- Разное

Лопатинский фосфоритный рудник как добраться: Лопатинский рудник и белая гора в Воскресенске

Содержание

Лопатинский рудник и белая гора в Воскресенске

Лопатинский фосфоритный рудник — под этим названием сейчас в интернете часто объединяют заброшенный отвал фосфогипса, расположенный в Воскресенске и заброшенные рудники ЗАО «Кварцит», расположенные в нескольких километрах от города. Несмотря на то, что на самом деле эти два места очень сильно различаются.

Лопатинский рудник

Для того, чтобы избежать путаницы, мы будем дальше называть фосфогипсовые отвалы в самом Воскресенске — Белой горой, а песчаные карьеры ЗАО «Кварцит», расположенные километрах в 15 от города — Лопатинским рудником.

Если честно, в жизни и карьер, и отвал фосфогипса смотрятся гораздо менее впечатляюще чем на фотографиях. Но если вы оказались рядом, можно заехать и посмотреть.

Лопатинский фосфоритный рудник это большой песчаный карьер с такой же огромной перерабатывающей техникой. Огромная старая заброшенная машина и ржавая железная дорога придают пейзажам оттенок постапокалиптичности.

В принципе, больше смотреть здесь не на что, вокруг только песок, сосенки и елочки.

Железная дорога

По состоянию на лето 2014г. на карьере опять ведутся работы. По железке катаются поезда, по дороге — грузовики, поэтому ходить нужно осторожно. Но пока пройти и посмотреть на технику можно без проблем, никакой охраны нет.

Координаты:

Фосфогипсовый террикон у Воскресенска:
55.324073, 38.748286

КПП рудника ЗАО «Кварцит»:
55.268056, 38.816111

Cам песчаный карьер и техника:
55.267323, 38.849433

Как добраться до лопатинского рудника?

Шлагбаум на въезде

До карьеров можно добраться только на автомобиле или пешком. Сначала нужно доехать до фосфогипсоого отвала (см. выше) по дороге Егорьевск-Воскресенск. В конце д. Хорлово повернуть налево на Елкино. В Елкино сначала по главной до Т-образного перекрестка. На нем повернуть налево, затем первый поворот направо через речку.

Ехать по грунтовке до пруда с левой стороны, напротив него повернуть направо (есть 2 дороги, которые дальше сливаются в одну). Доезжаем до Ж/Д, едем вдоль нее до поворота налево. Оказываемся у КПП.

До самого карьера и техники можно дойти пешком (около 1,5 км), либо если совсем не жалко машину — можно доехать. Вам нужен поворот налево (55.270772,38.813424) метров за 150 до КПП. Дорога там чуть хуже, чем отвратительная, подвеску можно угробить. По этой дороге двигаетесь до первого поворота направо, проезжаете еще метров 100 — и вы на территории рудника.

Белая гора в Воскресенске

Белая гора

Белая гора расположена на окраине Воскресенска, доехать до нее гораздо проще, но, судя по висящим табличкам посторонним находиться на объекте запрещено. Охраны особо не видно, но по некоторым данным, более близкое знакомство с отвалами может закончиться в Воскресенском отделении милиции.

Гору можно рассмотреть поближе со стороны дачных участков, но если хочется действительно красивых пейзажей нужно идти по дороге до вершины, а для этого либо договариваться с охраной (что может и не получиться), либо лезть на гору со стороны СНТ, рискуя быть замеченным той самой охраной.

Как добраться до белой горы в Воскресенске?

На автомобиле: От Воскресенска: с Новорязанского ш. поворачиваем по бетонке на Воскресенск. По ул. Горького, Менделеева и Октябрьской едем все время по главной до перекрестка с Советской. Поворачиваем налево и едем через Ж/Д пути. Дальше опять по главной (Федотовская, Лопатинская) до пересечения с Рудничной. По ней налево, затем 2 поворот направо на шоссе Егорьевск-Воскресенск. После Ж/Д нужно повернуть налево и ехать вдоль белой горы до первого поворота направо к СНТ. Здесь можно посмотреть на отвалы поближе.

Лопатинские карьеры

Сокращения: ТШ – в направлении Трофимово – Шиферная; ШТ – в направлении Шиферная – Трофимово. Фото Ольги Семенковой, Алины Токмашевой, Александра Тониса. На маршруте очень много перекрестков и развилок дорог. В легенде даны только основные – те, которые необходимы для навигации по маршруту. На остальных перекрестках и развилках следует двигаться прямо, придерживаясь основной дороги.

0км (TROFIMOVO). Южный (дальний от Москвы) конец пл. Трофимово, восточная сторона (платформа от Москвы). ТШ: Начало маршрута и маркировки. Выйдя из первого вагона (если ехать от Москвы), сойдите с платформы и, не переходя пути, идите по тропинке вдоль них дальше от Москвы, на юг. Будьте осторожны: поезд по ближайшему к вам пути приближается сзади (левостороннее движение!). ШТ: Конец маршрута. Электричка на Москву останавливается у левой платформы (левостороннее движение!).

0.2км. ТШ: Перед мостом через р. Натынка, у километрового столба “84” тропа отходит от путей налево и спускается вниз, к речке. ШТ: Тропа поднимается на ж/д насыпь и идет вдоль путей.

0.25км. ТШ справа/ШТ слева от тропы – труба, из которой бьет вверх вода. Вода не питьевая – выкачивается из р. Натынка. Рядом табличка с информацией о маршруте. И Т-образный перекресток: ТШ направо/ШТ налево уходит дорога. Нам прямо.

Дорога идет по красивому полю с лесополосами, за которыми прячутся канавы. Обходя эти канавы, наш маршрут выписывает S-образную змейку.

0.5км (X01). Т-образная развилка. ТШ: Нам направо, а не прямо. ШТ: Справа приходит дорога. Нам налево.

2км (X02). ТШ: Поляна справа от дороги. В конце ее – развилка: справа приходит дорога. Нам налево. ШТ:

Поляна. При выходе на нее – развилка: левее уходит дорога. Нам направо.

2.2км. Дорога пересекает болото. В этом месте на дороге большая лужа.

2.7км. На дороге большая лужа. Обход осложнен бревнами в траве.

3.8км (X03). Т-образный перекресток. ТШ: Лесная дорога выходит на улучшенную грунтовую дорогу в месте ее поворота. Нам прямо по ней. ШТ: Главная дорога поворачивает направо. Нам прямо, по лесной дороге.

4.3км (X04). Перекресток. ТШ: Наша дорога пересекает асфальт и, становясь асфальтовой, уходит в сторону дер. Щербово. А нам сразу после перекрестка надо направо, по лесной дороге. ШТ: Лесная дорога выходит на асфальт. Нам по нему налево, до перекрестка и дальше по улучшенной грунтовке.

4.5км. Т-образный перекресток. На юг (ТШ направо/ШТ налево) уходит дорога, выводящая на асфальт. Нам прямо. Севернее (ТШ слева/ШТ справа) небольшое озерцо.

4.8км (X05). ТШ: Выход дороги на Щербовское поле. Нам направо. Ближайшие 800 метров будем идти вдоль границы леса. ШТ: Налево в лес уходит дорога, приходящая из дер. Щербово. Нам по ней налево.

5.05км (X06). Развилка. ТШ: Справа из леса приходит разъезженная дорога. Нам по ней дальше вдоль границы леса. ШТ: Дорога поворачивает налево, в лес. Нам дальше вдоль границы леса, по более слабой колее.

5.45км (X07). Развилка. ТШ: Слева, из дер. Щербово приходит дорога. Нам по ней дальше вдоль границы леса.

ШТ: Прямо дорога уходит в Щербово. Нам налево, дальше вдоль границы леса.

5.6км (X08). Развилка. ТШ: Направо, в лес уходит дорога. Нам по ней. ШТ: Выход дороги на Щербовское поле.

Нам налево. Ближайшие 800 метров будем идти вдоль границы леса.

6.45-6.65км. Большая красивая поляна. Местами дорога заболочена.

7.8-7.95км (ZAV-X – ZAV-Y). Суровые завалы поперек дороги – последствия ураганов. Препятствие осложнено большими лужами и болотом. Есть надежда, что проход будет расчищен.

8.45км. Пересечение с ЛЭП. ТШ: Отсюда 0.75 км по прямой до другого пересечения маршрута с этой ЛЭП, до которого по маршруту идти без малого 3 км. Но срезать по ЛЭП не рекомендуем: дороги там нет, есть препятствия в виде травы, кустов и болот. А также нет оборудованного перехода шоссе А-108.

Дорога на этом участке приятная, идет по хорошему сосновому лесу. Правда, ближе к выходу на Усадищевское поле дорога сильно разбита лесовозами.

9.15км (X09). ТШ: Выход дороги на поле, развилка. Прямо дорога идет в Усадище. Нам направо, параллельно границе леса. Начинается большое поле – более 4 км, до самых Лопатинских карьеров. ШТ: Справа, из Усадища приходит наезженная дорога. Нам по ней налево, в лес. Далее лес с небольшими перерывами продолжается почти до пл. Трофимово.

9.4-9.7км. Трудный участок: колея в высокой траве, встречаются крапива и заболоченные участки.

9.73-9.87км. Пересечение шоссе А-108. Настоятельно рекомендуем не нарушать ПДД и перейти А-108 по пешеходному переходу. Это точка A108, в 60м к северо-востоку от выхода маршрута с обеих сторон к шоссе. Там же автобусная остановка “Берендино, трасса”, откуда можно уехать на автобусе в Воскресенск. Или приехать сюда из Воскресенска, если хочется исключить из маршрута трудный участок 1. ТШ: В точке X10 выход полевой колеи на асфальт (заезд в Усадище), почти к А-108. Нам направо, через А-108 и дальше на юго-восток. ШТ: После перехода А-108 отходим от него по асфальту в сторону Усадища и почти сразу (X10) сворачиваем налево, на небольшую дорожку.

10.4км (X11). Развилка. ТШ: Прямо колея уходит к железной дороге и дальше в Берендино. Нам же надо

направо. ШТ: Справа приходит колея. Нам налево, вдоль ЛЭП.

11.05км (REST1). К западу от дороги – небольшой островок соснового леса, пострадавший от низового пожара. Хорошее место для обеда: много дров, рядом в канаве есть вода, а в 100-150 м в сторону железной дороги – хороший ручей.

11.2км (ZD1). Пересечение с железной дорогой – под мостом, вместе с ручьем. При должной сноровке можно перейти, не замочив ног. В ручье можно набрать воды для обеда или ночевки. ТШ: Далее надо повернуть направо, вдоль ж/д, а вскоре (X12) – налево.

12.7км. С поля открывается вид на Белую гору (BEL-GORA).

13.1-13.3км (X13-X14). Участок по слабой колее в поле между шоссе и границей леса. Маркировка турами-треногами. Дополнительные ориентиры: ТШ – идти в угол поля; ШТ – идти на две трубы – внезапный кусок индустриального пейзажа среди большого поля.

Точка X14 – граница между большим полем и фосфоритными карьерами.

14.4км (X15). Т-образный перекресток. ТШ: повернуть направо; ШТ: повернуть налево.

14.6км (ELBRUS). Гора “Эльбрус” – высокий двуглавый песчаный бугор посреди открытой равнины и озер. Несколько лет назад он действительно был похож на Эльбрус, но сейчас кусок горы срыли, и вершина видна как двуглавая только с юго-восточной стороны. В обрыве поселились ласточки. Торопитесь посмотреть на это чудо – того и гляди, совсем сроют!

На вершину можно залезть. Наиболее пологий подъем – с северо-запада, по краю обрыва. Сверху открывается завораживающий вид на окрестные озера.

15.95км (REST2). ТШ справа/ШТ слева – стоянка со столом на берегу небольшого озера. Место отдыха. Песчаная дорога вьется по сосновым посадкам среди озер, иногда пересекая протоки между ними, подтапливающие дорогу.

17.5км (X16). Отсюда на 500м к востоку – сложный перекресток большого количества дорог в поле. Надо придерживаться приблизительного генерального направления восток-запад (по магнитному компасу, т.е. плюс 10 градусов восточного склонения), поперек ЛЭП. Ну и следить за флажками из красного скотча на ветках.

19.4км (REST3). ТШ слева/ШТ справа – пляж на берегу озера. Место отдыха и купания.

20км (X17-X18). Крутой ТШ спуск/ШТ подъем по склону между двумя плоскими равнинами. Будьте внимательны, и в X17, и в X18 – очень резкие повороты, больше 90 градусов.

20.4км. ТШ слева/ШТ справа – свежий карьер с крутыми, местами почти отвесными песчаными стенами.

20.8км (X19). ТШ: Сход с дороги направо по слабозаметной тропе. ШТ: Тропа выходит на хорошую дорогу. Нам по ней налево.

20.95км (ZD2). Пересекаем однопутную железную дорогу. Здесь со ст. Рудниковская курсирует несколько электричек в день между Егорьевском и Воскресенском, в основном в выходные дни.

21.05км (X20). ТШ: Входим в пос. Фосфоритный и продолжаем движение на юг по улице, которая вскоре

поворачивает налево (хочется срезать петлю трека и пройти прямо, но нельзя: путь преграждает частное владение), а в точке X21 снова направо. ШТ: Выходим из Фосфоритного по тропе – продолжению повернувшей направо улицы.

21.65км (X22). ТШ: Улица выходит на шоссе Егорьевск – Воскресенск. Надо пересечь его по пешеходному переходу, расположенному правее (ZEBRA+BUS), и продолжить по той стороне движение по тропе вдоль шоссе на запад. Здесь же и автобусная остановка “Стадион”, с которой можно быстро уехать в Воскресенск или Егорьевск. ШТ: Пересекаем шоссе по пешеходному переходу (ZEBRA+BUS) и почти сразу сворачиваем с шоссе налево. Дальше в точке X21 снова поворачиваем налево, а потом вместе с улицей направо.

21.8км (STELA). Стела, посвященная добыче фосфоритов. С другой стороны – стадион.

21.95-22.05км (X23-X24). Налево по улице поселка и при первой возможности снова направо, на тропу.

22.25км (X25). ТШ: Тропа вливается в дорогу. Нам дальше по ней. ШТ: Свернуть левее, по тропе.

22.6км (RODNIK1). К юго-востоку от дороги (ТШ слева/ШТ справа) родник. Место отдыха и набора воды. Там же озеро в старом карьере, заросшее ряской.

22.75км (X26). Сложный перекресток пяти дорог. Нам ТШ налево/ШТ направо.

Дорога идет по сосновому лесу на возвышенности, затем спускается в долину Медведки (ТШ).

23.45км (X27). Т-образный перекресток. Нам ТШ направо/ШТ налево. Рядом забавный бугор.

23.9км (MEDVEDKA). Старый мостик через р. Медведка. Бревна скользкие!

До и после мостика тропа идет в высокой траве и местами заболочена.

24.6км (RODNIK2). ТШ слева/ШТ справа от тропы – родник в овраге. Рядом уютное место для ночевки.

24.65км (X28). Т-образный перекресток на небольшой поляне. ТШ: Тропа выходит на дорогу. Нам по ней направо. ШТ: От дороги налево уходит слабозаметная заросшая тропа. Нам по ней.

24.95км (X29). Развилка дорог. ТШ: Справа сзади приходит дорога. Нам прямо. ШТ: Основная дорога уходит правее. Нам по левой дороге.

25.4км (REST4). ТШ налево/ШТ направо назад отходит дорога к северной оконечности озера “Байкал”. Там есть хорошее место для отдыха и ночевки.

26.35-28км (X30-X35). На этом участке маршрут проложен углами по дорогам в сосновых посадках. Правые и левые повороты чередуются.

28км (X35). Поворот к месту отдыха и купания на берегу “Байкала”. Есть стол.

28.05-28.1км (X36-X37). Направо и сразу налево.

28.1км-29.4км (X37-X40). Прямая просека по плавным сосновым холмам. В точках X38 и X39 – пересечения с дорогами под острым углом. Сосны растут стройными рядами. Осенью там очень много маслят. Хотя стоит ли собирать их, выросших на обогащенной фосфатами почве, – вопрос.

29.4км (X40). Развилка дороги и просеки под острым углом. ТШ: Нам дальше по дороге. ШТ: Нам левее, по просеке.

29.6км (X41). Развилка. Надо держаться ТШ левее/ШТ правее.

29.85км (X42). Развилка. Надо держаться ТШ правее/ШТ левее.

29.95км (GORN-OZERO). Дорога поднимается на вершину холма (с восточной стороны – сквозь выемку). В 50 метрах к югу – прекрасное место отдыха: поляна с видом на горное озеро, блестящее внизу.

30.35км (CAR). Забавный артефакт: ржавый сожженный автомобиль на просеке.

30.95км (X43). Развилка. Надо держаться ТШ правее/ШТ левее. Песчаная дорога все идет через ровные ряды сосновых посадок. Ее регулярно пересекают другие такие же дороги – просеки в посадках.

32.15км (X44). Перекресток, на котором надо повернуть ТШнаправо/ШТ налево.

32.6км (PERESHEEK). Перешеек между озерами – ворота фосфоритных карьеров. Здесь граница между ними и лесом у Шиферной. На озерах можно купаться. Много мест для отдыха и ночевки.

33.25км (RUCH). Тропа пересекает ручей в овраге. Здесь можно набрать воды, если ручей не пересох.

33.25-34.95км (RUCH-X45). Тропа идет по прямой просеке, пересекая в точке ZD3 (34.7км) местную ж/д ветку. На тропе встречаются заболоченные места, а после сильных осадков, судя по рассказам, некоторые участки могут быть даже подтоплены.

34.95км (X45). Развилка. Основная, она же маркированная тропа ТШ уходит с просеки налево/ШТ приходит на просеку справа.

35.45-36.65км. Маршрут проходит по хорошей грунтовой дороге.

36.45км (X46). Развилка на границе микрорайона “Коммуна”. ТШ: Входим в поселок. ШТ: Входим в лес.

36.65-37.05км. Маршрут проходит по улице поселка.

37.05км (X47). Надо пересечь под острым углом улицу и двигаться дальше вперед.

37.07-37.2км (X47-X48). Маршрут проходит по тропе, срезающей угол между улицами.

37.2-37.35км (X48-X49). Идем по улице параллельно железной дороге. В точке X49 – табличка с информацией о маршруте и ТШ начало/ШТ конец маркировки.

37.4км (SHIFERN). Южный (дальний от Москвы) конец пл. Шиферная, восточная сторона (платформа от Москвы). ТШ: Конец маршрута. Касса на островной платформе (на Москву), магазин есть в 200 м от противоположного конца платформы. ШТ: Начало маршрута. Выйдя из первого вагона (если ехать от Москвы), сойдите с платформы, перейдите, если надо, на левую сторону (если Шиферная – не конечная остановка для электрички, то переходить не надо) и выйдите по тропинке на улицу поселка. Будьте осторожны: на ж/д левостороннее движение!

Рассказ о поездке на Лопатинский рудник


90 фотографий и слайдов, 18 мегабайт

Информационная справка
Несколько сот милиионов лет назад на месте нынешней Московской области простиралось море, в котором среди прочей живности обитали хищные рептилии и причудливо скрученные в раковины аммониты. Те времена давно прошли, о них напоминают лишь меловые отложения, которые выходят на поверхность недалеко от Москвы, создавая удобные условия для добычи фосфоритов.

Лопатинский рудник является частью Егорьевского фосфоритного месторождения. Месторождение открыли в двадцатых годах прошлого века (в то время велась активная разведка), и уже в 1932 году началась добыча. Уникальность заложения заключалась в мягкости пород и поверхностном типе заложения, которое не требовало рытья шахт, однако обуславливало применение специальной техники для добычи — циклопических размеров многоковшовых экскаваторов («абзетцеров»).


находки Лопатинского рудника — фото сайта ammonit.ru

Абзетцеров бывает великое множество — выбор той или иной модификации диктуется условиями добычи. В Егорьевском месторождении использовали три вида и если вы родились не в шахтерском городке, сейчас вам станет интересно.

Первый вид абзетцеров двигался на гусеницах. Представьте себе махину высотой с добротный трехэтажный дом, которая движется подобно танку. Впечатляет? Второй вид был еще круче — это был пятиэтажный дом, достигавший в длину 150 метров, двигавшийся по рельсам, и вдобавок снабженный путепередвигателем для самостоятельного передвижения рельс. Третий вид был поскромнее — 6-7 метров в высоту (чаще всего это так называемый «драглайн» — однковшовый экскаватор), но этот малый был снабжен шагающим ходом.

Посмотреть на всю эту невероятную технику — было первой причиной за которой мы собрались на Лопатинский рудник.

Вторая причина заключалась в уникальном ландшафте тех мест. Тут стоит сказать несколько слов о том, как происходит добыча фосфоритов многоковшовыми экскаваторами. Карьер рудника это длинная (от 0,5 до 5 км) глубокая ступенчатая траншея, по одной из ступеней которой движется абзетцер (либо гусеничным ходом, либо проложены рельсы). Параллельно ему проложен второй ряд рельсов — по ним движется вагонеточный состав. «Многоковшовым» абзетцер называют по той причине, что в своем составе он имеет многоковшовую ленту, которая вскрывает относительно мягкую породу и по длинной стреле (до 70 метров) сбрасывает их в вагонетки состава.


фото с сайта dustyroads.narod.ru

Достигнув конца траншеи, абзетцер вместе с рельсами переходит на параллельную сторону карьера и добыча начинается с начала. В результате такой разработки получались длинные параллельные трашеи, шириной от 50 до 100 метров, глубиной до 50 метров и протяженностью до 5 километров. После выработки, карьер затапливали, а его берега засаживали параллельными рядами сосен. Иногда карьеры засыпали, образуя обширные песчаные поля, которые также засаживались ровными рядами сосен.

Можете себе представить насколько невероятный ландшафт сформировался за 70 с лишним лет добычи? — Десятки глубоких параллельных друг другу вытянутых озер с кристалльно чистой водой, ровные ряды высоких сосен, и все это, если взглянуть на спутниковую карту, расположено в невероятном геометрическом рисунке! Все это делает Егорьевское местопрождение одним из самых интересных и необычных мест в Подмосковье.

Сегодня Лопатинский рудник по большей части заброшен. Многие старые карьеры засыпаны, или затоплены. Техника брошена, заржавела и большей частью разобрана и вывезена. Фосфориты в основном добывались для нужд сельского хозяйства, и с развалом СССР данный вид удобрений оказался невостребованным по причине повсеместной стагнации посевных работ. Семь из восьми карьеров закрылись, последний оставшийся сегодня используется для добычи песка и тоже уже находится за гранью вымирания.

Наши приключения
Уже не вспомню как родилась идея побывать на Лопатинском руднике. Я и о месте-то таком не слыхивал. Но помню, что когда впервые увидел фотографии гигантских стальных рудодобывающих монстров в справочнике достопримечательностей Подмосковья, загорелся все это увидеть своими глазами.

Идея несколько месяцев то возникала на повестке, то забывалась, ждали подходящей погоды. И вот такой день настал. Светило яркое солнце, воздух прогрелся настолько, что можно было купаться. Календарь показывал 8 мая, шел 2010-й год.

Как обычно, никаких особых предварительных приготовлений — посмотрели карты, наметили маршрут, забросили в машину фототехнику и направились в сторону Воскресенска. Собралось нас трое — Макс, Маша и я. В тот день ранним утром я купил новый широкоугольный объектив — Tokina 11-16 f/2.8, лучшего случая обстрелять технику было и не придумать.

Было не до конца понятно как пробиваться на территорию карьера, поэтому всю дорогу пока Макс крутил баранку я с телефона гуглил карты. Решено было добраться до Воскресенска, въехать в город, проследовать до его южной окончености и попробовать попасть на территорию заброшенных карьеров через микрорайон «Южная часть» и деревню «Новоселки». Дорогу до места назначения частично опущу — ничего интересного )

Воскресенск оказался очень нестандартным городом, что и обусловило некоторые сложности при возвращении обратно (указатели на Москву отсутствуют как вид). Воскресенск расположен на реке Москве, в 80 км к юго-востоку от столицы. Город имеет сложную планировочную структуру, состоящую из шести обособленных жилых образований, разделённых промышленно-складскими зонами, транспортными трубопроводами и притоками Москвы-реки. Промышленных образований не просто много, а невероятного много, весь город буквально напичкан химическими заводами.

Проезжаем город, минуем последний железнодорожный переезд и…

…поскребывая днищем машины по колдобинам и почти «на брюхе», мы выбираемся на широкую карьерную дорогу, по которой время от времени проносятся МАЗы, и делаем нашу первую остановку.

Обратите внимание, на спутниковом снимке рядом с местом остановки располагается ряд небольших параллельных друг другу «надрезов», как будто кто-то царапнул когтистой лапой. Это небольшой затопленный карьер.

День стоял погожий и жаркий, поэтому местные дачники вовсю там купались. Мы же с интересом знакомились с первым карьерным представителем. На снимке ниже — вышеупомянутый карьер.

Заполненные водой траншеи перемежаются горками высотой 3-4 метра.

Их облюбовали большущие муравьи, превратив в гигантские муравейники. Мы эту фишку сразу не просекли, поэтому через какое-то время каждый на своей штанине наблюдал от полусотни очень шустрых и больших особей. Это были зверские твари, стоило на несколько секунд замереть, и они уже лезли по тебе, как Суворовцы на штурм Измаила.

Надо ли говорить, что дороги были отвратительные?

Куда дальше ехать мы не знали, однако бегло осмотрев местность приняли, как впоследствии оказалось, правильное решение и двинулись по раскатанной карьерной дороге на север. Такой роскошной спутниковой навигации с красными стрелками, как у вас сейчас, у нас не было ) Вскоре состоялась вторая остановка у непонятного скопления техники и людей, которое оказалось КПП, мы встали на стоянку, как позже выяснилось — уже до самого вечера.

Первое, что встречает тебя на кпп — запчасти. Чем-то напоминает черепа на входе в пещеру людоеда.

А это уже характерный карьерный ландшафт — песок, невысокая поросль и следы больших грузовиков на широких дорогах. Деревья вырастают на местах, где раньше стояла техника, или на засыпанных местах выработки.

Начало затопленного карьера протяженностью несколько километров. Его хорошо видно на спутниковой карте — длинная прямая линия.

Собственно, мы достигли финальной точки маршрута. Где-то совсем рядом должны были стоять гигансткие монстроподобные абзетцеры:

Однако нас ждало разочарование. Вместо абзетцеров мы обнаружили следы выемки грунта…

…и следы когда-то здесь стоявших гигантов.

Позже в сети я прочитал, что их распилили и отправили в утиль.

Вот так выглядели эти «последние из магикан» (сходство пейзажа на фото легко угадывается несмотря на разницу во времени года):


Фото позаимствовано с сайта odintsovo.info

Делать было нечего, своей цели мы не достигли. Однако судя по карте, в нескольких километрах пути должен был быть большой действующий карьер. Сохранялась небольшая надежда, что там найдется что-то интересное.

Вот так мы шли.

А вот так вязли в с виду безобидной почве. Затрудняюсь сказать почему я был в тот день в замшевых туфлях.

Параллельно дороге были проложены ржавые металлические рельсы. Раньше по ним ходил вагонеточный состав, доставляя руду из действующего карьера к КПП. На спутниковых снимках даже видно сам движущийся состав. Ландашафт тех мест во-истину уникальный! Мелкая поросль и песок сменяются мощными лесами.

Встречаются болота.

По ходу пути в дороге зияла вот такая дыра. Внутри крылось более двух метров пустоты, из которой начинала выбиваться самая настоящая ель! Очень занятно. Если не знать — можно здорово «попасть».

Забегая вперед, скажу, что абзетцер мы все таки нашли. Он сохранился в последнем действующем карьере и по слухам скоро также канет в лету.

По мере пути лес заканчивался и уступал место карьеру.

Дорога очень хактерно перекрывала рельсы, вагонеточный состав, видимо, давно не на ходу.

И тут из-за угла показались абзетцеры. Зрелище завораживало! Ведь мы до последнего не знали, уцелел ли последний абзетцер, или тоже пошел под нож (ключ, тесак, пилу — по выбору).
Оцените кривизну и разброс рельс. Говорят, состав с выработкой часто переворачивался в пути.

Еще несколько техногенных кадров для создания настроения окрестных мест.

Везде под ногами был тонкий слой рассыпчатого песка. От подошв оставались вот такие харктерные следы.

И перед нами раскинулся карьер..

Довольные лица:

Панорамный взгляд на карьер.

По дну ручья бежала самая настоящая пересыхающая речка.

По моей просьбе Маша позировала.

Макс в кадре для оценки размера карьеров.

Немного местной растительности.

В момент публикации этого отчета вновь и вновь листал карточки, пытаясь сократить их количество, и понимал, что не могу.

Вид был настолько сюррелиастичным, казалось это не карьер, а фантастический фильм со вставками марсианских пейзажей.

По ощущениям, раньше воды здесь было куда больше, но потом он высохла под лучами солнца, и образовала на поверхности песка тонкую корочку. Остаки воды, струясь изо дня в день, выточили себе русло в песчаных берегах. Наступаешь, и ноги с хрустом постепенно уходят в песок.

Цвет песка и глины поминутно менялся — от белого и желтого, до красного и черного.

Попадались и совсем неожиданные формы.

Многоковшовый цепной экскаватор Takraf Ers 710 — последний в радиусе 300км от Москвы зверь такого масштаба.

Вскрытая повсеместно вокруг глина имеет невероятно яркий окрас, что обуславливает цвет окружающих вод.

Takraf Ers 710 опирается на землю восемью гусеницами — каждая высотой в человеческий рост, а внутренняя часть это несколько этажей внушительных механизмов и опоясывающих коридоров.

Одноковшовый драглайн. Использовался для подъема песка из карьера. Объем ковша — 11 кубов.

Подойти к стальным монстрам оказалось не так-то просто. Между ними и нами легла затопленная водой траншея, простиравшаяся вправо на несколько колиметров. Пришлось спускаться в ближайший изолированный от трашеи карьер и переправляться через более скромную речку.

Вокруг были разбросаны коряги, поэтому переправа казалась не очень трудной задачей.

Многокилометровая траншея — результат прохода абзетцера.

Этот ковш размером с кузов грузовика.

Закидывался он вот такой стрелой. Похоже на спининг.

Большая игрушка, да? У меня в детстве была такая, я рулил добычей песка в песочнице. С тех пор осталась нереализованная мечта — «мама, купи черпалку!».

В Лопатинском руднике все признаки гигантомании. Чувствуешь себя на порядок ниже и вообще меньше.

В основе драглайна можно увидеть большой круг.

Это гигантский подшипник. Он управляет двумя плавникообразными ногами,пользуясь которыми этот кран шагает.

А вот и ноги.

Еще одна!

Рядом с драглайном стоит уже знакомый абзетцер.

Питается он от вот такого трансформатора. Трансформатор жужжал, а в абзетцере сидел сторож. Так что техника действующая, пытаться ее «угнать» бесполезно — через час она еще будет в пределах видимости 🙂

Стрела снабжена отдельной кабиной. Впечатляет, да? Как большой космический корабль из сериала «Вавилон-5», или как кухонный комбайн — все в одном. Кому что ближе.

«Не стой под стрелой!»

Панорама из трех кадров. Целиком с близкого расстояния он никак в кадр не влезает.

А это домик станционного смотрителя сторожа. «По моим мозгам» — как говорят пантийские греки — довольно мило.

Вот такой вот он — абзетцер.

Если почитать другие отчеты о Лопатинском руднике в Интернете, больше чем в половине будет написано «абзатцер». Кто-то пошутил — остальные списали. Слово произошло от немецкого «absetzen» — отодвигать.

Управляют агрегатом два оператора: один контролирует добычу породы (основной командный пункт), а второй — ее отгрузку в железнодорожный состав (кабина на стреле).

Ж/д пути из-за постоянного движения техники по карьеру приходилось часто передвигать, для чего поблизости дежурил собственный рельсоукладчик.

Фото с обложки.

На фото Макс демонстирует всепроникаемость местного песка.
Он еще не видит какое чудище приближается к нему за спиной (шутка).

Надеюсь, я не очень вас утомил своим рассказаом и обилием карточек. Я честно пытался сократить их количество — с 300 до 78.
При подготовке статьи использованы материалы Википедии, Большой Советской Энциклопедии, инженерных справочников, а также статей и очерков сети Интернет.


фоткал меня Макс

Бонус
Напоследок, бонус для самых внимательных читателей.

Видеоролик в ускоренном режиме демонстирует проходит абзетцера через ж/д пути. Позволяет оценить циклопичность и неповоротливость, а также противоугонные свойства абзетцера.

Шагающий экскаватор в Воскресенске покидает Подмосковье

На обрыве Лопатинского фосфоритного рудника между Воскресенском и Егорьевском вот уже два года без дела стоит железный монстр — экскаватор Takraf. Туристы из Подмосковья и других регионов России и даже иностранные гости преодолевают сотни километров, чтобы своими глазами увидеть единственную на постсоветском пространстве машину подобного типа. Но скоро этот гигант сменит прописку и покинет Московскую область.

Лопатинский карьер находится неподалёку от посёлка Фосфоритный, стихийно созданного в начале 30-х годов прошлого века, когда в местных лесах обнаружили ценнейшую фосфоритную руду. Но уже в начале 90-х спрос на продукцию сократился, а местные карьеры приспособили под добычу кварцевого песка. Два года назад остановились и эти работы. Экскаваторный парк разобрали на металлолом, оставив только две машины, которые своими размерами и внеземной архитектурой притягивают путешественников со всей страны.

Сделанный еще в ГДР многоковшовый цепной экскаватор Takraf похож на боевой крейсер, севший на мель среди подмосковных песчаных пейзажей. Но море давно ушло, экипаж незамедлительно покинул судно, а корабль до сих пор так и стоит на рейде.

Если подать напряжение, машина высотой с пятиэтажный дом хоть сейчас ринется в бой. Скорость громадины на гусеницах не впечатляет (500 м в час), но эту медлительность можно простить из-за достойной выработки — 1000 кубометров в час. В карьере были проложены рельсы, по которым шёл вагонеточный состав. Ковш экскаватора погружался на 5–6 м в землю, и руда или песок, проходя по длинной стреле, попадали в вагоны состава. Дойдя до конца траншеи, экскаватор вместе с рельсами начинал возделывать другой участок, и работа продолжалась снова. После выработки карьер затапливали водой, а на его берегах высаживали хвойные деревья.

Рядом с немецкой техникой стоит его советский брат — шагающий экскаватор. В его основании огромный подшипник, а вместо гусениц у него «лапы», при помощи которых он передвигается. Отечественная машина уступает по производительности своему соседу из ГДР, но размер и конструкция обоих гигантов впечатляют.

Шагающие экскаваторы Takraf – последние из могикан, таких больше не делают: дорого, да и сегодня в них нет особой нужды. Скоро два лопатинских гиганта исчезнут с этой земли.

«Машины проданы другой компании, — сказал гендиректор АО «Кварцит» Владимир Кучеренко. — Их демонтируют и отправят за границу, которой, надеюсь, принесут большую пользу».

Лопатинские карьеры. Лопатинский фосфоритный рудник Подробное описание маршрута

Информационная справка
Несколько сот милиионов лет назад на месте нынешней Московской области простиралось море, в котором среди прочей живности обитали хищные рептилии и причудливо скрученные в раковины аммониты. Те времена давно прошли, о них напоминают лишь меловые отложения, которые выходят на поверхность недалеко от Москвы, создавая удобные условия для добычи фосфоритов.

Лопатинский рудник является частью Егорьевского фосфоритного месторождения. Месторождение открыли в двадцатых годах прошлого века (в то время велась активная разведка), и уже в 1932 году началась добыча. Уникальность заложения заключалась в мягкости пород и поверхностном типе заложения, которое не требовало рытья шахт, однако обуславливало применение специальной техники для добычи — циклопических размеров многоковшовых экскаваторов («абзетцеров»).

находки Лопатинского рудника — фото сайта ammonit.ru

Абзетцеров бывает великое множество — выбор той или иной модификации диктуется условиями добычи. В Егорьевском месторождении использовали три вида и если вы родились не в шахтерском городке, сейчас вам станет интересно.

Первый вид абзетцеров двигался на гусеницах. Представьте себе махину высотой с добротный трехэтажный дом, которая движется подобно танку. Впечатляет? Второй вид был еще круче — это был пятиэтажный дом, достигавший в длину 150 метров, двигавшийся по рельсам, и вдобавок снабженный путепередвигателем для самостоятельного передвижения рельс. Третий вид был поскромнее — 6-7 метров в высоту (чаще всего это так называемый «драглайн» — однковшовый экскаватор), но этот малый был снабжен шагающим ходом.

Посмотреть на всю эту невероятную технику — было первой причиной за которой мы собрались на Лопатинский рудник.

Вторая причина заключалась в уникальном ландшафте тех мест. Тут стоит сказать несколько слов о том, как происходит добыча фосфоритов многоковшовыми экскаваторами. Карьер рудника это длинная (от 0,5 до 5 км) глубокая ступенчатая траншея, по одной из ступеней которой движется абзетцер (либо гусеничным ходом, либо проложены рельсы). Параллельно ему проложен второй ряд рельсов — по ним движется вагонеточный состав. «Многоковшовым» абзетцер называют по той причине, что в своем составе он имеет многоковшовую ленту, которая вскрывает относительно мягкую породу и по длинной стреле (до 70 метров) сбрасывает их в вагонетки состава.

фото с сайта dustyroads.narod.ru

Достигнув конца траншеи, абзетцер вместе с рельсами переходит на параллельную сторону карьера и добыча начинается с начала. В результате такой разработки получались длинные параллельные трашеи, шириной от 50 до 100 метров, глубиной до 50 метров и протяженностью до 5 километров. После выработки, карьер затапливали, а его берега засаживали параллельными рядами сосен. Иногда карьеры засыпали, образуя обширные песчаные поля, которые также засаживались ровными рядами сосен.

Можете себе представить насколько невероятный ландшафт сформировался за 70 с лишним лет добычи? — Десятки глубоких параллельных друг другу вытянутых озер с кристалльно чистой водой, ровные ряды высоких сосен, и все это, если взглянуть на спутниковую карту, расположено в невероятном геометрическом рисунке! Все это делает Егорьевское местопрождение одним из самых интересных и необычных мест в Подмосковье.

Сегодня Лопатинский рудник по большей части заброшен. Многие старые карьеры засыпаны, или затоплены. Техника брошена, заржавела и большей частью разобрана и вывезена. Фосфориты в основном добывались для нужд сельского хозяйства, и с развалом СССР данный вид удобрений оказался невостребованным по причине повсеместной стагнации посевных работ. Семь из восьми карьеров закрылись, последний оставшийся сегодня используется для добычи песка и тоже уже находится за гранью вымирания.

Наши приключения
Уже не вспомню как родилась идея побывать на Лопатинском руднике. Я и о месте-то таком не слыхивал. Но помню, что когда впервые увидел фотографии гигантских стальных рудодобывающих монстров в справочнике достопримечательностей Подмосковья, загорелся все это увидеть своими глазами.

Идея несколько месяцев то возникала на повестке, то забывалась, ждали подходящей погоды. И вот такой день настал. Светило яркое солнце, воздух прогрелся настолько, что можно было купаться. Календарь показывал 8 мая, шел 2010-й год.

Как обычно, никаких особых предварительных приготовлений — посмотрели карты, наметили маршрут, забросили в машину фототехнику и направились в сторону Воскресенска. Собралось нас трое — Макс, Маша и я. В тот день ранним утром я купил новый широкоугольный объектив — Tokina 11-16 f/2.8, лучшего случая обстрелять технику было и не придумать.

Было не до конца понятно как пробиваться на территорию карьера, поэтому всю дорогу пока Макс крутил баранку я с телефона гуглил карты. Решено было добраться до Воскресенска, въехать в город, проследовать до его южной окончености и попробовать попасть на территорию заброшенных карьеров через микрорайон «Южная часть» и деревню «Новоселки». Дорогу до места назначения частично опущу — ничего интересного)

Воскресенск оказался очень нестандартным городом, что и обусловило некоторые сложности при возвращении обратно (указатели на Москву отсутствуют как вид). Воскресенск расположен на реке Москве, в 80 км к юго-востоку от столицы. Город имеет сложную планировочную структуру, состоящую из шести обособленных жилых образований, разделённых промышленно-складскими зонами, транспортными трубопроводами и притоками Москвы-реки. Промышленных образований не просто много, а невероятного много, весь город буквально напичкан химическими заводами.

Проезжаем город, минуем последний железнодорожный переезд и…

Поскребывая днищем машины по колдобинам и почти «на брюхе», мы выбираемся на широкую карьерную дорогу, по которой время от времени проносятся МАЗы, и делаем нашу первую остановку.

Обратите внимание, на спутниковом снимке рядом с местом остановки располагается ряд небольших параллельных друг другу «надрезов», как будто кто-то царапнул когтистой лапой. Это небольшой затопленный карьер.

День стоял погожий и жаркий, поэтому местные дачники вовсю там купались. Мы же с интересом знакомились с первым карьерным представителем. На снимке ниже — вышеупомянутый карьер.

Заполненные водой траншеи перемежаются горками высотой 3-4 метра.

Их облюбовали большущие муравьи, превратив в гигантские муравейники. Мы эту фишку сразу не просекли, поэтому через какое-то время каждый на своей штанине наблюдал от полусотни очень шустрых и больших особей. Это были зверские твари, стоило на несколько секунд замереть, и они уже лезли по тебе, как Суворовцы на штурм Измаила.

Надо ли говорить, что дороги были отвратительные?

Куда дальше ехать мы не знали, однако бегло осмотрев местность приняли, как впоследствии оказалось, правильное решение и двинулись по раскатанной карьерной дороге на север. Такой роскошной спутниковой навигации с красными стрелками, как у вас сейчас, у нас не было) Вскоре состоялась вторая остановка у непонятного скопления техники и людей, которое оказалось КПП, мы встали на стоянку, как позже выяснилось — уже до самого вечера.

Первое, что встречает тебя на кпп — запчасти. Чем-то напоминает черепа на входе в пещеру людоеда.

А это уже характерный карьерный ландшафт — песок, невысокая поросль и следы больших грузовиков на широких дорогах. Деревья вырастают на местах, где раньше стояла техника, или на засыпанных местах выработки.

Начало затопленного карьера протяженностью несколько километров. Его хорошо видно на спутниковой карте — длинная прямая линия.

Собственно, мы достигли финальной точки маршрута. Где-то совсем рядом должны были стоять гигансткие монстроподобные абзетцеры:

Однако нас ждало разочарование. Вместо абзетцеров мы обнаружили следы выемки грунта…

И следы когда-то здесь стоявших гигантов.

Позже в сети я прочитал, что их распилили и отправили в утиль.

Вот так выглядели эти «последние из магикан» (сходство пейзажа на фото легко угадывается несмотря на разницу во времени года):

Фото позаимствовано с сайта odintsovo.info

Делать было нечего, своей цели мы не достигли. Однако судя по карте, в нескольких километрах пути должен был быть большой действующий карьер. Сохранялась небольшая надежда, что там найдется что-то интересное.

Вот так мы шли.

А вот так вязли в с виду безобидной почве. Затрудняюсь сказать почему я был в тот день в замшевых туфлях.

Параллельно дороге были проложены ржавые металлические рельсы. Раньше по ним ходил вагонеточный состав, доставляя руду из действующего карьера к КПП. На спутниковых снимках даже видно сам движущийся состав. Ландашафт тех мест во-истину уникальный! Мелкая поросль и песок сменяются мощными лесами.

Встречаются болота.

По ходу пути в дороге зияла вот такая дыра. Внутри крылось более двух метров пустоты, из которой начинала выбиваться самая настоящая ель! Очень занятно. Если не знать — можно здорово «попасть».

Забегая вперед, скажу, что абзетцер мы все таки нашли. Он сохранился в последнем действующем карьере и по слухам скоро также канет в лету.

По мере пути лес заканчивался и уступал место карьеру.

Дорога очень хактерно перекрывала рельсы, вагонеточный состав, видимо, давно не на ходу.

И тут из-за угла показались абзетцеры. Зрелище завораживало! Ведь мы до последнего не знали, уцелел ли последний абзетцер, или тоже пошел под нож (ключ, тесак, пилу — по выбору).
Оцените кривизну и разброс рельс. Говорят, состав с выработкой часто переворачивался в пути.

Еще несколько техногенных кадров для создания настроения окрестных мест.

Везде под ногами был тонкий слой рассыпчатого песка. От подошв оставались вот такие харктерные следы.

И перед нами раскинулся карьер..

Довольные лица:

Панорамный взгляд на карьер.

По дну ручья бежала самая настоящая пересыхающая речка.

По моей просьбе Маша позировала.

Макс в кадре для оценки размера карьеров.

Немного местной растительности.

В момент публикации этого отчета вновь и вновь листал карточки, пытаясь сократить их количество, и понимал, что не могу.

Вид был настолько сюррелиастичным, казалось это не карьер, а фантастический фильм со вставками марсианских пейзажей.

По ощущениям, раньше воды здесь было куда больше, но потом он высохла под лучами солнца, и образовала на поверхности песка тонкую корочку. Остаки воды, струясь изо дня в день, выточили себе русло в песчаных берегах. Наступаешь, и ноги с хрустом постепенно уходят в песок.

Цвет песка и глины поминутно менялся — от белого и желтого, до красного и черного.

Попадались и совсем неожиданные формы.

Многоковшовый цепной экскаватор Takraf Ers 710 — последний в радиусе 300км от Москвы зверь такого масштаба.

Вскрытая повсеместно вокруг глина имеет невероятно яркий окрас, что обуславливает цвет окружающих вод.

Takraf Ers 710 опирается на землю восемью гусеницами — каждая высотой в человеческий рост, а внутренняя часть это несколько этажей внушительных механизмов и опоясывающих коридоров.

Одноковшовый драглайн. Использовался для подъема песка из карьера. Объем ковша — 11 кубов.

Подойти к стальным монстрам оказалось не так-то просто. Между ними и нами легла затопленная водой траншея, простиравшаяся вправо на несколько колиметров. Пришлось спускаться в ближайший изолированный от трашеи карьер и переправляться через более скромную речку.

Вокруг были разбросаны коряги, поэтому переправа казалась не очень трудной задачей.

Многокилометровая траншея — результат прохода абзетцера.

Этот ковш размером с кузов грузовика.

Закидывался он вот такой стрелой. Похоже на спининг.

Большая игрушка, да? У меня в детстве была такая, я рулил добычей песка в песочнице. С тех пор осталась нереализованная мечта — «мама, купи черпалку!».

В Лопатинском руднике все признаки гигантомании. Чувствуешь себя на порядок ниже и вообще меньше.

В основе драглайна можно увидеть большой круг.

Это гигантский подшипник. Он управляет двумя плавникообразными ногами,пользуясь которыми этот кран шагает.

А вот и ноги.

Еще одна!

Рядом с драглайном стоит уже знакомый абзетцер.

Питается он от вот такого трансформатора. Трансформатор жужжал, а в абзетцере сидел сторож. Так что техника действующая, пытаться ее «угнать» бесполезно — через час она еще будет в пределах видимости:)

Стрела снабжена отдельной кабиной. Впечатляет, да? Как большой космический корабль из сериала «Вавилон-5», или как кухонный комбайн — все в одном. Кому что ближе.

«Не стой под стрелой!»

Панорама из трех кадров. Целиком с близкого расстояния он никак в кадр не влезает.

А это домик станционного смотрителя сторожа. «По моим мозгам» — как говорят пантийские греки — довольно мило.

Вот такой вот он — абзетцер.

Управляют агрегатом два оператора: один контролирует добычу породы (основной командный пункт), а второй — ее отгрузку в железнодорожный состав (кабина на стреле).

Ж/д пути из-за постоянного движения техники по карьеру приходилось часто передвигать, для чего поблизости дежурил собственный рельсоукладчик.

Фото с обложки.

На фото Макс демонстирует всепроникаемость местного песка.
Он еще не видит какое чудище приближается к нему за спиной (шутка).

Надеюсь, я не очень вас утомил своим рассказаом и обилием карточек. Я честно пытался сократить их количество — с 300 до 78.
При подготовке статьи использованы материалы Википедии, Большой Советской Энциклопедии, инженерных справочников, а также статей и очерков сети Интернет.

фоткал меня Макс

Бонус
Напоследок, бонус для самых внимательных читателей.

Видеоролик в ускоренном режиме демонстирует проходит абзетцера через ж/д пути. Позволяет оценить циклопичность и неповоротливость, а также противоугонные свойства абзетцера.

Лопатинский (также Воскресенский или Егорьевский) рудник расположен к востоку от Воскресенска, он занимает весьма обширную территорию, хотя большая её часть — старые выработки, на которых теперь расположились дачные конгломераты и посёлки коттеджей. По состоянию на сентябрь 2016 года разработки ведутся только на одном участке бывшего добывающего гиганта — участке №12. Здесь сохранилось два последних экскаватора — шагающий одноковшовый и многоковшовый (абзетцер). Но и эта условная добыча снимает лишь верхний слой песков для использования в качестве строительного материала.

Дорога к участку №12


Фосфориты являются важными химическими соединениями для сельского хозяйства, так как без фосфорсодержащих соединений практически нереально вырастить разумный урожай любой сельскохозяйственной культуры. Разработки в Лопатинском руднике начались в 1930-е годы, их размах обуславливался возможностью интенсивной открытой добычи. В середине 1990-х вся техника рудников пошла под резаки на металлолом, добыча фактически остановилась. По рассказам пенсионеров был разрезан и один новый абзетцер, даже не смонтированный. Так ли это — можно, наверное, выяснить, но недосуг. И без того ясно, что перспективы оставшихся «динозавров» весьма нерадостны — рудник живёт одним днём, не надеясь на какое-либо развитие.


Передвижная железная дорога, связывающая участок с основными ветками железнодорожных путей



Путешествие на Лопатинский рудник интересно по нескольким причинам. Во-первых, на месте выработок, засаженных сосновыми лесами, сложился уникальный чистый микроклимат, в лесах просто приятно погулять. Во-вторых, в результате послойного снятия и перевалки грунта на равнинных участках разработок образовались диковинные, почти «инопланетные» ландшафты, и для фотографов, любящих небанальные съёмки здесь настоящее раздолье. В-третьих, увидеть работающий многоковшовый экскаватор достаточно любопытно даже для людей, несведуших в технике. Мощная машина, хотя и походит на декорацию к антиутопическому и постапокалиптическому кино, ещё способна на слаженную и грандиозную работу. А в-четвёртых, где ещё найти место для медитаций в духе «Сталкера»?

Поездка на Лопатинский рудник полезна и школьникам — для их понимания, что такое большие машины, и так ли всё просто в их создании и работе, как об этом пишут в учебниках.


Ровная песчаная дорога — результат работы шагающего экскаватора, снявшего верхний слой грунта



Дно вырытых каналов заполняется водой, красный цвет которой — показатель высокого содержания соединений железа.



Здесь прошли большие машины. Некогда в фантастике были популярны сюжеты о переделке иных планет, так называемом терраформировании. А далеко летать не надо — все давно реализовано на родной планете.


Железная дорога — стопроцентно железная в таком исполнении. Рельсы прочно крепятся к железным шпалам — а сами шпалы могут перемещаться в перпендикулярном рельсам направлении. Дорогу можно перекладывать, немного изгибать и подстраивать под нужды рудника.


Островок бело-серого песка — это и есть фосфоритосодержащая порода. Опасения некоторых экскурсантов относительно безопасности лопатинских песков лишены какого бы то ни было основания. Фосфоритные пески — естественное, природное образование, с ними можно играть, в них можно закапываться, от них нет испарений, выделений и всех тех страшилок, которыми любят морочить людям головы иные невежественные экологи.


Но внешний вид озерца на дне карьера может, конечно, вызывать чувство инстинктивной тревоги.






Разработка ведётся изогнутыми полосами. Сначала снимается верхняя часть грунта, которую ссыпают на уже пройденное место, затем «поэтажно» выбирается основная порода. Завершённые выработки выглядят со спутников как сложные «веера» из лесных полос и каналов с водой. В советские времена все отработанные карьеры засаживались сосновыми лесами.


Впереди последние живые «динозавры» Лопатинского рудника.






Экскаваторы заметны издалека, и их размеры могут обмануть не привыкших к равнинным расстояниям горожан. За счёт масштабов машин кажется, что они ближе, чем есть на самом деле.


Железная дорога просто лежит на песке.



Для поездки на рудник лучше выбирать хорошую и ясную погоду, но и в пасмурный день снимки получаются и эффектными, и торжественными, и атмосферными.



Шагающий экскаватор производства НКМЗ (Новокраматорского машиностроительного завода, ранее СССР, теперь Украина). НКМЗ — один из крупнейших заводов тяжёлого машиностроения в мире, на момент создания такие экскаваторы были инновационной и фантастической техникой.


Шагающая «нога», позволяющая экскаватору перемещаться по грунту.


Крепление стрелы экскаватора


«Фасад» экскаватора с кабиной машиниста


Таблица сигналов. Начало работы — один длинный, шагание — два длинных, поворот — два коротких, экстренная остановка — многократные короткие сигналы.


Длина стрелы 70 метров, угол наклона 45 градусов. Верхняя техническая площадка находится на высоте 40 метров.


В сентябре 2016 года шагающий экскаватор НКМЗ не работал. Будут ли его ремонтировать — неизвестно.


Скорость и масштабы добычи песков, а также специфика грунта таковы, что железная дорога — единственный адекватный вариант вывоза песков.


Маневровый тепловоз серии ТЭМ2У, разработка и производство Брянского машиностроительного завода. Модификация тепловозов ТЭМ2 с улучшенной конструкцией дизель-генератора и рессорного подвешивания. Мощность дизельного двигателя — 1200 л.с.


Это не в галактике «Кин-дза-дза». Это в Млечном Пути, на планете Земля.
Обратите внимание на кабель, неприметно лежащий на песке. Это единственная линия снабжения многоковшового экскаватора. Напряжение 6000 вольт.


Передвигатель железнодорожных путей. Производство компании TAKRAF (ГДР, затем ФРГ), поставлялся в комплекте с многоковшовым экскаватором.



Многоковшовый экскаватор (абзетцер) TAKRAF ERs 710 готов к работе. Впереди справа — цепная стрела для забора грунта, сзади слева — стрела для погрузки песка на думпкары. (Думпкар — грузовая платформа с бортами для перевозки сыпучих материалов и продуктов.) По некоторым данным этот абзетцер был поставлен на Лопатинские рудники одним из последних в 1990 году. Другие источники утверждают, что он работает с середины 1980-х. Как бы там ни было, машина трудится не меньше четверти века.




Принцип многоковшовой выборки породы возможен только для сыпучих и мягких песчаных грунтов. Высокая производительность такого способа добычи определяется послойным и быстрым снятием породы с возможностью её немедленной погрузки. Добыча может быть организована и в круглосуточном, безостановочном режиме лишь с техническими перерывами на эксплуатационное обслуживание абзетцера.




TAKRAF (TAgebergbau-Ausrustungen, KRAne und Forderanlagen) — немецкий концерн, специализирующийся на разработке и производстве горно-рудного, карьерного оборудования и грузоподъёмных машин. Для Лопатинского рудника компания поставила по разным источникам от 3 до 8 разных машин, по крайней мере две из которых были абзетцерами.





Ёмкость каждого ковша — 700 литров. Всего ковшей в цепи — 36.


Блоки и тросы


Система тросов обеспечивает определённую гибкость цепи с ковшами, что позволяет максимально эффективно забирать песок каждым ковшом.



Конвейерная стрела для загрузки на думпкары.


По дну основного модуля абзетцера проходят многочисленные трассы электрических кабелей — разводка питания для каждого основного и вспомогательного двигателя, которых в машине изрядное количество.




Вращающийся двойной ковш на погрузке нужен для предотвращения просыпания песка в промежутке между вагонами.


Экскаватор перемещается на 4 гиганских гусеничных системах. Конвейерная стрела поворачивается независимо от основного модуля и цепи ковшей.


Пора в обратный путь.




Фото, текст — Селянинова Татьяна, 2016 год
Фототур организован Денисом Кабановым

В 90 км к юго-востоку от Москвы, неподалеку от города Воскресенска, находится место, вполне заслуженно пользующееся славой одного из самых интересных для нестандартного туризма в Подмосковье. Это Лопатинский рудник — часть уникального Егорьевского фосфоритного месторождения, некогда крупнейшего в Европе района по добыче ценных полезных ископаемых — фосфоритов.

История этого рудника берет свое начало в 20-х годах прошлого века, когда здесь начались первые разработки. Рост агропромышленного комплекса в СССР требовал активного применения минеральных удобрений, сырьем для которых как раз и служили фосфаты. Фосфор, содержащийся в них, — один из важнейших элементов, обеспечивающих рост и жизнедеятельность растений. При его отсутствии замедляется рост и развитие сельскохозяйственных культур, затягивается вызревание. К тому же фосфатные удобрения, будучи сами по себе экологически безвредными, долго сохраняются в почве и питают многие поколения растений, параллельно снижая кислотность грунта.

Интересный факт — именно с исчерпанием запасов фосфора ученые связывают один из «апокалиптических» сценариев конца человеческой цивилизации. Ведь этот элемент невозможно синтезировать в нужных количествах, а активная добыча в XX веке привела к тому, что предполагаемых его запасов, по подсчетам ученых, хватит лишь на несколько десятков лет.

Однако в середине ХХ века мало кто задумывался о невосполнимости запасов большинства полезных ископаемых, а открыто выступавших с критикой так и вообще не было — огромную страну нужно было кормить, и прежде всего для этого нужны были фосфатные удобрения. Одним из главных достоинств Лопатинского рудника стало крайне неглубокое, поверхностное залегание фосфоритосодержащих пород и их относительная мягкость, что позволило вести разработку «открытым способом».

Поначалу это были кирка и лопата, потом их сменили примитивные по нынешним меркам маломощные паровые экскаваторы. Однако прогресс не стоял на месте, и уже с середины ХХ века добыча, в основном, велась с использованием так называемых «абзетцеров» — многоковшовых экскаваторов повышенной производительности, хотя применялась также рельсовая, гусеничная техника и «шагающие» экскаваторы. Пик добычи пришелся на 60-е годы — производилось до 400 тысяч тонн фосфоритной муки ежегодно, но уже к началу 90-х рудник оказался практически полностью заброшен и по сей день пребывает в таком состоянии. Многие образцы техники оказались брошены под открытым небом. Несмотря на то, что большую часть техники уже разобрали на металлолом, на руднике все еще можно найти неплохо сохранившиеся экземпляры, поражающие своими размерами.

Десятилетия работы рудника придали местности поистине впечатляющий вид, подобного и равному которому в Подмосковье просто нет. Характер выборки почвы, когда абзетцеры снимали слой породы до 5 километров длиной и формировали отвалы высотой до 50 метров, привел к появлению длинных параллельных песчаных гряд, перемежающихся с глубокими и протяженными карьерами.

Надо сказать, что отвалы, где добыча была прекращена, в советское время разравнивались специальной техникой и во избежание эрозии засеивались геометрически правильными рядами сосен и елочек. Если идти от мест, где разработка была прекращена относительно недавно, в сторону давно заброшенных, видно, как саженцы высотой в несколько десятков сантиметров постепенно сменяются более рослыми деревьями, возрастом в 60-70 лет, достигающими уже многих метров в высоту. Дополняют картину возникшие на месте когда-то затопленных карьеров многочисленные рукотворные озера, с прозрачной, абсолютно чистой водой и песчаными берегами.

Пройтись по старому руднику будет интересно и тем, кто интересуется археологией и палеонтологией. Давным-давно, более 150 млн лет назад, в Юрский период, там, где сейчас раскинулась Москва, было древнее море, населенное многочисленными аммонитами, блехиоподами, белемнитами и древними водоплавающими ящерами, такими как ихтиозавры, плиозавры и плезиозавры. Рабочие рудника вспоминают, как порою целые скелеты длиной до нескольких метров появлялись из небытия и исчезали в ковшах экскаваторов. Также нередкой находкой были великолепные экземпляры раковин аммонитов с сохранившимся перламутром и многочисленные фрагменты скелетов — позвонки, зубы акул и фаланги конечностей. Найденных здесь доисторических останков хватило бы на коллекцию палеонтологического музея!

К сожалению, «производственная необходимость» в советское время оказалась в большем приоритете, нежели научная ценность, и большинство бесценных находок были разрушены под ковшами огромных экскаваторов. К слову, сами фосфориты — это ил, миллионы лет оседавший на дне древнего моря.

Если посмотреть на месторождение с высоты птичьего полета — мы увидим неправильный ромб, с вершинами в поселках Фосфоритный и Лопатинский, а две другие вершины упираются в деревни Максимовская и Берняково. В поселке Фосфоритный остался сейчас единственный действующий карьер по добыче кварцевого песка. Здесь же на местном кладбище похоронены создатели рудника.

Добраться до Лопатинского рудника несложно ввиду развитой инфраструктуры вокруг месторождения. Можно воспользоваться общественным транспортом, можно проехать на автомобиле, но большинство посетивших эти места рекомендуют пешие маршруты для того чтобы полнее прочувствовать «дух местности». Одни из самых красивых пеших маршрутов начинаются от поселка Строителей или из окрестностей станции Шиферная.

Удивительным является тот факт, что десятилетия техногенного воздействия не только не изуродовали, как это чаще всего бывает, окружающий ландшафт, но, напротив, создали на его месте нечто совершенно неповторимое и прекрасное. Это отмечают абсолютно все побывавшие в этих местах. Первоочередная заслуга в этом, конечно же, безымянных работников рудника, высадивших десятки тысяч саженцев, узоры которых посреди белых, желтых и красноватых песчаных пустынь поражают воображение. Не имеющие аналогов Лопатинские карьеры по праву входят в список самых необычных и впечатляющих мест окрестностей Москвы.

Координаты рудника: 55°20″12″N 38°45″2″E

Лопатинский рудник занимает обширную территорию к востоку от города Воскресенска, которая, с известной долей условности, может быть названа ромбом с вершинами в поселках Лопатинском и Фосфоритном и в деревнях Максимовской и Бернякове. Большая его часть, на первый взгляд, на рудник совершенно не похожа. Местность здесь вообще слабо похожа на что-либо еще в средней полосе России — странные песчаные пустыни; разноцветные — черные, белые и красноватые барханы; фрактальные нагромождения маленьких сопочек, поросших частыми сосенками; множество глубоких и чистых озер, не обозначенных ни на одной карте… Все это — следы еще недавней бурной деятельности человека. Все это — не более чем гигантские заброшенные карьеры Лопатинского рудника.
Что же, собственно, представлял собой Лопатинский фосфоритный рудник в годы своего функционирования? Егopьевскoе фoсфopитнoе местopoждение известно еще с начала тpидцатых гoдoв двадцатого века. Промышленная выработка началась в августе 1932 года и продолжалась вплоть до 1993 года. Особенность местopoждения заключалась в неглубоком залегании относительно мягких пород, что предопределило способ добычи (открытый) и тип используемой для этого техники. По совокупности условий на Лопатинском руднике было показано применение так называемых многоковшовых экскаваторов (зачастую, собирательно именуемых абзетцерами), обладающих повышенной производительностью. Многоковшовый экскаватор — удивительное инженерное сооружение, поражающее воображение дикой и первобытной мощью и красотой. Вещь эта более всего напоминает космический корабль внеземного происхождения, и, одновременно с этим, половозрелую матку какого-то гадостного насекомого в масштабе, порядка, 5000:1.
На карьерах работали все основные виды многоковшовых экскаваторов — двигающиеся по рельсам, перемещающиеся на гусеницах, и, наконец, экскаваторы, предпочитающие шагать «приставным» шагом. Рельсовые монстры укомплектовывались специальной машинкой — путепередвигателем, умеющей передвигать железнодорожное полотно. Именно эти экскаваторы были распространены на Лопатинском руднике наиболее широко и представителя именно этого семейства пока еще можно увидеть в его естественной среде обитания.
Только не забудьте, с визитом стоит поторопиться, так как огромных механических динозавров постепенно разбирают на металлолом. Но даже и после демонтажа последней техники Лопатинские карьеры благодаря неземным пейзажам останутся весьма примечательным местом.

Лопатинский Рудник.

Всего каких-то 150 миллионов лет назад, во времена юрского периода, когда на территории нынешней Московской области простиралось бескрайнее море, здесь во множестве обитали закрученные в свои раковины немногословные аммониты, ныряли и резвились шустрые зубастые ихтиозавры.
Всего каких-то 15 лет назад, когда доисторическая живность давно уже сошла с арены истории, здесь еще обитала колония огромных экскаваторов. Стальные чудовища, жадно вгрызались в донные пески древнего моря и с грохотом наполняли продуктами своей жизнедеятельности бесконечные железнодорожные составы.
Времена и тех, и других монстров безвозвратно ушли, чудища, как и положено динозаврам, вымерли, но если органические скелеты первых обнаружить, порой, еще можно, то металлическим скелетам вторых уже назначено последнее свидание с плавильной печью.
Карьеры Лопатинского рудника – место для Подмосковья уникальное. Здесь и сегодня встречаются настоящие динозавры. Точнее, водные ящеры – ихтиозавры. Было время, целые скелеты этих доисторических существ перемалывались мощными ковшами рудничных экскаваторов. Дела до них никому особого не было – разрабатывалось месторождение не динозавров, а фосфоритов. Динозавры, впрочем, попадались не так уж и часто. Другое дело – живность помельче. Достаточно было копнуть буквально в произвольном месте отвала, чтобы обнаружить какую-нибудь доисторическую раковину. Одних аммонитов в Лопатинских карьерах найдено более 35, а двустворок — более 45 видов, плюс к этому — белемниты, брахиоподы, губки, морские ежи…
Полный список ископаемой живности (в основном, юрского периода) насчитывает почти 150 различных наименований! Научная общественность била тревогу – под ковшами экскаваторов погибал настоящий «Парк Юрского Периода». Но то, что было не под силу остановить «гнилой интеллигенции», оказалось элементарной задачей для «новой рыночной экономики».
Как-то вдруг, совершенно неожиданно, получилось, что одно из крупнейших в Европе месторождений ценнейшей для сельского хозяйства субстанции (фосфоритов) оказалось решительно нерентабельным. Поражающая размерами и сложностью техника, зачастую импортная, как выяснилось, годится лишь на металлолом. Так, в результате очередного изменения климата – на этот раз, экономического – в Подмосковье вымерло еще одно, новейшее, поколение динозавров, с виду гораздо более надежных и долговечных, чем их предшественники.
Что же, собственно, представлял собой Лопатинский фосфоритный рудник в годы своего функционирования? Егopьевскoе фoсфopитнoе местopoждение известно еще с начала тpидцатых гoдoв двадцатого века. Промышленная выработка началась уже в августе 1932 года. Особенность местopoждения заключалась в неглубоком залегании относительно мягких пород, что предопределило способ добычи (открытый) и тип используемой для этого техники. По совокупности условий на Лопатинском руднике было показано применение так называемых многоковшовых экскаваторов (зачастую, собирательно именуемых абзетцерами), обладающих повышенной производительностью.
На карьерах работали все основные виды многоковшовых экскаваторов – двигающиеся по рельсам, перемещающиеся на гусеницах, и, наконец, экскаваторы, предпочитающие шагать «приставным» шагом. Рельсовые монстры укомплектовывались специальной машинкой – путепередвигателем, умеющей передвигать железнодорожное полотно. Именно эти экскаваторы были распространены на Лопатинском руднике наиболее широко и представителя именно этого семейства пока еще можно увидеть в его естественной среде обитания.
НКМЗ (Новокраматорский Машиностроительный Завод) начал работу в Донецкой области в 1934 году и сейчас является крупнейшим изготовителем горнодобывающего оборудования в Украине. Название модели ЭШ-11/70, расшифровывается: ЭШ – электрический шагающий, 11 – обьем ковша (куб.м.), 70 – длинна стрелы в метрах. Рабочий вес, около 700 тонн. Машина применяется для вскрышных работ, удаляя верхние слои почвы и освобождая тем самым, доступ к полезным ископаемым для многоковшового коллеги. Самый большой из работающих сейчас драглайнов в России – ЭШ 65.100, массой более пяти тысяч тонн, трудится в Азейском угольном разрезе (Иркутская область). В Мире, крупнейшим из действующих обьектов, является, запущенный в строй в 2000 году, в Австралии – Bucyrus 2570WS, обьем ковша 120 кубических метров, а масса более 7-ми тысяч тонн. Абсолютный же рекорд, среди одноковшовых экскаваторов, принадлежит другому проекту компании Bucyrus – 4250W Big Muskie. Гигант, созданный в 1969 году для угольного разреза в штате Огайо, зачерпывал аж 168 кубометров породы и весил около 13500 тонн! После выработки карьера в 2000 году, его демонтировали, оставив целым лишь ковш, как экспонат для туристов.
Компания TAKRAF была основана в 1948 году в Восточной Германии, когда разные заводы были объединены в Народные предприятия по производству оборудования для горнорудной и тяжёлой промышленности. В настоящее время, самым мощным цепным многоковшовым экскаватором компании, является Takraf Ers 3750, с производительностью до 14 500 куб.м в час. Цепные экскаваторы, являются близкими родственниками роторных моделей, так же имея замкнутую, непрерывную схему хода ковшей, но здесь, они расположены не по кругу, а на длинной, конвеерообразной стреле-основании. Данная модель Takraf Ers 710, хоть и поменьше флагмана, но и ее размеры впечатляют, машина опирается на землю восемью гусеницами, высотой с человеческий рост, а внутренняя часть, это несколько этажей внушительных механизмов, и опоясывающих коридоров.
Рулят махиной два оператора: один контролирует добычу породы, а второй ее отгрузку в железнодорожный состав, пути для которого, из-за постоянного движения карьера и влияния его на топографию местности, приходится часто передвигать, для чего поблизости дежурит рельсоукладчик.

Лопатинский рудник, Фосфоритный, абзетцеры. Часть 2.

Интересные места в Московской области еще остались. Одно из таких мест – окрестности поселка Фосфоритный в Воскресенском районе. Здесь находятся Лопатинский рудник, многочисленные карьеры и абзетцеры – гигантские экскаваторы.

Вернемся к окрестностям Фосфоритного. Сам поселок – окраина обширной территории, которую условно можно назвать заброшенными карьерами Лопатинского рудника. Форма этой территории примерно напоминает ромб с вершинами в поселках Фосфоритный, Лопатинский и в деревнях Берняково, Максимовская. Лопатинский рудник и его окраина — поселок Фосфоритный — место интересное. Рельеф экзотичен: белые песчаные пустыни, местами красноватые, желтые и темно-серые барханы.

(Фотографии при клике открываются в отдельном окне)

Говорят, что именно здесь снималась часть фильма «Кин-дза-дза». Мы не удержались и сделали фотографии «по мотивам» фильма.

Вокруг лабиринт карьеров, песчаных гор, маленьких озер и речушек. В подробностях это не обозначено ни на одной карте. Вдумайтесь, всего в ста с лишним км от Москвы вы можете почувствовать себя путешественником-географом! Причем рельеф постоянно меняется, т.к. он рукотворен, и эта игра в приключения в неизведанном месте бесконечна!

У любителей приключений территория Лопатинского рудника прославилась абзетцерами – гигантскими многоковшовыми экскаваторами.

Абзетцер (немецкое Absetzer) — цепной многоковшовый экскаватор для переукладки мягких и рыхлых пород в отвалах.

«Многоковшовый экскаватор — удивительное инженерное сооружение, поражающее воображение дикой и первобытной мощью и красотой. Вещь эта более всего напоминает космический корабль внеземного происхождения, и, одновременно с этим, половозрелую матку какого-то гадостного насекомого в масштабе, порядка, 5000:1.

На карьерах работали все основные виды многоковшовых экскаваторов — двигающиеся по рельсам, перемещающиеся на гусеницах, и, наконец, экскаваторы, предпочитающие шагать «приставным» шагом. Рельсовые монстры укомплектовывались специальной машинкой — путепередвигателем, умеющей передвигать железнодорожное полотно. Именно эти экскаваторы были распространены на Лопатинском руднике наиболее широко и представителя именно этого семейства пока еще можно увидеть в его естественной среде обитания.

Каждый карьер рудника представлял собой длинный (до 5 км) ступенчатый желоб, по одной из ступенек которого, из одного конца карьера в другой, были проложены параллельные друг другу железнодорожные пути. По двум из них перемещался упомянутый выше экскаватор, или сразу несколько. По третьему — грузовой состав, наполнявшийся рудой. Технология ландшафтостроения такова — медленно двигающийся экскаватор срезает своей многоковшовой лентой так называемые вскрышные породы и по длинной (30-70 метров) стреле сбрасывает их в отвал. По выработке рудоносного горизонта рельсы вместе с экскаватором параллельно переносят в обратную от отвалов сторону, и все начинается сначала. В результате образуется множество длинных (до 5 км) параллельных песчаных гряд, высота которых может достигать 50 метров. Самые удаленные от карьера гряды заравнивали специальными агрегатами, получавшиеся при этом песчаные поля засевали стройными рядами сосен.

Комплекс этих мероприятий привел к созданию невероятного ландшафта. Длинные и глубокие желоба карьеров перемежаются длинными и высокими песчаными грядами, переходящими постепенно в плоские как стол песчаные поля, геометрично засеянные соснами. Невдалеке от карьеров поля эти напоминают обыкновенные огороды — высота саженцев не превышает нескольких десятков сантиметров, но если продолжать двигаться перпендикулярно линии карьера возраст посадок начинает постепенно увеличиваться, покуда не достигает 60-70 лет. Увеличивается не только возраст, но и высота, и вот, мечта друида — огород становится настоящим лесом! Для полноты картины необходимо учесть, что рудник, по большей части, заброшен, а многие старые карьеры и другие техногенные впадины затоплены. В результате этих процессов на местности образовались десятки глубоких озер с песчаными берегами и чистейшей водой, большая часть которых, вдобавок, не обозначена ни на одной карте». Источник.

Интересно, что на месте, где работали гигантские абзетцеры, 150 млн. лет назад находилось древнее море. В нем жили другие монстры, например, хищные ихтиозавры.

«В 80-е и 90-е годы здесь находили очень красивые раковины аммонитов, часто с сохранившимся перламутром. В коренных отложениях можно было обнаружить скелеты морских рептилий — ихтиозавров, плиозавров и плезиозавров. Отдельный фрагменты их скелетов — позвонки, фаланги пальцев конечностей, фрагменты ребер — попадались и в отвалах. Отвалы проходили через огромные роторные экскаваторы и хрупкие окаменелости разрушались, но все-таки большое число аммонитов, белемнитов и даже костей ящеров каким-то образом сохранялось.

Фосфоритовые слои относились к волжскому ярусу верхней юры. Карьеры Лопатинского рудника славились, прежде всего, своими аммонитами. Чаще всего там попадались ребристые раковины аммонитов рода Virgatites. Встречались и другие аммониты — Kachpurites, Craspedites, Dorsoplanites Местами юрские глины были перекрыты меловыми отложениями и иногда в отвалах попадались очень редкие в Подмосковье раковины меловых аммонитов.

Но в конце 90-х разработка фосфоритовых слоев была закончена. Карьеры закрылись, началась их рекультивация. Большая часть карьеров была засыпана песком и засажена елочками и соснами. Часть отвалов остались под открытым небом и в течение полутора десятков лет постепенно зарастали. Заброшенные отвалы юрских глин, фосфоритов и песков — горы черного и желтого песка, представляли собой удивительное зрелище. Это была единственная в наших краях антропогенная пустыня. Но постепенно природа взяла свое.

Сейчас юрские глины покрыты плотным ковром мхов и трав, а окаменелости, оказавшиеся на поверхности отвалов и в приповерхностных слоях, или собраны палеонтологами и проходящими практику студентами, или разрушены атмосферными осадками, бактериями и мхами.

На разных карьерах ситуация немного отличается — где-то искать совершенно нечего, где-то изредка еще попадаются небольшие аммониты, ростры белемнитов, фрагменты зубов юрских акул. Но эти находки редкие, единичные и с каждым годом вероятность найти что-либо все ближе к нулю. Единственный шанс найти что-то интересное — копать отвалы, но здесь слишком велика вероятность ошибки — трудно определить стоящий отвал, внутри которого находится достаточное количество целых раковин аммонитов». Источник.

Как добраться до этих экзотичных мест? Доверимся бывалым людям.

«В целом.
Лопатинский рудник расположен примерно на равном расстоянии от Москвы и Рязани чуть к востоку от города Воскресенска, что в Московской области. К разным частям рудника удобнее добираться с разных сторон и разными способами. В данном случае мы рекомендуем исключительно пеший вариант перемещения, поскольку именно так, с нашей точки зрения, удастся в полной мере прочувствоваться духом местности.

На своих двоих.
От Москвы до пл. Москворецкая — электропоездами Рязанского направления (с Казанского вокзала, от платформ Электрозаводская, Новая или от станции Выхино) на Голутвин и Рязань. От платформы идти в генеральном направлении на восток, вверх по течению речки Семиславки. Всего ходу до начала карьеров около 5 км по нормальной лесной дороге с колеей. Дорога, уже в лесу, пересекает Семиславку дважды, потом вливается в бетонку, служащую в данном месте условной границей рудника. Последний уцелевший экскаватор — по бетонке направо (на юг) где-то в полукилометре. Существует также отличная тропа (гораздо более приятная, чем дорога от пл. Москворецкой) от поселка Строителей (близ пл. Цемгигант, конечная остановка автобуса №4), однако найти ее сложнее. Кроме того, есть тропа из окрестностей станции Шиферная (больше электропоездов), но она проходит севернее и по ней попадать к последнему экскаватору менее удобно.

Общественным транспортом.
От Москвы до пл. 88-й км — электропоездами Рязанского направления (с Казанского вокзала, от платформ Электрозаводская, Новая или от станции Выхино) на Вoскpесенск, Шиферную, Голутвин и Рязань. Оттуда пешкoм дo автoвoкзала (пo хoду пoезда напpавo через мост и впеpед). Далее автобусом №24 «Воскресенск — Фосфоритный», в ходу буквально круглые сутки (с 4 утра до 10 вечера), около 30 рейсов в день. Также можно воспользоваться автобусами №22 «Воскресенск — Ёлкино» и №37 «Воскресенск — Ёлкино — Медведка», каждый из которых очень удобен, но имеет лишь по 4 рейса в день. Также на станции Воскресенск можно пересесть на электропоезда кольцевого направления, следующие в Егорьевск и Куровскую (в сумме около 8 отправлений в день), до остановок Лопатино, Берендино, Хорлово, Рудниковская — по выбору. Далее пешком. Повторимся, приятнее и полезнее идти пешком с самого начала (см. выше).

Личным транспортом.
Автомобильные дороги подходят как со стороны Воскресенска, так и со стороны Егорьевска. К последнему уцелевшему экскаватору следует двигаться от деревни Ёлкино через Новочеркасское, далее в генеральном направлении на запад — юго-запад, по бетонке приемлемого качества. Объект расположен чуть к югу от уреза 112,8 на речке Семиславке, пока виден издалека». Источник.

Вернемся к поселку Фосфоритный. Въехав в него, и вспоминая карту Google, начинаешь искать глазами песчаный карьер и озеро в низине. И не находишь. Почему? Потому что обычный карьер – это яма в земле, а карьер в Фосфоритном – это, по меркам Подмосковья, исполинская гора, заросшая деревьями, преимущественно соснами. Обычное озеро находится… где?.. правильно, в низине. А озеро в Фосфоритном находится на вершине исполинской песчаной горы, в искусственной плоской воронке, напоминающей осыпавшийся вулканический кратер. Экзотика!

Забраться на эту гору на внедорожнике реально. Она же большая, и контролировать весь периметр круглосуточно затруднительно.

Есть официальный заезд. Там нам не рады. Наши небольшие деньги не нужны. Обещают стрелять. На предложение водки не реагируют.

Есть неофициальные заезды. Там стоят самопальные шлагбаумы. Иногда их вскрывают и так бросают. Можно заехать. Можно на обратном пути столкнуться с тем, что охрана заперла этот вскрытый шлагбаум. Или охрана у него дежурит.

Есть дикий заезд. Вершину видно? Видно! Значит, есть направление. Остальное решает высокий клиренс, малые свесы кузова и силовой бампер. Именно так мы и забирались на эту гору (террикон) рядом с поселком Фосфоритный. Специфика заезда в том, что засесть насмерть шансов мало. Скорей всего, даже крепко севший джип при таком уклоне обратно сам выберется. Просто свалится вниз под своим весом. Если только не упал на бок или не провалился в подземную полость, которых здесь навалом.

Примерные GPS координаты карьера в Фосфоритном: 55°19’30″N 38°55’2″E

Ученые утверждают, что фосфориты не представляют опасность для здоровья человека только, если они передозированы в качестве удобрений для растений, и человек питается этими растениями систематически. Однако, в Интернете не утихают жаркие споры касательно того является ли песок в Фосфоритном опасным для здоровья человека или нет, коррозирует ли от этой химии кузов автомобиля, можно ли купаться в этом рукотворном озере и т.п. Ведь озеро посередине карьера – технологическое. В него идет жидкая пульпа (отходы, пустая порода) от фосфоритов. Обилие труб делает пейзаж техногенно-природным.

Валяющиеся по краям карьера ржавые трубы – не металлолом, а часть технологического процесса! По мере поступления породы с водой по трубам, наращивается и техническое озеро и масса песка по берегам. Соответственно повышается общая высота этого сооружения. Трубы засыпаются. Для того, чтобы процесс не останавливался, придумали два дублирующих друг друга трубопровода. Трубы поочередно перекладывают по обеим сторонам берега. Поэтому, кажется, что они валяются никому не нужные, на самом деле их разбирают. Просто сначала действует один трубопровод, наращивает массу своего берега, а потом включают другой. При этом тот, что уже отключен, разбирают и перекладывают повыше, чтобы он в песке совсем уж не утонул. Так что валяющиеся по краям пустыни трубы совсем не металлолом, а настоящий инопланетный индустриальный пейзаж из мельчайшего бело-серого песка и ржавых труб, по которым когда-то шли грунтовые отходы после изъятия полезных ископаемых.

Является ли это удивительное место экологически опасным? Не знаем. Пока живы. Красота неописуемая. Но возможно, эта красота требует жертв.

Кстати, фосфор не только светится, он еще и необходимый элемент питания, без него растения гибнут. Фосфор ускоряет и улучшает цветение, способствует его обилию и продолжительности, ускоряет развитие корневой системы. При недостатке фосфора листья многих растений приобретают серо-зеленую или красноватую окраску, нижние листья желтеют и буреют, а затем отмирают. Развитие растений замедляется, их созревание затягивается, они имеют угнетенный вид. Крайне необходим фосфор молодым растениям. Возможно по этим причинам, озеро на вершине песчаной горы в Фосфоритном активно зарастает зеленью. Как и соседний пруд внизу горы.

Мы не удержались и устроили пикник. Светиться от фосфора не стали. Зеленью, как озеро, не заросли. Машины потом тщательно отмыли, принеся жертву страхам коррозии под воздействием таинственных химических веществ. Сами? Ну сами тоже дома помылись. Мы ж цивилизованные люди!

Белый песок Фосфоритного вспоминается промозглой московской зимой.

Всего в нескольких километрах от белой пустыни Подмосковья в Фосфоритном находится желтая пустыня — Хорлово.

Ехать туда специально нет смысла, а вот заехать по пути из Фосфоритного можно.

К сожалению, значительное количество мусора в окрестностях Хорлово сильно портит эстетическую ценность этого места.

Авторы Игорь и Лариса Ширяевы. Фото абзетцеров взяты из источников: 1, 2, 3.

Интернет-СМИ «Интересный мир». 07.07.2013

Дорогие друзья и читатели! Проект «Интересный мир» нуждается в вашей помощи!

На свои личные деньги мы покупаем фото и видео аппаратуру, всю оргтехнику, оплачиваем хостинг и доступ в Интернет, организуем поездки, ночами мы пишем, обрабатываем фото и видео, верстаем статьи и т.п. Наших личные денег закономерно не хватает.

Если наш труд вам нужен, если вы хотите, чтобы проект «Интересный мир» продолжал существовать, пожалуйста, перечислите необременительную для вас сумму на карту Сбербанка: Visa 4276400051181130 Ширяева Лариса Артёмовна.

Также вы можете перечислить Яндекс Деньги в кошелек: 410015266707776 . Это отнимет у вас немного времени и денег, а журнал «Интересный мир» выживет и будет радовать вас новыми статьями, фотографиями, роликами.

Лопатинский фосфоритный рудник

В 90 км к юго-востоку от Москвы, неподалеку от города Воскресенска, находится место, вполне заслуженно пользующееся славой одного из самых интересных для нестандартного туризма в Подмосковье. Это Лопатинский рудник — часть уникального Егорьевского фосфоритного месторождения, некогда крупнейшего в Европе района по добыче ценных полезных ископаемых – фосфоритов.

История этого рудника берет свое начало в 20-х годах прошлого века, когда здесь начались первые разработки. Рост агропромышленного комплекса в СССР требовал активного применения минеральных удобрений, сырьем для которых как раз и служили фосфаты. Фосфор, содержащийся в них, – один из важнейших элементов, обеспечивающих рост и жизнедеятельность растений. При его отсутствии замедляется рост и развитие сельскохозяйственных культур, затягивается вызревание. К тому же фосфатные удобрения, будучи сами по себе экологически безвредными, долго сохраняются в почве и питают многие поколения растений, параллельно снижая кислотность грунта.

Интересный факт – именно с исчерпанием запасов фосфора ученые связывают один из «апокалиптических» сценариев конца человеческой цивилизации. Ведь этот элемент невозможно синтезировать в нужных количествах, а активная добыча в XX веке привела к тому, что предполагаемых его запасов, по подсчетам ученых, хватит лишь на несколько десятков лет.

Однако в середине ХХ века мало кто задумывался о невосполнимости запасов большинства полезных ископаемых, а открыто выступавших с критикой так и вообще не было – огромную страну нужно было кормить, и прежде всего для этого нужны были фосфатные удобрения. Одним из главных достоинств Лопатинского рудника стало крайне неглубокое, поверхностное залегание фосфоритосодержащих пород и их относительная мягкость, что позволило вести разработку «открытым способом».

Поначалу это были кирка и лопата, потом их сменили примитивные по нынешним меркам маломощные паровые экскаваторы. Однако прогресс не стоял на месте, и уже с середины ХХ века добыча, в основном, велась с использованием так называемых «абзетцеров» — многоковшовых экскаваторов повышенной производительности, хотя применялась также рельсовая, гусеничная техника и «шагающие» экскаваторы. Пик добычи пришелся на 60-е годы — производилось до 400 тысяч тонн фосфоритной муки ежегодно, но уже к началу 90-х рудник оказался практически полностью заброшен и по сей день пребывает в таком состоянии. Многие образцы техники оказались брошены под открытым небом. Несмотря на то, что большую часть техники уже разобрали на металлолом, на руднике все еще можно найти неплохо сохранившиеся экземпляры, поражающие своими размерами.

Десятилетия работы рудника придали местности поистине впечатляющий вид, подобного и равному которому в Подмосковье просто нет. Характер выборки почвы, когда абзетцеры снимали слой породы до 5 километров длиной и формировали отвалы высотой до 50 метров, привел к появлению длинных параллельных песчаных гряд, перемежающихся с глубокими и протяженными карьерами.

Надо сказать, что отвалы, где добыча была прекращена, в советское время разравнивались специальной техникой и во избежание эрозии засеивались геометрически правильными рядами сосен и елочек. Если идти от мест, где разработка была прекращена относительно недавно, в сторону давно заброшенных, видно, как саженцы высотой в несколько десятков сантиметров постепенно сменяются более рослыми деревьями, возрастом в 60-70 лет, достигающими уже многих метров в высоту. Дополняют картину возникшие на месте когда-то затопленных карьеров многочисленные рукотворные озера, с прозрачной, абсолютно чистой водой и песчаными берегами.

Пройтись по старому руднику будет интересно и тем, кто интересуется археологией и палеонтологией. Давным-давно, более 150 млн лет назад, в Юрский период, там, где сейчас раскинулась Москва, было древнее море, населенное многочисленными аммонитами, блехиоподами, белемнитами и древними водоплавающими ящерами, такими как ихтиозавры, плиозавры и плезиозавры. Рабочие рудника вспоминают, как порою целые скелеты длиной до нескольких метров появлялись из небытия и исчезали в ковшах экскаваторов. Также нередкой находкой были великолепные экземпляры раковин аммонитов с сохранившимся перламутром и многочисленные фрагменты скелетов – позвонки, зубы акул и фаланги конечностей. Найденных здесь доисторических останков хватило бы на коллекцию палеонтологического музея!

К сожалению, «производственная необходимость» в советское время оказалась в большем приоритете, нежели научная ценность, и большинство бесценных находок были разрушены под ковшами огромных экскаваторов. К слову, сами фосфориты – это ил, миллионы лет оседавший на дне древнего моря.

Если посмотреть на месторождение с высоты птичьего полета – мы увидим неправильный ромб, с вершинами в поселках Фосфоритный и Лопатинский, а две другие вершины упираются в деревни Максимовская и Берняково. В поселке Фосфоритный остался сейчас единственный действующий карьер по добыче кварцевого песка. Здесь же на местном кладбище похоронены создатели рудника.

Добраться до Лопатинского рудника несложно ввиду развитой инфраструктуры вокруг месторождения. Можно воспользоваться общественным транспортом, можно проехать на автомобиле, но большинство посетивших эти места рекомендуют пешие маршруты для того чтобы полнее прочувствовать «дух местности». Одни из самых красивых пеших маршрутов начинаются от поселка Строителей или из окрестностей станции Шиферная.

Удивительным является тот факт, что десятилетия техногенного воздействия не только не изуродовали, как это чаще всего бывает, окружающий ландшафт, но, напротив, создали на его месте нечто совершенно неповторимое и прекрасное. Это отмечают абсолютно все побывавшие в этих местах. Первоочередная заслуга в этом, конечно же, безымянных работников рудника, высадивших десятки тысяч саженцев, узоры которых посреди белых, желтых и красноватых песчаных пустынь поражают воображение. Не имеющие аналогов Лопатинские карьеры по праву входят в список самых необычных и впечатляющих мест окрестностей Москвы.

Координаты рудника: 55°20’12″N   38°45’2″E

a, b-Dalmasiceras aff. crassicostatum (DjaneliDze): Borissiak …

Граница юрского и мелового периодов — это последняя граница системы, которую еще предстоит определить. Сегодня все еще существуют два доминирующих и противоположных взгляда на расположение границы этой системы. Первый — консервативный взгляд, ошибочно названный взглядом Килиана, при этом граница титона / берриаса считается границей юрского и мелового периодов (например, Wimbledon et al., 2019, 2020). Второй — реформистская точка зрения, производная от исторической точки зрения, известной как точка зрения Оппеля, недавно сбежавшей из забвения (e.г., Гранье, 2019a, 2019c; Énay, 2020), с границей берриаса и валанжина как границей юры и мела. 5–7 декабря 2018 г. в Женеве (Швейцария) состоялось «Международное совещание по границе юрского и мелового периодов» («JK2018»). Ради открытого и справедливого обсуждения участники согласились, что определения базового мелового периода и базовый берриасианец следует рассматривать как два отдельных вопроса. Определение основания мелового периода когда-то входило в обязанности специальной Международной рабочей группы по границе юрского и мелового периодов во главе с Дж.Ремане (1991). Определение базового берриаса является исключительной обязанностью BWG — Berriasian Working Group (например, Wimbledon et al., 2019, 2020) Международной подкомиссии по стратиграфии мелового периода ISCS. Соответственно, вопросы GSSP на встрече не обсуждались. Поскольку различные темы охватывали переходный интервал, они не были строго ограничены самим переходом, но в конечном итоге распространились вниз в кимеридж и вверх в готерив-баррем, чтобы охватить более крупную стратиграфическую панораму с вкладом как в юрский, так и / или меловой период.Заключительное обсуждение границ системы предоставило всем участникам уникальную возможность для интересного и яркого, но справедливого обмена мнениями, за которым последовал ориентировочный опрос (Granier, 2019c). Программа состояла из шести основных докладов, 33 регулярных презентаций и 25 плакатов, аннотации которых были опубликованы в специальном томе на сайте Carnets Geol. (Гранье, изд., 2019b). Кроме того, отчет председателя был опубликован в Volumina Jurassica (Granier, 2019c). Пятнадцать статей в этом виртуальном специальном выпуске были сопоставлены за двухлетний период, что означает, что некоторые из них не принимали во внимание самые последние события.Эта вводная статья частично компенсирует этот недостаток. Двенадцать из них основаны либо на ключевых заметках (Granier, 2019a; Énay, 2020) и на регулярных презентациях, либо на плакатах (Aurell et al., 2019; Granier and Clavel, 2019; Mircescu et al., 2019; Schlagintweit et al., 2019a). , 2019b; Scott, 2019; Benzaggagh, 2020; Maksoud et al., 2020; Matsuoka et al., 2020; Salazar et al., 2020), которые были даны по случаю JK2018. Остальные три статьи (Skupien and Doupovcová, 2019, и Vörös et al., 2019, и Захаров, Рогов, 2020) были впоследствии представлены в качестве дополнительных материалов по теме. Освещение этого специального выпуска распространяется не на все палеоэкологические обстановки и связанные с ними комплексы окаменелостей. Бассейны и окружающие карбонатные платформы океана Тетис хорошо представлены, тогда как есть только один вклад для области Аустрал (Salazar et al., 2020), один вклад для Панталассы (Захаров, Рогов, 2020) и нет вкладов для бореальной области. домен.Пятнадцать статей разнообразны, и некоторые из них касаются более чем одной стадии (рис. 1), группы окаменелостей (рис. 1) или палеосреды. Пронумерованные точки на палеогеографической карте перехода юры и мела (рис. 1) соответствуют различным участкам, исследованным в этом виртуальном специальном выпуске. Чисто тематическое упорядочение вкладов было невозможно. Тем не менее, можно выделить две неформальные группы вкладов: 1) относящиеся к относительно глубоководным, предположительно непрерывным участкам (включая участки-кандидаты GSSP) и соответствующие индексы окаменелостей (аммониты и кальпионеллиды) и 2) относящиеся к мелководным участкам. с неполной осадочной записью и характерными для них микрофоссилиями (бентосные фораминиферы, известковые зеленые водоросли, харофиты и т. д.)).

уровень знаний и потенциал для корреляции с первичным стандартом берриаса

156 В.В. Mit t a

45 (2): 143-153 [на английском языке].

митта, В.В. (2014): О литостратиграфических подразделениях рязанского яруса

в центральной части Русской платформы.

— In: i

vanov

, A.V. (Ред.): Проблемы палеоэкологии и

исторической геоэкологии: 82-91; Саратов (Саратовский государственный

технический университет).

м

итта

, в.в. (2015): Аммониты и расчленение пограничных слоев юры и мела

в нижнем течении

р. Унжа (Костромская область). — В: леонова,

т.Б., Б

арсков

, и.с. & м

итта

, в.в. (Ред.): Вклад

в текущие исследования головоногих моллюсков: морфология, систематика,

эволюция, экология и биостратиграфия: 105-108; Москва

(Палеонтологический институт им. Борисяка).

митта, в.в. & Богомолов Ю. я. (2008): Подразделение рязанского яруса

Русской платформы. — В: ДзюБа,

о.с., зак харов В.А. & Шурыгин, Б. (Ред.):

Меловая система России и сопредельных стран:

проблемы стратиграфии и палеогеографии: 126-129;

Новосибирск (Институт нефтегазовой геологии им. Трофимука

и геофизики).

м

итта

, в.v. & p

loCh

, i. (2012): Сравнительное исследование берриасских аммонитов

Польши и Средней России

(предварительные данные). — В кн .: леонова Т.Б., Барсков И.С. И

mitta, v.v. (Ред.): Вклад в текущие исследования головоногих

: морфология, систематика, эволюция, экология

и биостратиграфия: 99-101; Москва (Онтологический институт им. Борисяка —

).

митта, в.в. и ша, дж.(2011): Распространение аммонита в пределах

границы юры и мела в Центральной России. —

Палеонтологический журнал, 4: 26-34; Pale-

онтологический журнал, 45 (4): 379-389 [на английском языке].

никитин, с.н. (1884): Allgemeine geologische Karte von

Russland. Блатт 56. Яровлав, Ростов, Калясин,

Весегонск, Почечонье. — Mémoires de la Commité

Géologique, 1 (2): 1-153.

никити н, с.п. (1885): Allgemeine Geologische Karte von

Russland. Блатт 71. Кострома, Макарьев (ан дер Унша),

Чухлома, Любим. — Mémoires de la Commité Géo-

logique, 2 (1): 1-50.

никитин, с.н. (1888): Les vestiges de la période crétacé dans

la Russie centrale. — Mémoires de la Commité Géolo-

gique, 5 (2): 1-205.

p

avlow

, a.p. (1894): На мезозойских отложениях Рязанской

губерний.- Ученые записки Московского университета —

версия, 11: 1–32.

павлов, а.п. (1907): Enchaînement des Aucelles et Aucel-

,

линий Crétacé russe. — Nouveaux Mémoires de la So-

ciété des Naturalistes de Moscou, 17: 1-93.

R

aszyńska

, a. (1967): Stratygrafia i sedymentacja osadów

kredy dolnej w Polsce zachodniej. — Institut Geologiczny

Biuletyn, 210: 129-181.

Роусон, стр.f. (1973): Морские связи нижнего мела (Рязань – Бар —

ремя) и миграции головоногих моллюсков

между Тетической и Бореальной областями. — В: Кейси, р.

& Rawson, p.F. (Ред.): Бореальный нижний мел. —

Геологический журнал, специальные выпуски, 5: 131-144.

r

eBoulet

, s., R

awson

, p.f., m

oreno

-B

eDmar

, j.a., a

urre.

urre.

urre.Б., Барраган, р., Богомолов, Ю., Компания,

м., Гонза лез-ар реола, Ц., иДакиева стоянова, в.,

лукенеДер, а., Матрион, Б., митта, в ., ranDri analy

H., Vašíček z., BaRaBosHkin, eJ, BeRt, D., BeRsac, s.,

BogDanova, tn, Bulot, lg, latil, j.-l., mikhailova,

ia , рополо, стр. & szives, o. (2011): Отчет о 4

Международном совещании IUGS по нижнему мелу

Рабочая группа по аммониту, «Килианская группа» (Дижон,

Франция, 30 августа 2010 г.).- Cretaceous Research, 32:

786-793.

r

eBoulet

, s., S

zives

, o., A

guirre

-u

rreta

, B., B

arragán

, r0003

C

компания

, м., И

Дакиева

, в., И

ванов

, м., К

akaBaDze

, mv,

, ja, морено-БеДоваль к., БараБошкин, д.j.,

ağlaR, M.k., Főzy, i., gonzález-arreola, C., kenjo,

s., lukeneDer, a., raisossaDat, s.n., Rawson, p.f. &

тавера, JM (2014): Отчет о 5-м международном заседании

Рабочей группы IUGS по нижнемеловому аммониту

, Килианская группа (Анкара, Турция, 31-е

августа 2013 г.) — Исследования мела, 50: 126 -137.

р

ог

, мкр, Б

араБошк в

, э.у., г

ужиков

, а.у., е

фимов

,

в.м., киселев Д.Н., моров в.п. и гусев, в.в. (2015):

Граница юры и мела в Среднем Поволжье

. Полевой гид к Международной встрече на границе юрского и мелового периодов

. — 130 с .; Самара (Sa

mara Государственный технический университет) [на русск. И англ. —

лиш].

rosanow, A. (1909): Sur la répartition de la zone à Cr.nodi-

ger dans les environs de Moscou. — Annuaire géologique

et minéralogique de la Russie, 11 (1-3): 25-41.

с

асонов

, Н. (1951): На некоторых малоизвестных аммонитах

нижнего мела. — Бюллетень Московского Обь-

щества Испытателей Природы, 56: 57-63].

с

асонова

, И.Г. (1971): Берриас и нижний валанжин ам-

монитов Русской платформы.- В: Берриас Русской

платформы. —

Труды Всесоюзного научно-исследовательского геоло-

горазведочного Нефтяного института (ВНИГНИ), 110:

1-110.

сасонова, И.Г. (1972): морские фауны Берриаса. Боеприпасы —

ночи с Русской низменности. — В: сакс, В. (Ред.): Граница юры и мела

и берриасский ярус

в Бореальной области: 175–194; Новосибирск (Наука) [на русском языке

].

сасонова, И.Г. (1977): Аммониты юрско-меловых границ

слоев Русской платформы. — 128 с .;

Москва (Недра).

Сасонова, и.г. & Сасонов, Н. (1979): Граница юры и мела на Восточно-Европейской платформе. — As-

pekte der Kreide Europas, (A), 6: 487-496.

С.Чульгина, н.и. (1972): Аммониты с севера Средней Сибири. — В: s

aks

, v.п. (Ред.): Юрско-меловая граница

гг. И берриасский ярус в бореальной области

: 137–174; Новосибирск (Наука).

С.Чульгина, н.и. (1984): Корреляция юрско-крестьянских пограничных стадий

в Бореальной области и

ее границ. — В: м

эннер

, в.в. (Ред.): Граничные ярусы юры

и

мела: 67-81; Москва (Наука) [на русском языке

].

Шурыгин, Б.п. & ДзюБа, o.s. (2015): Граница юрского и мелового периодов

в северной Сибири и корреляция пограничных слоев бореально-тетического периода

. — Геология и геофизика,

56 (4): 830-844; Российская геология и гео-

физика, 56: 652-662 [на английском языке].

с

путь

, l.f. (1947): Дополнительные наблюдения беспозвоночных —

брат (в основном аммониты) юрского и мелового периодов

Департамент охраны окружающей среды Флориды

Фосфатные рудники Флориды

Во Флориде 27 фосфатных рудников, занимающих более 450 000 акров.В настоящее время действуют девять фосфатных рудников. Девять шахт на 100 процентов восстановлены и освобождены от обязательств по рекультивации. Остальные шахты либо не запущены, либо остановлены. Размер фосфатных рудников обычно колеблется от 5 000 до 100 000 акров.

Добыча фосфатов во Флориде затрагивает от 3000 до 6000 акров ежегодно. Приблизительно 25-30% этих земель представляют собой водно-болотные угодья или другие поверхностные воды.

Программа Mining and Mitigation Programme управляет программами рекультивации, управления ресурсами окружающей среды / ливневыми водами, а также федерально делегированными программами разрешений на выемку и засыпку (404) для горных работ во Флориде, включая фосфатные.Стандарты рекультивации при добыче фосфатов подробно описаны в Части II Главы 211, Части II Главы 378 Закона Флориды (F.S.) и Главе 62C-16 Административного кодекса Флориды (F.A.C.).

Фосфатные рудники требуют ERP, если они не указаны в соответствии с главой 373.414 (15), F.S. Проекты, связанные с добычей фосфатов на суше, которые были включены в концептуальный план рекультивации или модификацию, представленные до 1 июля 1996 г., исключены из правил ERP.Даже если это унаследовано от ERP, если эта деятельность специально не исключена законодательными актами или правилами, разрешение на ресурсы водно-болотных угодий (WRP) требуется, если проект включает дноуглубительные работы или засыпку, проводимые в, на или над водно-болотными угодьями или другими поверхностными водами штата. Для фосфатных рудников, все еще имеющих право на WRP, применимое правило — Глава 62-312, F.A.C., вступившая в силу 7 августа 1995 года. Стандарты выдачи разрешений на природоохранные ресурсы подробно описаны в Части IV Главы 373, F.S., и Главе 62-330, F.A.C.

Для горных работ, включающих выемку грунта или заполнение предполагаемых государством вод, также потребуется разрешение штата Флорида 404 (выемка грунта и насыпь).Программа 404 штата Флорида является федеральной программой в соответствии с Законом о чистой воде. Флорида использует совместное приложение для ERP и 404; для получения дополнительной информации о программе выдачи разрешений 404, пожалуйста, посетите страницу Государственной программы 404, глава 62-331, F.A.C. и Справочник кандидата 404. Перед началом добычи также могут потребоваться разрешения или разрешения от других местных, государственных или федеральных агентств.

Что такое фосфат?

Фосфат включает несколько природных минералов, содержащих фосфор, а также другие элементы.В основном он используется для производства удобрений для производства продуктов питания. Он также может использоваться в добавках к корму для животных, пищевых консервантах и ​​многих промышленных продуктах.

Где во Флориде добывают фосфат?

Добыча фосфатов началась во Флориде в 1883 году недалеко от Хоторна в округе Алачуа. Этот твердый фосфат добывался в регионе, простирающемся от Алачуа до графства Цитрус. Добыча галечного фосфата началась в 1888 году в центральной Флориде и в 1960-х годах в округе Гамильтон.

Сегодня добыча фосфатов происходит в основном в центральной части Флориды (округа Полк, Хиллсборо, Манати и Харди).Регион добычи фосфатов в центральной Флориде занимает примерно 1,3 миллиона акров земли, известной как «Долина костей». В Северной Флориде (округ Гамильтон) работает одна фосфатная шахта. Щелкните здесь, чтобы увидеть полную карту границ фосфатных рудников.

Как добывают фосфат во Флориде?

Перед добычей фосфатов проводятся различные мероприятия. К ним относятся обследование дикой природы и перемещение находящихся под угрозой исчезновения видов, расчистка земель, использование передовых методов управления и других мер для защиты территорий, которые не будут заминированы, а также создание систем для компенсации воздействия на уровень воды и сток в прилегающих районах.

После расчистки и подготовки площадки для добычи используются большие драглайны. Ковш драглайна вмещает от 45 до 65 кубических ярдов материала и достаточно большой, чтобы вместить грузовик или фургон. Он выкапывает верхние 15-30 футов земли, известные как вскрышные породы, и сбрасывает их в отвалы в сторону шахты. Затем драглайн выкапывает рудоносный слой (известный как матрица), который состоит примерно из равных частей фосфоритной породы, глины и песка.

Материал Matrix затем сбрасывается в яму, где водяные пистолеты высокого давления создают суспензию, которую затем можно перекачивать на обогатительную фабрику, которая может находиться на расстоянии нескольких миль.На обогатительной фабрике фосфат отделяется от песка и глины.

Фосфат отправляется по железной дороге на отдельный химический завод, где он перерабатывается для использования в удобрениях и других продуктах. Химическая переработка осуществляется на отдельных объектах, которые не регулируются Программой горнодобывающей промышленности и смягчения последствий. Пройдя обогащение, глина перекачивается по трубопроводам в большие водохранилища, известные как зоны осаждения глины, где они и остаются. Песок по трубопроводам перекачивается обратно на выработанный участок и используется для рекультивации.

Каковы стандарты рекультивации фосфатных рудников?

До 1975 года рекультивация заминированных земель не требовалась. Земли, заминированные до 1 июля 1975 года, называются необязательными. Программа необязательной мелиорации земель предоставила финансирование для рекультивации подходящих фосфатных земель, добытых до июля 1975 года.

Законодательное собрание Флориды требует, чтобы все земли, добытые для фосфатов после 1 июля 1975 года, были рекультивированы. Земля, добытая во время или после 1975 года и подлежащая рекультивации, называется «обязательной» землей.Операторы фосфатных рудников должны предоставить в отдел концептуальный план рекультивации. Часть нашей обширной оценки плана рекультивации включает анализ воздействия на количество и качество воды, рассмотрение наилучших доступных технологий и сосредоточение внимания на сохранении среды обитания и ресурсов диких животных.

Стандарты рекультивации фосфатных земель включают создание контуров до безопасных склонов, обеспечение приемлемого качества и количества воды, восстановление растительного покрова и возвращение заболоченных земель к горному типу, природе, функциям и площадям.Нормы рекультивации фосфатных земель подробно описаны в Части II Главы 378, F.S., и Главе 62C-16, F.A.C. Формы, используемые для программы восстановления и инструкции по подаче документов, можно получить в Интернете.

Какие разрешения требуются для фосфатных рудников?

Не существует полного разрешения, охватывающего все аспекты крупных застроек, включая шахты. Для запуска рудника заявителю, возможно, придется учесть требования нескольких регулирующих органов. Чтобы начать строительство, заявитель должен иметь все необходимые разрешения на федеральном, региональном и местном уровнях.Программа горнодобывающей промышленности и смягчения воздействий рассматривает заявки на получение разрешений на природоохранные ресурсы (ERP) и разрешения на использование ресурсов водно-болотных угодий для шахт, а также разрешения штата 404 на горнодобывающую деятельность, которая включает выемку грунта или заполнение водоемов, считающихся государством.

Фосфатные рудники, которые не были включены в концептуальный план рекультивации или заявку на модификацию до 1 июля 1996 г., должны иметь разрешение на использование природных ресурсов. Действия, которые обычно требуют ERP, включают выемку грунта и засыпку на водно-болотных угодьях или над ними или над ними, а также строительство сооружений.Разрешение регулирует строительство, изменение, эксплуатацию, техническое обслуживание, ремонт, оставление и удаление систем управления ливневыми водами, включая плотины, водохранилища, резервуары, сопутствующие работы и работы.

Правила, используемые для реализации ERP, утверждены в соответствии с главой 373, F.S. Действия ERP также подпадают под действие Главы 403, F.S., которая регулирует деятельность, которая может загрязнять грунтовые и поверхностные воды Флориды, включая водно-болотные угодья. Глава 62-330, F.A.C. и «Справочник кандидата», том I, и «Справочник кандидата», том II, содержат объяснения, процедуры, рекомендации, стандарты и критерии для ERP.

Фосфатные рудники, которые были включены в концептуальный план рекультивации или заявку на модификацию до 1 июля 1996 г., исключены из правил ERP. Даже если это унаследовано от ERP, если эта деятельность специально не исключена законодательными актами или правилами, разрешение на ресурсы водно-болотных угодий (WRP) требуется, если проект включает дноуглубительные работы или засыпку, проводимые в, на или над водно-болотными угодьями или другими поверхностными водами штата. WRP выпускаются в соответствии с главой 62-312, F.A.C.

Программа горнодобывающей промышленности и смягчения последствий не обрабатывает промышленные сточные воды, разрешенные для фосфатов.Программа управления фосфором реализует деятельность по разрешению, соблюдению и правоприменению промышленных сточных вод для фосфатной промышленности. Программа регулирует проектирование, строительство, эксплуатацию и техническое обслуживание систем сточных вод из фосфогипса, которые представляют собой системы сточных вод, связанных с химическими заводами, которые перерабатывают фосфатную руду в удобрения.

Отчеты о рекультивации

Требуемый размер рекламации устанавливается законом. Приведенные ниже отчеты суммируют годовой объем рекультивации фосфатных рудников Флориды.

Отчеты о финансовой ответственности

Соблюдение нормы рекламации, указанной в главе 378, F.S., считается соответствующей финансовой ответственностью по обязательствам по рекламации. Представленные ниже отчеты резюмируют статус финансовой ответственности фосфатных рудников Флориды.

Как получить публичные записи?

Вы можете получить список заявок на получение разрешений и концептуальных планов рекультивации, которые в настоящее время рассматриваются в департаменте.Это предоставит номер приложения, который можно использовать при запросе общедоступных записей.

Департамент охраны окружающей среды ведет публичные записи в системе электронного документооборота. Вы можете получить общедоступные записи, касающиеся заявок на получение разрешений, концептуальных планов рекультивации, отчетов и проверок на любом из этих двух веб-сайтов:

Вы также можете запросить общедоступные записи, связавшись с Программой горнодобывающей промышленности и смягчения последствий в MiningAndMitigation @ FloridaDEP.gov или 850-245-8336.

Дополнительные проекты, связанные с фосфатами

IHN

Интегрированная сеть местообитаний (IHN) — это региональный план, в котором изложены руководящие принципы проектирования мелиорации во всем районе добычи фосфатов Центральной Флориды (примерно 1,3 миллиона акров земли). IHN использует концепцию коридора для продвижения проектов мелиорации, которые заменяют дренажные и гидрологические функции и обеспечивают качественную среду обитания диких животных в оптимальных местах.

Проект восстановления реки Верхний Пис / Сэддл-Крик

Проект восстановления реки Верхний Пис / Сэддл-Крик завершен на земле, исторически добываемой для добычи фосфатов. Местное отделение Программы по добыче полезных ископаемых и смягчению последствий вступило в партнерские отношения с другими агентствами для восстановления и управления землями в верхнем бассейне реки Пис, которые добывались для получения фосфатов до 1975 года.

До 1975 года рекультивация заминированных земель не требовалась. Целью проекта восстановления было улучшение гидрологии и экологии участка за счет восстановления водно-болотных угодий.Восстановленная земля управляется для среды обитания диких животных и рекреационного использования как часть района Tenoroc Fish Management.

FIPR

Флоридский институт промышленных и фосфатных исследований (FIPR Institute) — это законодательно созданное государственное исследовательское подразделение в Политехническом университете Флориды. С момента своего создания (как Флоридский институт исследований фосфатов) в 1978 году институт FIPR вырос и превратился в исследовательскую организацию мирового уровня, специализирующуюся на проблемах, связанных с фосфатами, а также на промышленных прикладных науках и технологиях.

Для получения дополнительной информации

Департамент охраны окружающей среды Флориды
Программа горнодобывающей промышленности и смягчения последствий
2600 Blair Stone Road, Mail Station 3577
Tallahassee, FL 32399
850-245-8336 (телефон) / 850-245-8356 (факс)
[email protected]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *