Ackley Improved, и 155-грановому Federal Trophy Copper, казалось, потребовалась целая минута, чтобы пересечь поле, но гидравлический «туууумп» пули, вошедшей в контакт, подтвердил попадание. Самец развернулся и побежал обратно к дереву. Он преодолел 50 ярдов, прежде чем упал замертво.

    Пуля Federal Terminal Ascent, извлеченная из оленя автора. Эндрю Маккин

    Олень на всю жизнь

    За эти годы я убил много белохвостов на этом поле — десятки самок и пару оленей среднего размера, — но ничего подобного этому оленю.Его зубцы. Его расколотые брови. Его острые лезвия.

    Наконец-то разрешилась ситуация с заложниками. Отправится ли Брукс в горы в последний раз искать оленя-мула? На самом деле да. Все утро он осматривал оленей, чтобы не возвращаться к люцерне Милк-Ривер. Он не смог его найти, поэтому в его последнюю ночь мы пробрались вдоль берега реки. Он видел двух белохвостых, которые его заинтересовали, одного высокого и другого широкого.

    Широкий олень толкнул лань сразу после захода солнца, и Брукс ждал, чтобы заключить сделку.Пока мы разбирали его в полевых условиях, Брукс сказал мне, что быть моим заложником не так уж и плохо. Кроме того, по его словам, у него было признание.

    Брукс Хансен с оленем, добытым в последний день охоты. Эндрю МакКин

    Он сделал что-то невероятное в гостевой комнате? Он разбил еще один стакан? Получил ли он разрешение охотиться на поле соседа?

    «Пока ты сегодня работал, я пробрался и заработал тебе доллар», — сказал он мне немного робко. Я сказал Бруксу, что никогда не забивал животных, не потому, что я против этой идеи, а в основном потому, что мне все равно.

    «Ему 169 лет, и это было очень консервативно с измерениями», — сказал он мне. Я был тайно взволнован. Мой лучший белохвост — убитый на ферме моей семьи в Миссури в тот год, когда мы ее продали, — вероятно, относится к классу 180, поэтому убийство оленя почти такого же размера на моей земле вдоль реки Милк привело меня в восторг. Это заставило меня почувствовать — хотя бы на мгновение — что, возможно, репутация Молочной реки, в конце концов, заслуженно заслужена.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.